ПРАВО.ru
Мнения
25 декабря 2020, 19:32

Андрей Шпак: "В России нет традиции наследственного планирования"

 Андрей Шпак: "В России нет традиции наследственного планирования"
Партнер практики по оказанию услуг для частных клиентов Tomashevskaya & Partners Андрей Шпак рассказал об особенностях своей работы. В России нет традиций наследственного планирования, и даже состоятельные бизнесмены считают, что вопросы наследства можно решить, просто вызвав нотариуса. Но это вряд ли хорошее решение, если у предпринимателя много счетов и недвижимости в разных странах.

О прошлом опыте

Расскажите о вашем опыте до прихода в фирму Tomashevskaya & Partners Tomashevskaya & Partners Федеральный рейтинг. группа Интеллектуальная собственность (включая споры) группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) группа Управление частным капиталом группа Корпоративное право/Слияния и поглощения группа Международные судебные разбирательства .

Начну с того, что я уже 20 лет занимаюсь налогами. Начинал с корпоративных налогов в ведущих международных компаниях, несколько лет занимался крупными сделками. Постепенно начал работать с частными клиентами. Мне нравится это направление, потому что оно находится на стыке разных дисциплин.

В 2015 году меня позвали в бизнес-школу Сколково - возглавить направление исследований по вопросам преемственности для владельцев капитала Центра управления благосостоянием и филантропии, основателем и идеологом которого был и остаётся Рубен Варданян. Тогда многие ждали бурного роста рынка частных инвестиций, а самое главное - было ощущение, что существующие на тот момент решения и предложения в области преемственности не учитывали российские реалии. Скорее, это было больше похоже на кальку с западных решений. Нужно было понять особенности российских собственников, их проблем и предложить новые решения- вот этим я и занимался в течение нескольких лет.

Вы также работали в компаниях “большой четверки”. Как этот опыт помогает вам сейчас?

Прежде всего  продолжительный опыт работы в глобальных компаниях учит системному подходу. Еще я бы выделил умение давать взвешенные ответы, которые базируются не на твоем личном мнении, а на объективных основаниях. Ну и конечно же это учит эффективному взаимодействию, в том числе с младшими сотрудниками, и, конечно же, с клиентами.

О практике частных клиентов

Какие задачи стоят перед вами в новой компании? Что решение этих задач даст клиентам компании?

Очевидно, одна из моих задач - усилить экспертность направления «семейного офиса» в фирме. Если говорить более конкретно - вести проекты по налогам, международному наследственному планированию, расширить продуктовую линейку family office, заниматься всем спектром проектов, которые уже есть в компании, и конечно же привлекать новых клиентов. 

Еще я бы назвал одной из своих задач - выстраивание диалога с рынком и с клиентами. Для современной компании важно уметь разговаривать с клиентом на его языке, особенно, когда речь идет о частных клиентах. Это специфика частных клиентов - они говорят на своем языке. Нужно уметь их запрос расшифровать, перевести его на профессиональный язык, получить ответы и потом уже снова перевести  их на понятный клиенту язык. 

"Частные клиенты говорят на своем языке. Нужно уметь их запрос расшифровать, перевести его на профессиональный язык, получить ответы и потом уже снова перевести их на понятный клиенту язык".

Другими словами, современная фирма должна говорить на языке клиента, настраиваться с ним на одну волну. Клиент не должен заранее догадываться, к какой области права относится его задача. Мы должны предложить ему оптимальную структуру, которая эффективно решит конкретный вопрос и даст быстрый результат. 

В первую очередь, вы пришли развивать практику по оказанию услуг частным клиентам. Каким вы видите это направление в целом и в чем особенность этой практики в фирме “Tomashevskaya & Partners”? 

Я начну с отличий. Я бы сказал, что направление «семейного офиса», да и вся компания в целом, в первую очередь специализируется не на отраслях права, а на перечне задач клиентов, которые она решает. Будь то передача наследства, сделки по продаже или покупке активов, налоговое структурирование, подтверждение источников происхождения средств для банков, выстраивание нормальных отношений с регуляторами, банками, международными структурами.  Мы смотрим на практику по работе с частными клиентами гораздо шире, чем, наверно, это принято, и в первую очередь мы отталкиваемся от особенностей бизнеса клиента. 

