Мнения
Александр Почуев, адвокат, президент МКАгМ "Почуев, Зельгин и Партнёры"
5 апреля 2019, 20:25

Законопроект о введении аукционов по распределению квот добычи крабов противоречит Конституции

Законопроект о введении аукционов по распределению квот добычи крабов противоречит Конституции
Сейчас в Госдуме рассматривают законопроект, который вводит новый вид квот - добыча крабов в инвестиционных целях. Распределять квоты планируют на аукционе а так как свободных сейчас нет, то похоже их намерены отобрать у нынешних владельцев.

На рассмотрении в Государственной Думе РФ находится Законопроект № 02/04/02-19/00088201 «О внесении изменений в Федеральный закон «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов» в части совершенствования порядка распределения квот добычи (вылова) водных биологических ресурсов» (далее - Законопроект). 

Документ предусматривает введение нового вида квот - квоты добычи крабов в инвестиционных целях, которые планируется распределять сроком на 10 лет. Получить квоту можно будет на аукционе в запланированном объеме 50% общего допустимого улова. Однако сейчас свободных объемов (квот) для проведения аукционов нет и чтобы их высвободить законопроект предусматривает фактическое изъятие 50% у текущих владельцев.  Но ведь это грубое нарушение их конституционных прав.

Квоты добычи крабов относятся к имущественным правам. С учетом положений ст. 128 ГК РФ на них распространяется режим защиты права собственности, что, в том числе было подтверждено Конституционным Судом РФ в Определении от 06.07.2001 года № 151-О. 

Европейский Суд по правам человека также признает право на вылов водных биологических ресурсов имуществом по смыслу ст. 1 Протокола № 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, например, в постановлениях от 28.07.2005 года по делу «Алатулккила (Alatulkkila) против Финляндии», от 02.12.2008 года по делу «Гудьонсен (Guðjonsson) против Исландии», от 24.09.2002 года по делу «Пости и Рахко (Posti and Rahko) против Финляндии». 

Согласно ч. 3 ст. 35 Конституции РФ никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда. Принудительное отчуждение имущества для государственных нужд может быть произведено только при условии предварительного и равноценного возмещения. 

По действующим договорам, квоты добычи крабов закреплены в процентном соотношении от общего объема добычи крабов. Предусмотренное Законопроектом уменьшение общего объема добычи крабов на 50% приведет к тому, что текущие владельцы квот смогут выловить в два раза меньше крабов.

Уменьшение государством фактического объема добычи по своей сути является изъятием в понимании ч. 3 ст. 35 Конституции РФ и без равноценного возмещения влечет нарушение конституционных прав текущих владельцев.

Помимо Конституции РФ положения Законопроекта нарушают ст. 1 Протокола № 1 международной Конвенции о защите прав человека и основных свобод, по которой каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права. Дела о нарушении вышеуказанной Конвенции рассматриваются ЕСПЧ и в его практике уже были случаи признания незаконными действий государства по ограничении прав на добычу ресурсов (см., например, постановление ЕСПЧ от 08.06.2018 года по делу «О’Салливан Маккарти Массел Девелопмент Лтд (O’Sullivan McCarthy Mussel Development Ltd) против Ирландии» (жалоба № 44460/16, §88), в рамках которого ЕСПЧ установил факт незаконного вмешательства государства в право собственности путем ограничения лицензии заявителя на вылов личинок мидий). 

Кроме того, Законопроект нарушает конституционный принцип поддержания доверия граждан к закону и действиям государства, который согласно правовым позициям Конституционного суда РФ выражается: 

1) в сохранении разумной стабильности правового регулирования и недопустимости внесения произвольных изменений в действующую систему правовых норм; 

2) в надлежащем гарантировании правового положения субъектов длящихся правоотношений, предоставлении им адекватных временных и иных возможностей для адаптации к изменившимся нормативным условиям приобретения и реализации соответствующих прав и свобод; 

3) в предоставлении возможности, в частности, посредством установления иных механизмов государственной поддержки, в течение некоего разумного переходного периода адаптироваться к вносимым изменениям.

Законопроект не отвечает ни одному из вышеперечисленных пунктов. 

Так, по итогам проведенной в 2016 году реформы Закона о рыболовстве, были предусмотрены положения о пролонгации договоров о предоставлении квот добычи крабов на 15 лет. Во исполнение данных положений в январе 2019 года с участниками рынка были заключены договоры о предоставлении квот добычи крабов сроком до 2034 года.  Однако спустя всего месяц после заключения пятнадцатилетних договоров, на обсуждение был вынесен Законопроект, предусматривающий кардинальное изменение существенных условий договора, а именно - снижение объема вылова крабов в два раза. 

Столь существенные, стремительные и непоследовательные изменения свидетельствуют об отсутствии стабильного правового регулирования и внесении произвольных изменений в действующую систему правовых норм. Законопроект также не предусматривает ни создание переходного периода в отношении лиц, за которыми в настоящее время закреплены квоты добычи крабов, ни создание иных альтернативных механизмов государственной поддержки их деятельности. 

Вместе с тем, заключив пятнадцатилетние договоры и рассчитывая на стабильность регулирования, многие компании взяли на себя кредитные обязательства в целях осуществления инвестиционных программ, включая строительство и модернизацию судов. Размер запланированных инвестиционных программ на ближайшие 7-10 лет превышает 155 миллиардов рублей (при этом часть инвестиционных проектов на текущий момент уже осуществлена). 

В связи с тем, что предусмотренные Законопроектом изменения, ставят участников отношений по добыче крабов в худшее положение, в сравнении с тем, которое могло быть ими ожидаемо, осуществление инвестиционных программ является невозможным. Отсутствие прежних объемов добычи крабов приведет текущих владельцев квот к невозможности отвечать по своим обязательствам, а взятые кредиты будут являться существенным препятствием для их участия в новых аукционах. 

Предоставление квот раз в десять лет будет подталкивать победителей таких аукционов максимально сократить срок возврата вложенных средств и получить максимально возможную прибыль без каких-либо долгосрочных вложений. 

По анализу Института Экономики Российской академии наук от 25.04.2018 года «О последствиях введения аукционов на квоты добычи водных биологических ресурсов на примере камчатского краба Северного бассейна», в случае уменьшения общего допустимого улова крабов (что весьма вероятно), либо отпускных цен на 30% (либо сочетания этих двух факторов), компании в течение десяти лет не только не получат прибыль, но даже не будут способны окупить затраты. 

Принятие Законопроекта приведет к применению серых налоговых схем, браконьерству и затормозит развитие отрасли, о чем в том числе ярко свидетельствует опыт проведения схожих аукционов в 2000-2004 годах.

Кроме того, Законопроект в текущей редакции может привести к исчезновению субъектов малого/среднего предпринимательства, что вызвано их невозможностью конкурировать на аукционах с крупными компаниями. Таким образом, система проведения аукционов приведет не к развитию конкуренции, а, напротив, к монополизации рынка.

Следует также отметить, что рассмотрение Законопроекта происходит с существенным нарушением процедуры принятия законов. Например, вопреки ст. 109 Постановления Госдумы от 22.01.1998 года № 2134-II ГД Законопроект, относящийся к совместному ведению Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, не был направлен в законодательные и высшие исполнительные органы субъектов Российской Федерации для представления отзывов на Законопроект.

Описанные выше нарушения Конституции РФ и порядка принятия законов являются вопиющими, подрывают доверие граждан к закону и действиям государства, а также являются недопустимыми в правовом государстве.