Автоправа
9 сентября 2020, 8:41

Суд рассказал, когда машина останется у добросовестного покупателя

Суд рассказал, когда машина останется у добросовестного покупателя
Мужчина решил продать джип. Для этого он воспользовался помощью знакомого, которому передал иномарку с ключами, брелками от иммобилайзера и ПТС. Посредник машину продал, а деньги собственнику не вернул, за что получил обвинительный приговор по статье о мошенничестве. Можно ли в таком случае истребовать джип от добросовестного покупателя, решал Верховный суд. По словам экспертов, определение ВС существенно меняет сложившуюся судебную практику.

В ноябре 2017 года Роман Сокуров* купил у Анны Кисеевой* подержанный Mitsubishi Pajero 3.0 LWB. Мужчина поставил внедорожник на учет в ГИБДД, а через некоторое время узнал, что сотрудники органов внутренних дел возбудили уголовное дело о хищении приобретенного им джипа. 

Оказалось, что с соответствующим заявлением в правоохранительные органы обратился Сергей Ширяев*, который, согласно бумагам, в октябре 2017 года продал иномарку Кисеевой. Впрочем, сам мужчина факт заключения сделки отрицал. Экспертиза, которую провели в рамках уголовного дела, установила, что подпись Ширяева в договоре купли-продажи с Кисеевой вероятно подделана. В махинациях с машиной заподозрили знакомого потерпевшего - Дмитрия Анохина*. В конце 2018 года суд признал его виновным в особо крупном мошенничестве (Дело № 1-482/2018). 

После вынесения обвинительного приговора Сокуров решил защитить свое право на купленную иномарку. Он обратился в Московский районный суд Нижнего Новгорода с заявление о признании себя добросовестным приобретателем джипа. Истец настаивал, что при покупке машины не знал и не мог знать о ее предполагаемом хищении у Ширяева. Напротив, по мнению Сокурова, обстоятельства сделки свидетельствовали о законности владения автомобилем Кисеевой: при покупке он получил от нее два оригинальных ключа, два брелка от иммобилайзера и ПТС с подписями предыдущих владельцев.

Ответчиком по этому делу выступил Ширяев, который заявил встречный иск к Сокурову и Кисеевой. Он попросил суд признать недействительными договоры купли-продажи, по которым джип сначала перешел к Кисеевой, а потом к Сокурову. Мужчина также потребовал признать за ним право собственности на Mitsubishi и истребовать автомобиль из чужого незаконного владения.

Три инстанции искали волю

Московский райсуд Нижнего Новгорода встал на сторону Сокурова (дело № 2-88/2019). Мужчина не знал и не мог знать о неправомерности отчуждения машины, указала первая инстанция, признав покупателя добросовестным приобретателем. Кроме того, суд установил, что Ширяев состоял в доверительных отношениях с Анохиным и добровольно передал ему автомобиль для продажи. Таким образом, воля Ширяева была направлена на отчуждение иномарки, решила первая инстанция и отказала мужчине во встречном иске.

Апелляция с Московским районным судом Нижнего Новгорода не согласилась (дело № 33-8651/2019). Нижегородский областной суд обратил внимание на преюдициальное значение приговора в отношении Анохина: судебным актом установлено, что внедорожник у Ширяева похитили путем обмана, то есть, помимо его воли. В таком случае добросовестность приобретателя не имеет значения для разрешения спора, установила апелляция, которая отказала в иске Сокурову и истребовала джип в пользу Ширяева. За ответчиком признали право собственности на иномарку. Выводы Нижегородского областного суда поддержал Первый кассационный СОЮ (дело № 8Г-1081/2019).

Хищение по воли: разбирался ВС

Сокуров решил оспорить решения апелляции и первой кассации, обратившись с жалобой в Верховный суд. Рассматривая это дело, тройка судей под председательством Сергея Асташова напомнила: согласно 1 ст. 302 ГК, собственник может истребовать свое имущество от добросовестного приобретателя только если докажет, что оно было у него похищено или выбыло из его владения иным путем помимо его воли.

Апелляция и первая кассация, удовлетворяя требования Ширяева, сослались на приговор в отношении Анохина, который устанавливает факт хищение Mitsubishi. «Между тем понятие «хищение», упомянутое в ст. 302 ГК, должно рассматриваться исходя из обстоятельств передачи имущества и поведения самого владельца имущества, что не было сделано судами апелляционной и кассационной инстанций», - подчеркнули судьи ВС.

Ширяев обратился с заявлением о хищении иномарки только через восемь месяцев после ее передачи Анохину. При этом сделал он это не из-за утраты машины, а потому что не получил за нее встречного предоставления, указала гражданская коллегия.

