Мнения
Алексей Добрынин, адвокат, эксперт по уголовному праву, партнер коллегии адвокатов Pen & Paper
28 декабря 2018, 9:14

Настольная книга бизнесмена – Уголовный кодекс

Настольная книга бизнесмена – Уголовный кодекс
Каждую неделю мы слышим в новостях победные реляции правоохранителей об очередном обыске, задержании, возбуждении уголовного дела. И речь идёт не о гангстерах и даже не о высокопоставленных коррупционерах – этим в нынешние «новоандроповские времена» не удивить. Аресты предпринимателей – крупных и средних, известных и не очень – вот тенденция современной России.

Я как адвокат могу констатировать, что сейчас настало время тотального правового просвещения – каждый представитель бизнеса детально разбирается в отличиях доследственной проверки от стадии предварительного следствия, а также в разнообразиях мер пресечения и иных уголовно-правовых нюансах. Многие слышали о сроках наказания, как они засчитываются и почему выгоднее посидеть под домашним арестом, чем походить под подпиской. Сегодня в практике любого бизнеса была, есть или будет налоговая, прокурорская, доследственная проверки либо, что печальнее, возбужденное уголовное дело. 

Правоохранительная система последние лет 10 использует свой аппарат принуждения не только для защиты интересов общества и его блага, в том числе от неправомерных действий в сфере предпринимательства, но и для организации чрезмерного и неприкрытого силового давления на бизнес. Это происходит по различным причинам: и из-за коррупции, и из-за личной корыстной заинтересованности сотрудников правоохранительных и контрольно-надзорных органов. Одновременно бизнес и сам использует правоохранительные органы в качестве элемента внутрикорпоративного противостояния. При этом коммерсанты забывают: научив сторожевого пса убивать, в какой-то момент будь готов, что он кинется на тебя. 

Самое неприятное и неожиданное явление последних лет – на арену юридических войн вышли банки. Именно кредитные учреждения стали играть существенную роль в инициации уголовного преследования бизнеса. Например, формальным основанием для возбуждения уголовного дела против бенефициара и генерального директора крупнейшего энергетического холдинга в октябре 2015 года послужило заявление Глобэкс Банка. Причиной обращения стал банальный дефолт: разрыв контрактов с основным заказчиком ФСК ЕЭС, отсутствие финансирования и несвоевременная оплата процентов по договору кредитования. В результате появилось постановление о возбуждении уголовного дела по ст. 159.1 УК (мошенничество в сфере кредитования, то есть хищение заемщиком денег путем представления банку заведомо ложных или недостоверных сведений). Представители банка подали заявление о хищении, при этом продолжая вести переговоры с собственником холдинга о погашении кредиторской задолженности, а не преступного ущерба. То есть одной рукой они писали заявление, называя контрагента мошенником, а другой подписывали с ним любезные бизнес-письма. После возвращения денег банк подтвердил отсутствие состава преступления в действиях бенефициара и генерального директора холдинга, подав соответствующее заявление. Но уголовное дело от этого не прекратилось.

Следом в СД МВД РФ пришел МТС-банк с заявлением о совершении преступления, и появился второй преступный эпизод в рамках возбужденного уголовного дела. Когда и с этим банком были достигнуты договорённости о рефинансировании денег, банк также подтвердил отсутствие в действиях обвиняемых признаков состава преступления. 

Никого не удивлю, сообщив, что обвинительное заключение по уголовному делу было утверждено и направлено в суд. Спустя три года с момента возбуждения уголовного дела апелляция отменила обвинительный приговор генеральному директору холдинга и направила дело на дополнительное расследование. При этом суд установил, что предъявленное обвинение и фактические материалы уголовного дела № 10-6159/2018 далеки от доказательств наличия состава преступления.

Похожая история повторилась недавно с бенефициаром крупнейшего интернет-ретейлера Дмитрием Костыгиным. В результате корпоративного конфликта у общества возникли сложности с соблюдением ковенант, что вынудило Сбербанк заявить о досрочном возвращении предоставленного кредита. Когда требование осталось неисполненным, банк попытался обеспечить возврат денег посредством инициирования уголовного дела в отношении Костыгина по ст. 159.1 УК. В итоге его отпустили под залог, но следствие не закончено.

Такие примеры сегодня множатся. Абсолютно точно нельзя говорить об их качественной составляющей, так как подобного рода уголовные дела обычно несут под собой единственную цель – вернуть деньги в обход установленных в законе гражданско-правовых процедур.