Мнения
Терсинцева Елена, советник, заместитель управляющего партнера, руководитель практики корпоративного и трудового права Alliance Legal CG
31 июля 2018, 12:23

Убытки есть, а виновных не нашли: должен ли за них отвечать руководитель

Убытки есть, а виновных не нашли: должен ли за них отвечать руководитель
Практика по вопросу привлечения к ответственности руководства компании за убытки разнится. Хотя есть соответствующие разъяснения ВАС, на что судам следует обратить особое внимание, иногда случаются парадоксальные ситуации: убытки доказаны, а виновных нет.

С одной стороны, постановлением Пленума Высшего арбитражного суда Российской Федерации от 30.07.2013 № 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица» даны ответы на ключевые вопросы, касающиеся возможности привлечения недобросовестных руководителей к ответственности. С другой стороны, суды, рассматривающие подобные дела, по-разному воспринимают изложенный в постановлении подход. 

Приведу пример, когда обществу причинены убытки в виде взыскания с него в судебном порядке штрафных санкций за ненадлежащее исполнение договорных обязательств (дело № А60-64428/2017). При этом речь идет о ситуации, когда полностью отсутствуют неблагоприятная рыночная конъюнктура, недобросовестность выбранного контрагента, работника или представителя юридического лица, неправомерные действия третьих лиц, аварии, стихийные бедствия, иные события и т. п. Более того, исполняя обязательства, общество в рассматриваемом случае получило от контрагента не только предварительную оплату, но и «давальческое» сырье. 

Обстоятельства, при которых обществу причинены убытки, в такой ситуации связаны исключительно с недобросовестной работой руководителя и отсутствием контроля за организацией производственных процессов (п. 3 ст. 53 и ст. 53.1 ГК РФ). В вышеназванном постановлении ВАС РФ указано, что арбитражным судам следует давать оценку тому, должно ли было какое-либо действие входить в обязанности директора, в том числе с учетом масштабов деятельности юридического лица, характера соответствующего действия и т. п. (п. 3). 

Однако разъяснения по-разному воспринимаются на практике. Если суд первой инстанции при рассмотрении дела действительно усмотрел вину руководителя, то суд апелляционной инстанции решил применить иной подход. В постановлении 17-го арбитражного апелляционного суда от 17.07.2018 по делу № А60-64428/2017 указано: «<...> оценка требуемых распорядительных и контрольных действий по организации текущей хозяйственной деятельности общества находится за рамками компетенции суда». 

Представляется, что позиция суда первой инстанции более соответствует установкам Пленума ВАС РФ, поскольку сориентирована на оценку действительных обстоятельств дела, включая в первую очередь действия (бездействие) именно руководителя общества, от которых не может не зависеть работа компании. Отрицание же возможности судебной оценки распорядительных и контрольных действий руководителя является, по сути, противоречием позиции Пленума ВАС РФ, что в конечном итоге ведет к объективной невозможности установления вины руководителя общества в причиненных и доказанных убытках. 

В результате в практике случаются парадоксальные ситуации: факт наличия убытков доказан вступившим в законную силу решением суда в рамках хозяйственного спора, а виновных нет, при том что и коммерческих рисков не было, как и форс-мажорных обстоятельств. Разъяснения Пленума от 30.07.2013 № 62 ориентируют на то, что именно суды обязаны определять, действовал ли руководитель в такой ситуации в интересах представляемого им общества разумно и добросовестно, в т. ч. при организации текущей хозяйственной деятельности общества. Иной подход создает атмосферу безнаказанности для недобросовестных руководителей. 

Заслуживает внимания ситуация по делу № А60-49716/2017, когда общество трижды привлекалось к административной ответственности в виде штрафов за непредоставление акционерам общества запрашиваемой информации. При этом судами первой и апелляционной инстанций было отказано в удовлетворении исковых требований акционеров о взыскании убытков с единоличного исполнительного органа, по вине которого это случилось. Именно руководитель в силу закона принимает решение о предоставлении либо об отказе в предоставлении информации по запросу акционера. 

Во всех трех случаях отказ был признан незаконным и необоснованным. Однако на стадии рассмотрения исков акционеров к руководителю о возмещении убытков, основанных на трех фактах привлечения юридического лица к ответственности, суды пришли к неожиданным выводам о том, что сами акционеры и виновны в причинении обществу убытков. 

В решении суда первой инстанции по делу № А60-49716/2017 указано следующее: «<...> именно истцы инициировали административные производства в отношении общества, принимали при рассмотрении административных дел активное участие, настаивали на привлечении общества к ответственности». В сложившейся ситуации суд фактически указал акционерам, чьи права и без того были нарушены, что именно они (не руководитель) способствовали возникновению убытков. В результате руководитель, неправомерно не предоставивший акционерам требуемую информацию, защищается судами, а доказанный факт нарушения прав акционеров, как и доказанный факт причинения убытков в результате действий органа юридического лица, остаются без судебной оценки. 

Подобный подход является свидетельством формирования иной позиции судов, не совпадающей с разъяснениями Пленума ВАС РФ № 62, в том числе и в бесспорных ситуациях привлечения юридического лица к публично-правовой ответственности (налоговой, административной и т. п.) по причине недобросовестного и (или) неразумного поведения директора, а понесенные в результате этого убытки юридического лица могут быть взысканы с директора. Существующие позиции судов говорят о том, что судебная практика при рассмотрении дел о привлечении руководителей к гражданско-правовой ответственности за причиненные убытки неоднородная.