Репортаж
15 мая 2019, 13:33

Гражданский кодекс: итоги прошлого и перспективы будущего

Гражданский кодекс: итоги прошлого и перспективы будущего
В рамках Петербургского международного юридического форума состоялось обсуждение итогов реформы гражданского законодательства, случившейся пять лет назад. Участники дискуссии рассказали о позитивных итогах реформы, а также согласились — Гражданский кодекс пора перестать реформировать, а путь к дальнейшему совершенствованию лежит в «точечной» настройке практики.

«Мое мнение такое — в общем и целом реформа сказалась крайне благоприятно на судебной практике», — заявил Сергей Савельев, партнер Saveliev, Batanov & Partners Saveliev, Batanov & Partners Федеральный рейтинг I группа Арбитражное судопроизводство Профайл компании . Но и до реформы текст Гражданского кодекса был «достаточно качественный», подчеркнул он. «Реформа своих результатов достигла, и в текущих геополитических условиях мы получили работающие правовые механизмы, которые позволяют структурировать сделки», — согласился Денис Новак, заместитель министра юстиции.

M&A уходит в российское право

По мнению Савельева, достаточно большая удача — это либеральные новеллы в области структурирования сделок M&A. Опционы, возмещение потерь, плата за выход из договора и другие новеллы позволили структурировать сделки безболезненно по российскому праву, не уходя в иностранное право. 

Владимир Путин утвердил поправки в Гражданский кодекс о цифровых правах

Сейчас практика бурно развивается, рынок М&A жив, заявил юрист. Он провел собственное исследование: обзвонил более полусотни юридических фирм и задал им вопрос: каково процентное соотношение сделок M&A по российскому и иностранному праву. Оказалось, что в «ильфах» соотношение — 63% к 37% в пользу иностранного права, но доля сделок по российскому праву растет. В российских фирмах соотношение — 78% к 22% в пользу сделок по российскому праву. «Тут можно сделать оговорки, что дело не только в привлекательности российского гражданского права — есть много факторов, которые могут принуждать уходить в российское право. Тем не менее, рост обнадеживает и радует», — заключил он.

С тем, что сделки M&A все чаще закрываются в российском праве, согласился Сурен Горцунян, управляющий партнер«Рыбалкин, Горцунян и Партнеры». «Конечно, этому способствовали не только изменения Гражданского кодекса, но и «геополитический шторм», и деофшоризация», — подчеркнул он.

Взыскать убытки стало проще. Но все еще сложно

Вторая «удача» по Савельеву — растет количество удовлетворений исков о взыскании убытков за нарушение договора. 

Вы помните плачевную ситуацию, когда взыскивать убытки — это плевать против ветра. Многие раньше выбирали способ оспаривания сделки, но теперь ситуация лучше.

Сергей Савельев, партнер Saveliev, Batanov & Partners Saveliev, Batanov & Partners Федеральный рейтинг I группа Арбитражное судопроизводство Профайл компании

В доказательство своего тезиса он сослался на статистику Суддепа, согласно которой суды удовлетворяют порядка 75-80% исков о взыскании убытков. При этом они удовлетворяют требования на 51 рубль из 100. В 2014 году ситуация была совсем другой — по таким искам в среднем можно было взыскать всего семь рублей из 100. «Всех призываю не бояться идти с иском об убытках за нарушение договора», — резюмировал Савельев.

Но есть и проблемы: реально взыскать через исполнительное производство с физического лица в России очень сложно. Такое мнение высказал Артем Карапетов, директор юридического института «М-Логос». Он подчеркнул: в условиях, когда степень недобросовестности директоров в российских корпорациях выражена ярче, чем, например, в некоторых странах Северной Европы, а взыскать убытки в ходе исполнительного производства зачастую сложно, нельзя «душить» инструменты, когда акционеры могут превентивно заблокировать некоторые сделки — например, с помощью института одобрения сделок.

