ПРАВО.ru
Практика
9 октября 2019, 18:28

В Клубе Замятнина рассказали о «пределах активности суда»

В Москве прошло очередное заседание Клуба имени Дмитрия Николаевича Замятнина. Темой стала «Состязательность в судебном процессе: соотношение частного и публичного интереса». Участники мероприятия обсуждали, как активная роль российского суда в получении доказательств позволяет эффективно защищать интересы граждан.

Традиционно заседание открыл секретарь Пленума Верховного суда, председатель Совета судей Виктор Момотов: «Интерес, который вы проявляете к нашим заседаниям, – это признак зрелости российского гражданского общества, которое не стремится к «скандализации правосудия» и броским заголовкам, а искренне хочет разобраться в содержании судебной деятельности и понять, куда движется российское правосудие». 

В своём докладе Момотов начал с истории. Он напомнил, что юриспруденции известны как минимум три формы судопроизводства: обвинительный, разыскной (или инквизиционный) и состязательный судебный процесс. Где по очереди превалировали позиции той или иной стороны, однако состязательный процесс – наиболее современная и прогрессивная форма судопроизводства, которая позволяет обеспечить справедливость судебного разбирательства. Состязательность процесса предполагает равенство сторон и разделение функций между судом, обвинением и защитой, а в гражданском судопроизводстве – между судом, стороной истца и стороной ответчика (полный текст доклада).

Правосудие станет подлинно эффективным и состязательным только тогда, когда судья, направляя судебный процесс и принимая решение по делу, не будет поглощён мыслями об обеспечении своего жилья теплом, о поиске средств на обеспечение семьи, о заинтересованности в исходе дела неких групп интересов и других подводных камнях, которые могут вызвать недовольство у средств массовой информации и государственных институтов.

Виктор Момотов, глава Совета Судей

Суду отведена активная роль в получении доказательств, предоставлено право самостоятельно определять предмет доказывания и истребовать доказательства по собственной инициативе. Такие возможности позволяют гражданам эффективно защищать свои права в судебных спорах с органами власти. 

Момотов напомнил о недавних нововведениях, появлении новых судов, обязательном аудиопротоколировании (см. «Новые суды и «процессуальная революция»: руководство пользователя») и о требовании наличия у судебного представителя высшего юридического образования («Опрос: спрашивали ли у вас диплом в суде?»).

67%
В прошлом году удовлетворено столько требований об оспаривании нормативных правовых актов и 48% требований об оспаривании действий или бездействия государственных и муниципальных органов.

Всё это, по его словам, позволит укрепить гарантии состязательности во всех видах судопроизводства. Со стороны Совета судей ведётся работа по выработке норматива судебной нагрузки и его нормативно-правовому закреплению. «В условиях, когда судья вынужден рассматривать десятки дел ежедневно, обеспечить полноценную состязательность весьма сложно».

О равенстве сторон в процессе

Судья Верховного суда Олег Зателепин решил остановиться на моделях судебной системы. Он напомнил, что на сегодняшний день их две: модель активного и пассивного судьи (континентальная и англосаксонская). Главное отличие между ними в том, есть ли у суда возможность собирать доказательства по собственной инициативе. 

Наша модель скорее смешанная, но всё же неконвергентная, считает Зателепин. Например, у нас судья сам не может огласить показания подсудимого на следствии, вызвать свидетеля и так далее. Но сам может назначать проведение экспертиз, может возобновлять судследствие при новых доказательствах.

Нам необходимо законодательно закрепить пределы активности суда. Мне кажется, это можно делать в целях проверки доказательств (в том числе и путём получения новых).

Олег Зателепин, судья Верховного суда

В заключение Зателепин привёл пример из практики. По одному из уголовных дел об убийстве был свидетель, который опознал злоумышленника, подробно всё описал. Всё сходилось, но при этом и этот свидетель, и другие участники дела говорили, что подсудимый был примерно одного роста с потерпевшим. На заседании судья увидел подсудимого: тот оказался очень высоким, а потерпевший, напротив, довольно низкого роста: 193 см против 168 см. По своей инициативе судья назначил экспертизы, просматривал видеозаписи и даже назначил выездное заседание всего состава суда. В итоге такая позиция позволила оправдать человека. 

Состязательность в нашем процессе состоялась, но необходимо не останавливаться на этом, а развивать систему, заключил Зателепин. Его коллега, судья ВС Юрий Иваненко, коснулся равенства процессуальных возможностей в административном процессе.

Кодекс закрепляет равенство всех перед законом и судом при активной роли суда. Мы должны из этого исходить. Суд создаёт условия и принимает меры в том числе по выявлению и истребованию доказательств (ч. 2 ст. 14 КАС).

Юрий Иваненко, судья Верховного суда

Представитель адвокатуры Евгений Ращевский из АБ Егоров, Пугинский, Афанасьев и Партнеры Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры Федеральный рейтинг I группа Арбитражное судопроизводство I группа Страховое право I группа Антимонопольное право I группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование I группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции I группа Международный арбитраж I группа Рынки капиталов I группа Морское право I группа Финансовое/Банковское право I группа Семейное/Наследственное право I группа Корпоративное право/Слияния и поглощения I группа Банкротство II группа Трудовое и миграционное право II группа Комплаенс II группа ТМТ II группа Коммерческая недвижимость/Строительство II группа Фармацевтика и здравоохранение II группа Транспортное право II группа Налоговое право и налоговые споры II группа Интеллектуальная собственность II группа Уголовное право и процесс II группа ГЧП/Инфраструктурные проекты III группа Природные ресурсы/Энергетика 1 место По размеру выручки на юриста 1 место По размеру выручки 1 место По количеству юристов Профайл компании напомнил, что в англосаксонской системе, от которой докладчики призывали уйти, очень большая роль отведена сторонам: «До того как дело попадает судье, должны быть раскрыты доказательства, а это работает». Многие дела просто не доходят до суда, потому что стороны заключают мировые соглашения, резюмировал юрист.