ПРАВО.ru
Практика
30 ноября 2020, 18:42

КС разъяснил роль добросовестности для давности владения

Мужчина более 20 лет пользовался гаражом и землей под ним, после чего попытался оформить его в собственность на основании приобретательной давности. Суды отказали ему, поскольку сочли недобросовестным приобретателем.

Конституционный суд опубликовал постановление по жалобе Виктора Волкова. Он просил проверить конституционность положений Гражданского кодекса о приобретательной давности.

Волков стал членом гаражного кооператива в 1997 году. С этого времени он владеет земельным участком и гаражным боксом, который получил по договору купли-продажи от предыдущего собственника. Тот, в свою очередь, имел на землю права пожизненного наследуемого владения.

В 2018 году Одинцовский городской суд отказал Волкову в иске к гаражному кооперативу и администрации Краснознаменска о признании участка под боксом его собственностью по давности владения. Суд указал, что город относится к закрытому административно-территориальному образованию, а земли там в частную собственность предоставляют в ограниченном числе случаев. Апелляция подтвердила это решение, а кассация указала, что право собственности на основании давности владения не возникло, так как первоначальный собственник не мог законно передать землю по договору купли-продажи. Верховный суд также отказал Волкову в рассмотрении его жалобы коллегией по гражданским делам.

Волков счёл, что п. 1 ст. 234 Гражданского кодекса, который регулирует приобретательную давность, в его правоприменительной практике противоречит Конституции – в частности, нормам о равенстве перед законом, праве частной собственности и праве владеть землей.

Конституционный суд указал, что Основной закон защищает, в числе прочего, и имущественные интересы давностного владельца. Право приобретенной собственности должно реализовываться на основе ясных и предсказуемых юридических механизмов.

КС отметил, что право пожизненного наследуемого владения, как и другие механизмы, было предоставлено гражданам на этапе перехода к частной собственности. Законодатель выразил намерение преобразовать эти земельные отношения в право собственности, и связанные с ними правовые ситуации следует толковать соответствующим образом.

КС отметил, что ст. 234 ГК не раскрывает критерии добросовестности применительно к приобретению права собственности по давности владения. Но ст. 302 ГК оговаривает, что приобретатель, который не знал, что продавец не вправе отчуждать купленное им имущество, действовал добросовестно. Эта статья в определённых обстоятельствах позволяет разрешить спор в пользу добросовестного приобретателя, в то время как для приобретательной давности добросовестность является лишь одним из условий. Наибольшую важность в случае давности владения имеет не единичное событие приобретения, а открытое владение на протяжении долгого времени. 

Разъяснения, которые содержатся в п. 15 постановления Пленума ВС и Пленума Высшего арбитражного суда «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», указывают, что приобретательная давность может относиться и к тем случаям, когда покупатель знал об отсутствии правовых оснований для сделки. Практика ВС также подтверждает такую возможность. Добросовестность в данном случае означает, что лицо вступило во владение собственностью благодаря внешне правомерным действиям. Требование, чтоб в течение продолжительного срока владения оно оставалось в неведении относительно своих прав собственности, было бы чрезмерным, считает КС.

При этом титульный собственник может утратить право на спорное имущество в том числе и из-за того, что на долгое время устранился от владения ею.  В частности, если публичное образование не заявило прав собственности на участок, это говорит о том, что фактически оно в этой земле не заинтересовано.

Ограничение на приобретение по давности владения земельных участков, которые находятся в государственной или муниципальной собственности, ставило бы частных лиц в заведомо невыгодное положение. Это противоречит принципу равенства перед законом, указал КС.

С учётом всего этого Конституционный суд пришёл к выводу, что в ст. 234 ГК есть правовая неопределённость, которая позволяет судам произвольно квалифицировать владение имуществом не как своим собственным и на этом основании отказывать в его приобретении по давности владения. При этом сам по себе п. 1 этой статьи не противоречит Конституции, с той оговоркой что по своему правовому смыслу не позволяет признать право владения по давности недействительным из-за характера первоначальной сделки приобретения.

В связи с этим КС постановил пересмотреть постановления, которые суды вынесли по делу Волкова вразрез с таким толкованием.

Мы в Telegram

Новости судебной системы, свежая практика, резонансные кейсы, инсайды и подробности.

Подписаться