Мнения
Андрей Горленко, ответственный администратор Российского арбитражного центра (РАЦ) при Российском институте современного арбитража
11 января 2019, 10:16

Арбитражное соглашение и арбитрабильность споров: главные разъяснения

Арбитражное соглашение и арбитрабильность споров: главные разъяснения
Под конец года Верховный суд выпустил 50-страничный обзор практики о третейском разбирательстве. Документ стал логичным продолжением развития арбитража в России и формирования проарбитражного подхода в обществе и судебной практике. Остановимся на самых важных блоках: толкование арбитражного соглашения и арбитрабильность.

Обзор (можно скачать) включает 26 пунктов и поделен на четыре смысловых блока: арбитражное соглашение, организация арбитража, арбитрабильность споров и, наконец, оспаривание и принудительное исполнение арбитражных решений. И хотя весь обзор так или иначе имеет важность для распространения профессионального арбитража в России, мы подробнее остановимся на двух вопросах.

Проарбитражный подход к арбитражной оговорке 

Первые девять пунктов обзора посвящены вопросам заключения, толкования, действительности и исполнимости арбитражных соглашений.

Пункты 1 и 2 обзора подчеркивают принципиальное значение для арбитража наличия волеизъявления сторон на передачу их спора в третейский суд. Причем для оценки этого обстоятельства суд может использовать только подлинные экземпляры (или их надлежащим образом заверенные копии) арбитражных соглашений, заключенных любым из предусмотренных законом способов. Способы заключения арбитражного соглашения подробно регламентированы в ст. 7 ФЗ «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации», а также в ст. 7 закона «О международном коммерческом арбитраже».

Верховный суд закрепил автономность арбитражной оговорки. 

Пункт 3 обзора подтверждает принцип автономности арбитражной оговорки, предполагающий, что недействительность основного договора не влечет недействительность арбитражного соглашения, включенного в договор. Автономность арбитражной оговорки, закрепленная в п. 1 ст. 17 ФЗ «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации», является одним из основополагающих принципов арбитража, который позволяет обеспечить соблюдение воли сторон на передачу всех споров, связанных с их правоотношением, в арбитраж.

Суд закрылся, извещение не доставили: ВС обобщил проблемы третейских судов

С этим принципом тесно связан и пункт 9 обзора, по которому отсутствие государственной регистрации в ЕГРН арбитражного соглашения, заключенного в качестве дополнительного к договору аренды недвижимого имущества, не влечет его незаключенность. Кроме того, арбитражное соглашение распространяется и на любого нового собственника арендованного объекта, если он знал о его наличии. Эта позиция ВС РФ, выраженная в деле № А40-29731/2014, также основана на принципе автономности арбитражного соглашения и соответствует как законодательству об арбитраже, так и ранее данным разъяснениям высшей судебной инстанции в отношении сохранения действия арбитражного соглашения при перемене лиц в обязательстве [1].

В части арбитражных соглашений заслуживает внимания также пункт 5 обзора, который признает исполнимость арбитражных соглашений, соответствующих тексту соглашения, рекомендованного арбитражным учреждением. Данная позиция является особенно важной в свете резонансного дела № А40-176466/17, в котором Верховный суд, отказывая в передачи кассационной жалобы и соглашаясь с судебными актами нижестоящих судов, признал неисполнимой арбитражную оговорку, отсылающую к регламенту Международного арбитражного суда при Международной торговой палате (ICC) и в целом соответствующую его типовой оговорке. Включение данного пункта является положительным сигналом, свидетельствующим о том, что ВС РФ придерживается проарбитражного подхода к толкованию типовых арбитражных оговорок в сторону их исполнимости и действительности.

Арбитражные оговорки могут быть альтернативными, но не ассиметричными.

Наконец, обзор затронул вопрос действительности альтернативных и ассиметричных арбитражных оговорок. Согласно позиции Верховного суда, альтернативные оговорки, предоставляющие истцу право по его выбору подать иск в государственный суд или в арбитраж, являются действительными (пункт 6) и не нарушают баланса прав сторон. Вместе с тем асимметричные арбитражные оговорки, предоставляющие право на обращение в государственный суд только одной стороне договора, являются недействительными (пункт 7). При этом важно отметить, что асимметричное арбитражное соглашение не аннулируется целиком – оно является недействительным именно в части «асимметричности». Иначе говоря, если арбитражное соглашение между подрядчиком и заказчиком о передаче споров в арбитраж дополнительно предоставляет подрядчику право обратиться в государственный суд, такое арбитражное соглашение считается альтернативным, то есть предоставляющим право выбора между государственным судом и арбитражем как подрядчику, так и заказчику.

Арбитрабильность споров из корпоративных закупок

В части арбитрабильности наиболее важным является пункт 16 обзора, который закрепил возможность передавать в арбитраж споры из корпоративных закупок, признанную ранее ВС РФ в деле АО «Мосинжпроект» (№ А40-165680/2016). 

В этом деле Верховный суд поставил точку в споре об арбитрабильности споров из договоров, заключенных в соответствии с законом № 223-ФЗ, и прямо признал, что споры из корпоративных закупок являются арбитрабильными [2]. Согласно позиции ВС РФ, при осуществлении корпоративных закупок юридические лица действуют как юридически равноправные, а споры между ними являются гражданско-правовыми. Закон об арбитраже устанавливает в качестве общего правила арбитрабильность гражданско-правовых споров. При этом отдельные категории гражданско-правовых споров – в силу наличия в них публичного элемента – законодатель прямо перечислил в качестве неарбитрабильных в процессуальных кодексах. Учитывая, что споры из корпоративных закупок не названы законодателем в качестве неарбитрабильных, они могут свободно передаваться сторонами в арбитраж.

Споры из корпоративных закупок арбитрабильны.

Кроме того, Верховный суд признал, что сам факт наличия в гражданско-правовом споре публичного элемента (например, использование для оплаты по договору бюджетных средств) не означает, что решение по такому спору противоречит публичному порядку.

Вопрос о возможности передачи споров из корпоративных закупок в арбитраж был одним из наиболее неопределенных в практике государственных судов в 2018 году. Анализ судебной практики показал, что в отдельных регионах России до половины арбитражных решений по спорам из закона № 223-ФЗ отменялись или не приводились в исполнение. В качестве оснований суды указывали как на неарбитрабильность таких споров, так и на противоречие решений, вынесенных по ним, публичному порядку в силу наличия в споре определенного публичного элемента. 

Закрепление в обзоре данной позиции ВС РФ является принципиальным для формирования единообразной и при этом проарбитражной судебной практики по данному вопросу, что, во-первых, позитивно скажется на популяризации и развитии арбитража в России, а во-вторых, позволит уменьшить нагрузку на государство.

[1] Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 № 54 «О некоторых вопросах применения положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации о перемене лиц в обязательстве на основании сделки», п. 31.

[2] Определение ВС РФ от 11.07.2018 №305-ЭС17-7240.