Мнения
Наталия Полякова, директор правовой дирекции РВК
9 апреля 2019, 9:15

Когда товарищей в закупках нет

Когда товарищей в закупках нет
30 октября 2018 года Федеральным законом № 391-ФЗ «О внесении изменений в статью 1 Федерального закона «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц» сняты существовавшие риски полноценного развития инвестиционной деятельности в России, а именно развития в России новой организационно-правовой формы – инвестиционного товарищества.

В России инвестиционное товарищество как организационно-правовая форма и новелла российского права появились в 2011 году во исполнение поручения президента России и с принятием Федерального закона от 28.11.2011 № 335-ФЗ «Об инвестиционном товариществе» (далее – закон об инвестиционном товариществе). Основная цель – использование лучших практик международной венчурной индустрии для внедрения и развития инноваций. 

Аналоги инвестиционного товарищества (далее – ИТ) реализуются не только в России. Подобный инструмент венчурных инвестиций активно используют, например, в Великобритании и США, где он называется «ограниченное партнерство» или «партнерство с ограниченной ответственностью». В рамках ИТ несколько компаний или предпринимателей объединяют средства для совместных инвестиций на венчурном рынке в перспективные высокотехнологичные проекты и определяют управляющего вложениями. Регистрировать юридическое лицо для такой деятельности не нужно. Права и обязанности сторон, формы извлечения и распределения прибыли определяются договором. 

Сегодня договор инвестиционного товарищества (далее – ДИТ) используют не только частные венчурные игроки, но и государственные институты инновационного развития. Среди них – Российская венчурная компания (РВК), «Роснано», Фонд «Сколково» и др. РВК стала инициатором разработки типового шаблона ДИТ для всего венчурного рынка в 2013 году. Опыт указанных организаций свидетельствует о том, что инструмент инвестиционного товарищества может быть эффективным, гибким и в полной мере отвечать целям совместной инвестиционной деятельности. 

Следует признать, что с принятия закона об инвестиционном товариществе существовали риски подпадания инвестиционного товарищества под действие закона о закупках № 223. Да, данный риск существовал, но касался он скорее отбора управляющих товарищей.

В 2016 году Минэкономразвития России дало разъяснение о применении к сторонам ДИТ Федерального закона от 18.07.2011 № 223-ФЗ «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц» (далее – закон о закупках № 223). Позиция министерства была следующая: предметом заключения ДИТ является объединение вкладов и осуществление совместной инвестиционной деятельности участниками такого договора в целях извлечения прибыли, следовательно, положения закона о закупках не должны применяться при заключении ДИТ, то есть отбор управляющего товарища не подпадает под действие закона о закупка № 223. Но если хотя бы на одного участника ДИТ (всего в ИТ может быть до 50 компаний) распространяются положения закона о закупках, то его нормы будут применяться и при заключении управляющим товарищем (от имени всех товарищей или в их интересах) любых договоров на поставку товаров, выполнение работ, оказание услуг. 

Казалось бы, просто письмо – разъяснение Минэкономразвития России, но решением Верховного суда РФ от 22.08.2016 № АКПИ16-574 письма-разъяснения федеральных органов исполнительной власти были признаны оказывающими общее регулирующее воздействие на общественные отношения в сфере госзакупок, распространяющимися на неопределенный круг лиц и рассчитанными на неоднократное применение. 

Наличие товарищей-вкладчиков, а тем более управляющего-товарища подпадающих под действие закона о закупках № 223, при условии что и сами государственные (бюджетные) деньги в общем инвесткошельке отпугивают многих участников от совместных сделок на венчурном рынке, могло существенно снизить активность на рынке венчурных и прямых инвестиций. Более того, привести к полному его коллапсу. 

Попытки РВК и ФИОП «Роснано» разъяснить возникшие риски Минэкономразвития России и добиться принципиального изменения позиции министерства успехом не увенчались. В сложившейся ситуации РВК обратилась в правительство РФ и инициировала внесение поправок в закон о закупках № 223 с целью кардинально решить данную проблему. Главное требование – полностью исключить ИТ из-под действия закона о закупках № 223. 

Уже в конце 2018 года Государственная Дума приняла очень важные для венчурного рынка поправки. Теперь отбор управляющих товарищей и их инвестиционная деятельность не регулируются законом о закупках № 223, а определяются самим ДИТ и законом об инвестиционном товариществе. Регулирование данной сферы инвестиций стало открытым и понятным для рынка, а участие в совместной инвестиционной деятельности институтов развития (субъектов закона о закупках № 223) – обычной историей, а их участие ничем не отличается от иных участников рынка прямых и венчурных инвестиций. 

Казалось бы, одна поправка в ст. 1 закона о закупках № 223. Но для отечественного рынка венчурных и прямых инвестиций эта «формальность» имеет огромное значение. Развитие экономики России требует инвестиций, в том числе и иностранных. Не отпугнуть инвесторов, а максимально заинтересовать и привлечь – это наша общая задача. Тогда добиться технологических прорывов в России будет гораздо легче.