По мнению ВС, Ширяев намеревался продать свой Mitsubishi. Для этого мужчина передал джип Анохину вместе с комплектом из двух ключей и двух брелоков от иммобилайзера, а также ПТС со своей подписью в качестве прежнего собственника. То есть, воля Ширяева была направлена на отчуждение автомобиля, но Нижегородский областной суд и Первый кассационный СОЮ этого не учли, подчеркнула тройка судей, отменили акты двух нижестоящих инстанций и отправил дело на пересмотр в апелляцию (дело № 2-88/2019). 

Мнение экспертов

ВС наконец-то указал, что ограничиваться преюдициальным судебным актом в делах об истребовании имущества просто так нельзя, приветствует обсуждаемое решение Станислав Петров из Инфралекс Инфралекс Федеральный рейтинг группа Антимонопольное право группа Банкротство группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Транспортное право группа Цифровая экономика группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры - high market) группа Интеллектуальная собственность группа Коммерческая недвижимость/Строительство группа Корпоративное право/Слияния и поглощения группа Налоговое консультирование группа Налоговые споры 4 место По выручке на юриста (Больше 30 Юристов) 6 место По выручке 15 место По количеству юристов : «Необходимо исследовать все обстоятельства, которые свидетельствовали о наличии или отсутствии воли собственника на отчуждение имущества». 

Согласно ранее сложившейся практике, приговор о хищении в уголовном деле – стопроцентное доказательство отсутствия воли на отчуждение имущества в гражданских спорах. В настоящем деле ВС кардинальным образом меняет устоявшийся подход.

Станислав Петров, руководитель практики банкротства «Инфралекс»

Суды зачастую пренебрегают определением фактических обстоятельств передачи имущества и поведения самого «потерпевшего», ограничиваясь ссылкой на судебный акт, которым установлено хищение, говорит Ильи Котлярова из КА Ковалев, Тугуши и партнеры Ковалев, Тугуши и партнеры Федеральный рейтинг группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры - high market) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Страховое право группа Банкротство группа Фармацевтика и здравоохранение группа Корпоративное право/Слияния и поглощения 4 место По выручке на юриста (Меньше 30 Юристов) 27 место По выручке 30-31 место По количеству юристов

Вместе с тем, не всякое хищение в уголовно-правовом смысле предполагает, что изначально имущество выбыло из владения передавшего его лица помимо воли. 

Илья Котляров, советник КА «Ковалев, Тугуши и партнеры»

По мнению преподавателя кафедры гражданского права и процесса НИУ ВШЭ (СПб) Радислава Репина, термин «хищение» в ст. 302 ГК вообще не употребляется в том значении, в каком его принято использовать в уголовном праве. 

Так, например, если хранитель продает доверенную ему вещь, то с точки зрения уголовного права он ее похищает. Но при этом собственник этой вещи все равно не сможет истребовать ее у покупателя по ст. 302 ГК, поскольку с позиции гражданского права он отвечает за выбор своего контрагента, говорит преподаватель кафедры гражданского права и процесса НИУ ВШЭ (СПб) Радислав Репин.

По его словам, для целей ст. 302 ГК под «выбытием имущества по воле» нужно понимать ситуацию, когда:

  • собственник вещи целенаправленно создал видимость того, что у другого лица есть право на ее отчуждение. Например, если он сдал движимое имущество в аренду или передал его на хранение.
  • собственник не создавал такую видимость специально, но она все равно закрепилась за другим лицом. Причем произошло это по обстоятельствам, за которые собственник отвечает. Например, если хозяин небрежно обращался со своей вещью.

В свою очередь, Арам Григорян из Nektorov, Saveliev & Partners Nektorov, Saveliev & Partners Федеральный рейтинг группа Международный арбитраж группа Рынки капиталов группа Цифровая экономика группа Коммерческая недвижимость/Строительство группа Международные судебные разбирательства группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры - high market) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения отмечает, что судебная практика, как правило, признает наличие воли на отчуждение имущества, если:

  • есть договор, который предусматривает передачу права владения иному лицу,
  • есть агентский договор или договор комиссии на реализацию имущества,
  • собственник выдал доверенность с полномочиями по отчуждению имущества,
  • собственник передал комплект документов и иные принадлежности имущества, которые необходимы для подтверждения права владения им, пользования и распоряжения. Например, два комплекта ключей от автомобиля, как это было в деле Ширяева.

При этом в случаях, когда собственник передал имущество другому лицу без заключения договора и оформления каких-либо документов, имеет значение характер их отношений, замечает эксперт. «Как правило, когда речь идет о наличии родственной связи, суды исходят из того, что собственник выразил волю на отчуждение, если только собственник не приведет весомых аргументов обратного», - поясняет Григорян.

* Имена и фамилии участников процесса изменены редакцией.