Новости
9 ноября 2011, 12:00

КС РФ не нашел противоречий Конституции в нормах, позволяющих платить адвокатам по назначению меньше МРОТ

КС РФ не нашел противоречий Конституции в нормах, позволяющих платить адвокатам по назначению меньше МРОТ

Конституционный Суд России высказал свою правовую позицию по вопросу оплаты труда защитников по назначению. Заявитель-адвокат жаловался на то, что действующее законодательство позволяет платить назначенному защитнику менее установленного МРОТ и прожиточного минимума, что противоречит Конституции. Однако КС отказался принять его жалобу к рассмотрению, указав, что работа адвокатов — это особая форма трудовой самореализации, и нормы трудового законодательства, в том числе и гарантированный минимальный размер оплаты труда, на них не распространяются. К тому же суд усомнился в том, что проблема низкого вознаграждения актуальна для заявителя.

С жалобой в Конституционный Суд РФ обратился адвокат Артем Тимушев. Он оспаривал ряд положений закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ", постановления Правительства от 4 июля 2003 г. № 400 "О размере оплаты труда адвоката, участвующего в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия или суда" и других связанных документов, регулирующих порядок и размер вознаграждения назначенных защитников. Ранее Тимушев пытался оспорить эти нормы в Верховном Суде, но потерпел неудачу (мы писали об этом здесь и здесь).

В настоящий момент государство оплачивает участие адвоката по назначению в уголовном процессе в размере от 298 рублей до 1193 рублей за день, в зависимости от сложности и обстоятельств дела. По расчетам заявителя, действующие "госрасценки" позволяют платить адвокату в пересчете на месяц менее установленного минимального размера оплаты труда, а также прожиточного минимума. Соответственно, он предложил Конституционному Суду внести в оспариваемые законодательные акты уточнения, обеспечивающие назначенным адвокатом вознаграждение (в пересчете на месяц) не ниже МРОТ и прожиточного минимума.

В своих расчетах Тимушев взял за основу размер "оплаты по наименее сложным делам, составляющим основную массу уголовных дел". Базовые 298 рублей он помножил на число рабочих дней в году (в 2010 году их было 249), отняв положенный адвокату 31 день "ежегодного оплачиваемого отпуска". Затем из получившейся денежной суммы (5689 рублей) он вычел обязательные платежи в пенсионный и страховые фонды, а также отчисления на общие нужды адвокатской палаты, которые также являются обязательными. В результате получилось, что адвокат, работающий только "по 51-й статье УПК", зарабатывает примерно 4001 рубль в месяц, что значительно меньше МРОТ (на сегодня равен 4330 рублей). Если же вычесть из этой суммы платежи на содержание адвокатского кабинета или коллегии, пишет в своей жалобе заявитель, то вознаграждение защитника по назначению не дотягивают и до 75% от МРОТ.

По мнению автора жалобы, это положение вступает в противоречие со ст. 37 Конституции, гарантирующей гражданам оплату их труда без какой-либо дискриминации и в размере не менее МРОТ (его размер конкретизирован в особом законе). Также заявитель ссылается на ст. 7 Конституции, в которой постулируется социальный характер российского государства, и упоминает Конвенцию Международной организации труда 1970 г. N 131 "Установление минимальной заработной платы", устанавливающую "защиту от неоправданно низкой оплаты труда".

"Конституция РФ закрепляет за каждым человеком право свободно распоряжаться своими способностями к труду, — пишет далее адвокат Тимушев, — например, путем занятия самостоятельной творческой деятельностью без вступления в трудовые отношения (например адвокатской деятельностью)… Человек должен реализовывать свое право на труд в таких условиях, которые не унижали бы его достоинство, а способствовали наиболее полному и гармоничному развитию личности".

Однако председатель Конституционного Суда Валерий Зорькин и 16 судей, подписавшие отказное определение (копию см. здесь), не сочли эти доводы убедительными. Прежде всего, они указали, что "выбор гражданином той или иной формы реализации права на свободное распоряжение своими способностями к труду (заключение трудового договора с работодателем, заключение контракта о прохождении службы, индивидуальная предпринимательская деятельность, приобретение статуса адвоката и пр.), влечет для него определенные правовые последствия", которые, в свою очередь, определяются федеральным законом. Он устанавливает "набор прав, обязанностей, государственных гарантий их реализации и мер ответственности" в зависимости от сути избранного вида деятельности, ее задач и "фактического положения лица в порождаемых этой деятельностью отношениях".

Далее суд отмечает, что адвокаты, в отличие от наемных работников, "самостоятельно организуют работу по выполнению взятых на себя обязательств и несут ответственность за их надлежащее исполнение, сами регламентируют продолжительность своего рабочего времени и степень нагрузки" (здесь судьи ссылаются на Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 12 апреля 2011 года № 550-О-О).  Исходя из такого характера адвокатской деятельности "к ним не применяются гарантии, предусмотренные трудовым законодательством, в том числе гарантии по оплате труда".

КС констатирует, что адвокаты осуществляют публично-правовую деятельность, "реализуя тем самым гарантии права каждого на получение квалифицированной юридической помощи", а труд адвоката по назначению оплачивается из российского бюджета. Государство в рамках своих конституционных полномочий лишь устанавливает "единый порядок оплаты труда адвокатов… по назначению, … [который] в равной мере распространяется на всех адвокатов".

В определении КС особо подчеркивается, что время занятости адвоката по назначению исчисляется в полных днях "независимо от того, был он занят полный рабочий день или только его часть, в том числе небольшую (один – два часа)".

Затем суд отвечает на довод жалобы Тимушева, согласно которому "предусмотренный размер оплаты труда в случае занятости адвоката по назначению каждый рабочий день в течение месяца (с учетом того, что из суммы полученного вознаграждения производятся налоговые и иные обязательные отчисления) меньше МРОТ". Во-первых, пишут судьи, Тимушев не представил документов, подтверждающих, что он работал хотя бы один месяц только по назначению и при этом не имел возможности заниматься чем-то еще. Заметим, что к жалобе прилагались только документы о том, как в декабре 2009 года заявитель два дня проработал по назначению следователя и получил за это 596 рублей. Во-вторых, Тимушев является адвокатом Адвокатской палаты города Москвы, указывает суд, а АПМ не только дает возможность своим членам отказаться от работы по назначению, но и выплачивает дополнительную компенсацию тем, кто на нее соглашается. До апреля 2010 г. эта надбавка составляла 130 рублей за день участия, а сейчас – 150 рублей. "При таких обстоятельствах, — резюмирует суд, — нет оснований полагать, что оспариваемыми заявителем нормами были нарушены его конституционные права".

Что же касается оспариваемого заявителем "Порядка расчета оплаты труда адвоката", утвержденного приказом Минюста и Минфина, говорится в определении, то КС РФ "не наделен полномочиями оценивать конституционность ведомственных нормативных актов". В итоге в принятии к рассмотрению жалобы было отказано — это решение окончательно и обжалованию не подлежит.

Сам Артем Тимушев считает, что КС РФ лишь закрепил право государства волюнтаристски устанавливать порядок оплаты труда представителей отдельно взятых профессий. "Я ведь не денег просил, — объясняет он, — я просил ответить на простой вопрос: какому объективному экономическому критерию соответствует оплата труда адвоката в размере 298 рублей в день? МРОТ? Прожиточному минимуму? Научного обоснования этой цифры в нашем государстве нет и не будет. В этом и заключается дискриминация по профессиональному признаку целой социальной группы".