Также важно быть в курсе мировых трендов в области законодательства. Это позволяет предвосхищать многие вопросы и сложности, которые возникают, если не действовать проактивно. Если ты можешь с большой долей уверенности предположить, что будет через год-два, можно заранее, например, структурировать сделки таким образом, чтобы с введением новых законов не пришлось решать новые проблемы. Но для этого нужно постоянно быть в мировом контексте, постоянно проводить исследования, вести диалог с рынком на глобальном уровне. Многие компании этим не занимаются и решают проблемы постфактум. 

Мне нравится подход “нет ничего невозможного”. Это требует другого уровня ответственности, другого уровня заботы о клиентах, принципиально других усилий. 

О наследовании крупных состояний

В России более 100 лет не было передачи по наследству крупных состояний. Очевидно, частные клиенты приходят в том числе и с такими запросами. Какие здесь задачи приходится решать в первую очередь?

Действительно, сейчас мы как раз подходим к этапу, когда такие переходы капитала будут происходить в нашей стране впервые за долгое время. И к этому, фактически, никто не готов: ни рынок юридических услуг, ни сами клиенты. В общем и целом, у нас нет традиции наследственного планирования, многие к этому относятся по принципу Скарлетт О’Хары: “Я подумаю об этом завтра”. Многие клиенты, даже очень богатые, из самого верха списка Forbes, часто считают, что вопросы наследства можно решить, просто позвав нотариуса. При том, что у них огромное количество зарубежных счетов в разных юрисдикциях, движимого и недвижимого имущества.

"Многие клиенты, даже очень богатые, из самого верха списка Forbes, часто считают, что вопросы наследства можно решить, просто позвав нотариуса".

У нас не принято обсуждать вопросы наследования, в каком-то смысле это даже психологический барьер, доставшийся в наследство от СССР. Другой барьер - структура крупного бизнеса. В России это в основном партнерский, а не семейный бизнес, что само по себе усложняет процесс наследования. 

Как можно решить эти проблемы? 

Клиентам я бы посоветовал подходить к этому вопросу пошагово. Не стоит начинать думать о каком-то всеобъемлющем плане преемственности, подготовка которого может занять много лет. Нужно начать с базовых вопросов, провести стресс-тест. Устраивает ли вас ситуация, в которой вы сейчас находитесь? Например, в ходе процедуры наследования замораживаются активы на полгода. Ваша семья готова к этому в  случае форс-мажора? Вот с таких вопросов я бы начинал. 

С другой стороны, я считаю, что юридические фирмы должны создать понятные и удобные для таких клиентов форматы, в которых они могли бы комфортно обсуждать вопросы преемственности. Возможно, стоит создать какой-то инструмент, который позволит клиентам быстро посчитать все расклады и принять хотя бы базовое решение. В любом случае, нужно выводить эту тему из-под негласного табу. 

Практикой по оказанию услуг частным клиентам в “Tomashevskaya & Partners” теперь будут заниматься два партнера: вы и Нелли Томашевская, которая развивает эту практику в фирме уже несколько лет.  Расскажите о корпоративной культуре компании.

Мне нравится управленческий подход, который сложился  в компании и с которым я уже успел ознакомиться. Он предъявляет особенные требования к сотрудникам. Дело в том, что очень часто юристам приходится достаточно рано выбирать конкретное направление деятельности, из которого потом сложно выбраться, даже если на самом деле вам оно не очень нравится. 

Здесь же другой подход. Юристы не загнаны в жесткие рамки. Более того, если вы не готовы заниматься разными направлениями - вряд ли это подходящее для вас место. Конечно, нужно быть экспертом, причем хорошим, в определенном направлении. Но в нашем случае это не конечная станция, а отправная точка. И это касается всех - и младших юристов, и партнеров фирмы. Нет каких-то границ: этим ты занимаешься, а этим нет. Наоборот, приветствуется, когда юристы из одной практики могут при необходимости на время проекта заняться чем-то другим. На самом деле, такой подход диктует время. Если вы хотите выстроить успешную практику по работе с частными клиентами, вряд ли получится работать по-другому.  Но в итоге это дает win-win для всех: юристы развивают свои сильные стороны, получают больше возможностей для развития, а клиенты общаются с профессионалами, у которых есть широкое представление по их вопросам.