Добросовестность и новые подходы судей

Гадис Гаджиев, судья Конституционного суда, заявил: все изменения ГК сыграли очень положительную роль. При этом он особенно выделил целую систему норм, которая касается принципа добросовестности.

Он рассказать, как этот принцип применяется в судебной практике. «Происходит некая девальвация от неумения использовать сложные принципы — судьи привыкли использовать традиционные способы решения юридических дел. 

У судей есть святая вера, что для каждого случая есть норма, но жизнь гораздо богаче прописанных истин в догматике, — Гадис Гаджиев. 

Иногда возникают проблемы, коллизия правовых интересов, и нет никаких указаний на то, чем в таком случае руководствоваться. И тут возникает потребность совершенно новой методологии — методология взвешивания. «На моих глазах происходит сращивание цивилистической и конституционно-правовой идеологии — это кажется мне заметным», — заявил Гаджиев.

В качестве примера, известное постановление КС о параллельном импорте — суд использовал в этом деле методологию взвешивания. Суд показал, что нужно предоставить больше правовой защиты российским импортерам, и после этого решения судебная практика изменилась кардинально. «Этот пример мне кажется удачным, чтобы показать, какое большое значение имеет принцип добросовестности», — подчеркнул он.

Денис Новак тоже отметил важность именно того, как судьи принимают решения. По его мнению, любые, даже идеально написанные, нормы, не будут работать, если не получат отклика в судебной системе. Нужно, чтобы методическую основу начали применять в судах — но обычные рядовые судьи пока отстают, подчеркнул Новак.

Судьи пока не могут взять и начать применять нормы так, как этого ждет от них бизнес.

Денис Новак, замминистра юстиции

Но сейчас есть другая возможность — развитие арбитража, уверен замминистра юстиции. «Сейчас важно нам создать работающий арбитраж, пока немножко отстают государственные суды», — заявил он.

«Нужно улучшить судебно-правоохранительную систему»

«Все, что мы делали с Гражданским кодексом в последние годы — это внедрение англосаксонских элементов в наше континентально-советское гражданское право, — рассказал Юрий Любимов, заместитель руководителя аппарата Правительства РФ. — То, что мы пытались сделать — внести элементы свободы договора в очень широком смысле слова».

При этом до последних изменений в России было наше, советское гражданское законодательство для граждан и малого среднего бизнеса, а крупные споры «импортировались» в иностранные системы права — например, в английскую. Единственное, что их привязывало к национальной юрисдикции — место расположения активов и офиса. 

Сейчас уже сделки «среднего» бизнеса переходят в национальную юрисдикцию. Готовы ли мы создать систему, которая позволит нам выйти из этой парадигмы — английское право, английский арбитраж, иностранные юридические фирмы, которые консультируют по английскому праву? 

Нужно улучшить судебно-правоохранительную систему, чтобы она смогла принимать правильные решения по индивидуально прописанным сделкам.

Юрий Любимов, заместитель руководителя аппарата Правительства РФ

Реформы ГК больше не нужны?

«Нужно перестать на данном этапе реформировать, остановиться, поскольку основные проблемные вопросы были закрыты реформой, и есть мнение, что Гражданскому кодексу необходимо «настояться», — подчеркнул Савельев. С ним согласился Новак: «С нашей точки зрения, отсутствует необходимость в коренных изменениях Гражданского кодекса».

Самое главное сейчас — это выработка единообразия судебной практики, уверен Горцунян. Савельев согласен — по его мнению, необходима «тонкая, ювелирная настройка» гражданского законодательства, и эта настройку может провести Верховный суд с помощью разъяснений Пленума.

По мнению Юрия Толстого, профессора кафедры гражданского права СПбГУ, при внесении изменений нужно помнить: стоит задача о кодификации не права, но законодательства. А еще — о том, что публичное и частное право «не отгорожены друг от друга какой-то непроницаемой стеной».