Практика
31 июля 2018, 21:12

Родственники в банкротстве: ВС решил судьбу долга матери перед дочерьми на $3,8 млн

Родственники в банкротстве: ВС решил судьбу долга матери перед дочерьми на $3,8 млн
Бабушка подарила своим внучкам право требования денег с их матери по договору залога. Три инстанции не увидели в этом нарушений, но Верховный суд поправил их и указал: в банкротных делах с участием родственников-кредиторов должен применяться повышенный стандарт доказывания.

История дела

В 2010 году супруги Златко и Марина Винтоняк получили заем на $3,8 млн от матери жены, которые та получила за несколько дней до этого, продав свой дом в одном из поселков на Рублево-Успенском шоссе. Расчеты проходили через банковскую ячейку, из которой Златко сразу после продажи дома забрал $2 млн и положил на свой счет. Через несколько лет мать Марины умерла, а по завещанию права требования денег по договору займа перешли к двум ее внучкам – то есть к детям супругов Винтоняк.

Тогда же имущество Марины Винтоняк арестовали по иску "Дача компани лимитед" на $2,5 млн. Когда в отношении нее завели банкротное дело, Златко Винтоняк попытался включить в реестр кредиторов долг двух дочерей. Один из кредиторов Винтоняк – Антон Смирнов, правопреемник "Дача компани лимитед" – и его представитель из "Проценко и партнеры" Татьяна Проценко настаивали, что покойная мать должницы была врачом в больнице в Орловской области и являлась лишь номинальным владельцем дорогой недвижимости. Суды нижестоящих инстанций исключили требования лишь на $2 млн, которые были внесены в банковскую ячейку. На $1,8 млн движение средств не подтверждено, объяснили суды, ведь вполне можно завещать средства, возврат которых должен быть осуществлен в будущем. Смирнов обжаловал решения в Верховном суде.

Решение ВС: в таких делах необходим повышенный стандарт доказывания

Экономколлегия ВС ввела новый стандарт доказывания в банкротстве

Экономколлегия ВС рассмотрела спор и напомнила о необходимости применения повышенного стандарта доказывания в делах, где должник и кредитор являются аффилированным лицами или просто родственниками. "В условиях конкуренции кредиторов должника-банкрота возможны ситуации, когда спор по задолженности между отдельным кредитором носит формальный характер и направлен на сохранение имущества должника за его бенефициарами: за собственниками бизнеса или за самим должником", – напомнил Верховный суд

Такие споры, как указали в высшей инстанции, характеризуются предоставлением минимально необходимого и в то же время внешне безупречного набора доказательств о наличии задолженности у должника, обычно достаточного для разрешения подобного спора. Кроме того, их отличает пассивность сторон при опровержении позиций друг друга, признание обстоятельств дела или признание ответчиком иска.

В связи с совпадением интересов должника и такого кредитора их процессуальная активность не направлена на установление истины, подчеркнули в ВС. Экономколлегия также отметила, что подобные сделки, совершенные под прикрытием семейных связей, не могут быть оценены как добросовестное поведение, подлежащее судебной защите. А потому ВС направил спор о включении дочерей в реестр кредиторов матери на новое рассмотрение в АСГМ.