Новости
21 февраля 2017

Верховный суд не поверил судье, которого якобы лишили полномочий "из мести"

Верховный суд не поверил судье, которого якобы лишили полномочий "из мести"
Фото Наталья Мущинкина | www.mk.ru

Дисциплинарная коллегия Верховного суда оставила без мантии судью, утверждавшего, что его дело сфальсифицировано председателем облсуда. Тот якобы мстит за письмо в адрес главы ВС Вячеслава Лебедева, в котором подчиненные пожаловались на плохое оснащение суда.

Судья Александр Глухов работал в Центральном суде Волгограда с 2008 года, в 2014 году стал зампредом. Однако в декабре прошлого года ККС Волгоградской области удовлетворила представление председателя Волгоградского областного суда Александра Подкопаева, который просил досрочно лишить Глухова полномочий.

В представлении сказано, что судья, зная, что осужденный Корчак не отбыл и половины назначенного срока, в феврале прошлого года освободил его досрочно. Еще одно нарушение было в том, что рассматривать просьбу об УДО должен был суд города Камышина, где осужденный отбывал наказание, а не Центральный райсуд, где работал Глухов. Согласно представлению, судья специально этапировал Корчака из колонии в качестве свидетеля по другому делу, чтобы изменить подсудность и применить условно-досрочное освобождение. В результате Корчак с декабря 2015 года по май 2016-го вместо колонии находился в СИЗО. В мае прошлого года апелляция отменила постановление об УДО (дело № 22-1808/2016). ККС посчитала случившееся дисциплинарным протупком, с "грубейшими нарушениями требований закона, определяющих подсудность дела, а также повлекших искажение принципов уголовного судопроизводства".

Кроме того, в представлении сказано, что к исполнению своих обязанностей судья относился недобросовестно, допуская небрежность при составлении процессуальных документов.

Глухов с решением ККС не согласился и сегодня пытался его обжаловать в Дисциплинарной коллегии Верховного суда. По его мнению, ККС не учла ряд положений закона о статусе судей, а также разъяснения Пленума ВС о том, что именно можно считать дисциплинарным проступком. Экс-судья отметил, что он был лишен возможности принять участие в служебной проверке в отношении него, так как она проводилась в "заведомо одностороннем" порядке, чтобы он не смог предоставить пояснения и доказательства.

Упомянул Глухов и том, что дисциплинарное разбирательство глава облсуда Подкопаев инициировал, желая отомстить за письмо главе ВС Вячеславу Лебедеву, в котором в котором Глухов и его коллеги пожаловались на плохое обеспечение суда.

Давний конфликт с председателем облсуда

На заседании Глухов доводы своей жалобы подтвердил, добавив, что отношения с Подкопаевым испортились после того, как он в 2014 году удовлетворил ходатайство следствия об аресте активов местного металлургического завода "Красный Октябрь", с чем глава облсуда не согласился. Тогда, по словам судьи, председатель на совете судей публично отчитал его за это решение. "Все дисциплинарное производство формировалось в тайне от меня и от других руководителей. Все материалы оставлялись в областном суде на длительный срок. Все материалы были сфальсифицированы", – утверждал сегодня Глухов.

"Ну решение-то об УДО вы же вынесли?" – спросил председательствующий Сергей Рудаков. Глухов этого не отрицал, однако пояснил, что перевел осужденного из колонии в СИЗО не просто так.

В декабре 2015 года он рассматривал дело в отношении некого Канденкова, которого обвиняли в сбыте наркотиков. Адвокат обвиняемого попросил вызвать Корчака в качестве свидетеля защиты, поскольку тот якобы мог "сообщить существенные для дела сведения". Глухов ходатайство адвоката удовлетворил, Корчака вызвали, однако на судебное заседание он так и не явился. В итоге дело было закрыто без участия Корчака.

Ходатайство от Корчака об условно-досрочном освобождении поступило лишь через два месяца после этих событий. "Я физически не мог помнить эту фамилию, говорить о том, что я специально взял это дело, абсурдно", – убеждал коллегию Глухов, отметив, что Корчаку не хватило всего 11 дней до момента до отбытия половины срока.

– Вы спрашивали адвоката, для чего именно необходим Корчак? – поинтересовался судья Анатолий Куменков.

Глухов ответил, что защитник обещал "существенные" пояснения со стороны свидетеля.

– То есть вы можете вызвать и с Дальнего Востока свидетеля, если скажут, что он даст существенные показания? – продолжал спрашивать Куменков.

Глухов ответил положительно, но отметил, что пошел бы на такие меры "только, если стороны не возражают".

Судья Галина Гуляева с ним не согласилась, объяснив, что адвокат обязан обосновать такой вызов, но и в этом случае суд вправе отказать. "А сейчас вам говорят, что вызов Корчака не был обоснован", – сказала она.

"О предвзятости не может быть и речи"

Председатель ККС, судья Волгоградского облсуда Светлана Юткина, в свою очередь, настаивала на том, что решение квалифколлегия вынесла законное. "Мы пришли к выводу, что необходимости в вызове свидетеля не было. Сама ситуация была создана для этапирования и для того, чтобы в дальнейшем рассмотреть заявление об УДО", – отметила Юткина, добавив, что если дело закрыли без показаний Корчака, это говорит о том, что он не был нужен как свидетель. Косвенно об умысле судьи могло свидетельствовать и то, что адвокат по обоим уголовным делам был один и тот же.

"Глухов не исследовал дело Корчака. Характеристика, выданная для УДО, не соответствует тем, что обычно выдаются. Там даже нет мнения администрации колонии", – рассказала глава ККС.

– В чем выразился дисциплинарный проступок и в чем его исключительность? – спросил Рудаков.

Юткина пояснила, что судья не должен совершать действия в интересах отдельных лиц. «Здесь очевидно, что все решения были приняты, чтобы освободить Корчака», – считает она.

Что же касается предвзятого отношения со стороны председаетля облсуда, то, по словам главы ККС, об этом не может идти и речи, так как написанное Глуховым в адрес Лебедева письмо "ни на что не повлияло".

Глухов с этим не соглашался и настаивал на своем. "Все это – следствие затянувшегося конфликта, в результате которого Центральный суд уже лишился четырех руководителей. Я признаю, что допустил арифметическую ошибку, просчитался на 11 дней, но это объясняется большой нагрузкой. Говорить о моем умысле неуместно, иногда совпадение – это просто совпадение", – пытался убедить судей Глухов.

Однако коллегия, посовещавшись около часа, решение ККС оставила без изменений.