Кейс
21 марта 2019, 15:16

В споре «Савушкин vs ОВК» хотят заключить мировое соглашение

В споре «Савушкин vs ОВК» хотят заключить мировое соглашение
В апелляции директору компании удалось доказать, что поручительства на 115 млрд руб. – это обычная хозяйственная деятельность компании, а не крупная сделка, как заявляют миноритарии фирмы. Правда, АСГМ изначально признал сделку крупной. На заседании в Арбитражном суде Московского округа миноритарные акционеры настаивали, что поручительства являются крупной сделкой сразу по двум критериям. Судьи окружного суда, выслушав все доводы сторон, отложили рассмотрение спора на месяц. А спустя этот срок стороны разбирательства заявили о переговорах между собой.

На заседании 21 марта представитель миноритариев, партнер АБ ЕПАМ Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры Федеральный рейтинг I группа Арбитражное судопроизводство I группа Страховое право I группа Антимонопольное право I группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование I группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции I группа Международный арбитраж I группа Рынки капиталов I группа Морское право I группа Финансовое/Банковское право I группа Семейное/Наследственное право I группа Корпоративное право/Слияния и поглощения I группа Банкротство II группа Трудовое и миграционное право II группа Комплаенс II группа ТМТ II группа Коммерческая недвижимость/Строительство II группа Фармацевтика и здравоохранение II группа Транспортное право II группа Налоговое право и налоговые споры II группа Интеллектуальная собственность II группа Уголовное право и процесс II группа ГЧП/Инфраструктурные проекты III группа Природные ресурсы/Энергетика 1 место По размеру выручки на юриста 1 место По размеру выручки 1 место По количеству юристов Профайл компании Дмитрий Степанов, заявил ходатайство об отложении спора (дело № А40-99921/2018) на два месяца: «Стороны начали вести переговоры о мирном урегулировании конфликта, нам нужно на это время». Представитель ОВК, юрист Александр Глейх, подтвердил это и тоже попросил об отложении. Судьи удовлетворили просьбу сторон, назначив следующее заседание на 18 апреля этого года. Председательствующий судья Святослав Нечаев подчеркнул: «Если к этому времени достичь компромисса вам не удастся, то отложим еще раз, суд пойдет вам навстречу». 

Эксперты «Право.ru» о последствиях «мировой» для практики

Партнер КА Делькредере Делькредере Федеральный рейтинг I группа Арбитражное судопроизводство II группа Природные ресурсы/Энергетика Профайл компании Максим Степанчук поясняет, если дело разрешится мировым соглашением, то акты нижестоящих инстанций будут отменены: «Соответственно, для практики те правовые вопросы, которые поставлены в споре, останутся открытыми». Но для сторон конкретного дела их интересы важнее формирования практики, а мировое соглашение может стать решением проблемы для всех, констатирует юрист: «Однако в будущем ОВК будет не застрахована от повторения подобного инцидента».

Вот и Александра Герасимова из ФБК-Право ФБК Право Федеральный рейтинг I группа Трудовое и миграционное право I группа Налоговое право и налоговые споры II группа Антимонопольное право II группа Корпоративное право/Слияния и поглощения II группа Интеллектуальная собственность III группа Арбитражное судопроизводство III группа Коммерческая недвижимость/Строительство III группа Природные ресурсы/Энергетика III группа ГЧП/Инфраструктурные проекты IV группа Банкротство 11 место По размеру выручки 12 место По размеру выручки на юриста 13 место По количеству юристов Профайл компании говорит, что для сторон мировое соглашение – это самый оптимальный вариант урегулирования спора: «Таким документом они минимизируют риски, связанные с судебным усмотрением и последующим обжалованием». По словам Степанчука, утвердить мировое соглашение в кассации может быть проблематично, если его предмет выходит за рамки предмета иска: «Хотя Верховный суд уже давно указывал на допустимость условий соглашения, не связанных предметом иска, суды неохотно следуют этим рекомендациям». Так, в 2016 году окружной суд не готов был утвердить такое соглашение по делу «Вымпелком-Тизприбор», в котором мы участвовали, из-за чего  заседание пришлось отложить, а договоренности свести к предмету иска, вспоминает партнер КА «Делькредере».

Кассация – хорошее время для ведения переговоров. Стороны уже успели повоевать друг с другом, каждая из них выиграла по одной битве и, выходя на финальный бой, понимает, что цена ошибки может быть слишком велика. Разумно сесть в такой ситуации за стол переговоров и попытаться найти взаимовыгодное решение проблем.

Максим Степанчук

А партнер Saveliev,Batanov&Partners Saveliev, Batanov & Partners Федеральный рейтинг I группа Арбитражное судопроизводство Профайл компании уточняет, что судебное мировое соглашение по спору о признании недействительным корпоративного решения невозможно: «Действительность или недействительность решения компании не может быть предметом договоренностей сторон». Поэтому мировое соглашение здесь может быть только внесудебным, объясняет эксперт: «К примеру, сделка о приобретении акций истца, завязанная на определении о прекращении производства по кассационной жалобе». Мир – это всегда лучшее решение для сторон, но для рынка этот мир будет означать оставление в силе постановления апелляции, которое хотелось бы отменить, замечает Савельев: «Для рынка это плохой прецедент». Юрист АБ Линия права Линия Права Федеральный рейтинг II группа Рынки капиталов III группа Антимонопольное право III группа ГЧП/Инфраструктурные проекты IV группа Налоговое право и налоговые споры Кирилл Коршунов подчеркивает, что дела с такими фактическими обстоятельствами встречаются редко, поэтому практика «потеряет» ценный кейс: «В нем обсуждалось три важных вопроса, которые не были до конца раскрыты в практике». Если вопрос с крупностью сделки, который встал в споре ОВК, может подняться во многих других делах, то появления второго вопроса про добросовестность можно ждать долго, резюмирует он: «То же самое касается и вопроса с правом на иск».

История спора  

На заседании совета директоров вагоностроительной компании единогласно решили предоставить поручительства своим дочерним обществам, а когда сумма поручительства превысила половину стоимости активов организации, их одобрение вынесли на собрание акционеров. Благодаря такому одобрению акционеры, которые не участвовали в голосовании, получили возможность продать предприятию свои акции. На их обратный выкуп ОВК должна потратить несколько миллиардов. Такой сценарий развития ситуации гендиректор не предусмотрел и отправился в суд оспаривать решение общего собрания акционеров.

А гендиректор и миноритарный акционер Савушкин оспорил решения собрания акционеров (дело № А40-99921/2018). Он указал, что подобные сделки являются обычной хозяйственной деятельностью компании, которая связана с производством и поставкой грузовых вагонов. Соответственно, эти решения находятся в рамках компетенций генерального директора, а не акционеров, подчеркнул заявитель. Но первая инстанция отказала истцу, сославшись на два основных обстоятельства: Савушкин не смог подтвердить, что эти сделки действительно являются рядовыми для компании, и не доказал, что голосовал против них на собрании совета директоров. Кроме того, АСГМ подчеркнул, что обеспечение обязательств на сумму свыше 115 млрд руб. (более 126% от общей стоимости активов ответчика) – это крупная сделка. 

Апелляция не согласилась с таким решением, отменила акт нижестоящего суда и удовлетворила требования истца. 9-й ААС напомнил позицию Верховного суда из недавнего Пленума «Об оспаривании крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность». Там ВС разъяснил, что любая сделка хозяйственного общества считается обычной, пока заинтересованные лица не доказали иное. А для квалификации сделки как крупной необходимо одновременное наличие двух признаков: качественного и количественного. Первый в спорной ситуации и не учел АСГМ, отметила апелляционная инстанция. Апелляция указала, что за последние три года ОВК выдала уже 22 подобных поручительства, другие холдинговые вагоностроительные компании тоже заключают подобные договоры, а совет директоров в своем заключении не расписал, почему отнес спорные сделки к крупным. Более того, 9-й ААС не посчитал эти сделки взаимосвязанными. «Сафмар» не соглашается с такими выводами и оспаривает их в окружном суде.

Позиция миноритариев

На заседаниях в АС Московского округа представитель третьих лиц, управляющих компаний НПФ «Сафмар», партнер ЕПАМ Дмитрий Степанов разъяснял, что истец Роман Савушкин, как акционер и член совета директоров, голосовал за одобрение сделок как крупных на внеочередном собрании акционеров. Кроме того, ОВК считала одобренные поручительства крупной сделкой до того момента, как управляющие компании фонда попросили о выкупе акции, отмечал юрист: «Только тогда оппоненты прозрели и стали уверять, что сделка не считается крупной». Высказался представитель УК «Сафмар» и по квалификации сделок. Он пояснил, что договоры на 115 млрд руб. превышают стоимость балансовых активов общества: «Если говорить о количественном критерии». Юрист разъяснил и соответствие этой сделки качественному критерию крупной: «ОВК признала, что для них выплата 8 млрд руб. за акции приведет к банкротству. Что тогда говорить о 115 млрд рублей?».

Позиция ОВК

Управляющий партнер АБ «Сикайло, Ромахова и партнеры» Светлана Ромахова в ответ уверяла, что у ее доверителя есть право на иск в этой ситуации: «Он такой же миноритарий, как другие, и может оспаривать корпоративные решения». Адвокат настаивала, что поручительства являются обычной хоздеятельностью. По ее словам, Савушкин на собрании совета директоров не голосовал за вынесение вопроса о выдаче поручительств на внеочередное собрание акционеров: «А в собрании акционеров он не принимал участия».

А представитель ОВК, юрист Александр Глейх, тоже настаивал на том, что решение первой инстанции нельзя оставлять в силе. По его словам, АСГМ в своем акте вышел за пределы исковых требований, так как разъяснил право требовать выкуп акций ОВК миноритариями.

Подробнее об этом деле читайте в нашем спецпроекте «Кейс месяца: ОВКГЕЙТ», а мнения экспертов в отдельном спецпроекте «ОВКГЕЙТ.МНЕНИЯ».