ПРАВО.ru
Мнения
партнер Orchards, к.ю.н., адвокат Алексей Станкевич
3 июня 2021, 15:44

Кто ответит за санацию банка

Кто ответит за санацию банка
Начиная с прошлого года юридическая общественность с большим любопытством и некоторой тревогой следит за развитием практики применения нормы, закрепленной в п. 5 ст. 189.23 ФЗ «О несостоятельности» (банкротстве). Под ударом оказались контролирующие лица кредитных организаций. Норма позволила подавать к ним иски о возмещении убытков, причиненных санацией, в том числе, расходов ЦБ, исчисляемых обычно десятками миллиардов. Но круг лиц, которых могут привлечь к ответственности, необоснованно широк, предупреждает в своей колонке партнер Orchards Алексей Станкевич.

Согласно п. 5 ст. 189.23 ФЗ «О несостоятельности» (банкротстве) уполномоченное лицо вправе обратиться в суд с требованием о возмещении убытков, причиненных виновными действиями лиц, контролирующих кредитную организацию, к которой применялись меры по предупреждению банкротства с участием Банка России. 

Под убытками понимаются в том числе расходы, понесенные Банком России при осуществлении мер по предупреждению банкротства, то есть, расходы на санацию банка. Суммы исков по такой категории споров составляют десятки миллиардов рублей.

Два суда — два мнения

Арбитражный суд Москвы (в рамках дела № А40-14903/20) и Арбитражный суд Амурской области (в рамках дела № А04-8278/2019) принципиально разошлись в толковании и применении нормы закона. 

Арбитражный суд Москвы указал, что спорная норма действует с обратной силой,  Арбитражный суд Амурской области пришел к иному выводу. 

АСГМ решил, что факт наступления убытков предполагается, акты Центрального Банка не требуют дополнительного обоснования их целесообразности. АС Амурской области не согласился с этим подходом и подчеркнул, что сами по себе предписания ЦБ не свидетельствуют о недобросовестности и неразумности действий ответчиков, а ЦБ получил корпоративные права в кредитной организации. 

Разошлись позиции судов и по вопросу надлежащего ответчика. Если Арбитражный суд г. Москвы применил общий подход к определению контролирующего лица согласно ст. 61.10 Закона о банкротстве, то Арбитражный суд Амурской области особо отметил, что здесь круг контролирующих лиц ограничен согласно ст. 189.49 Закона о банкротстве. 

Расширение понятия контролирующего лица банка

С таким подходом стоит согласиться. Вместе с тем законодатель, не позволяя судебной системе уходить в сферу творческого толкования, прямо и конкретно изменил норму закона таким образом, что понятие контролирующего лица для целей применения нормы о взыскании убытков стало не просто широким, а неопределенно широким. 

Ответственность за санацию может настичь практически каждого. С 1 июля 2021 года контролирующими кредитную организацию лицами являются:

  • Лица, указанные в ст. 61.10 Закона о банкротстве.

Ст. 61.10 Закона о банкротстве является общей нормой о контролирующих должника лицах. Согласно этому положению, «менеджмент банка» также будет надлежащим ответчиком по требованию о взыскании убытков по ст. 189.23 Закона о банкротстве.

  • Лица, осуществляющие или осуществлявшие контроль в соответствии с Международными стандартами финансовой отчетности.

Согласно этой норме, Международные стандарты финансовой отчетности должны быть признаны на территории Российской Федерации.

Центральный банк в своих актах неоднократно при определении контроля и значительного влияния апеллировал к документу «Международный стандарт финансовой отчетности (IFRS) 10 «Консолидированная финансовая отчетность», который был введен в действие на территории Российской Федерации Приказом Минфина России от 28 декабря 2015 года № 217н. 

Этот международный акт рассматривает «контроль» сквозь призму экономического понимания контроля, используя, к сожалению, совершенно не свойственную юриспруденции терминологию. Так, в основу заключения о контроле лица ставится факт наличия «полномочий в отношении объекта инвестиций». Например, в п. 10 акта установлено следующее: «Инвестор обладает полномочиями в отношении объекта инвестиций, если у инвестора имеются существующие права, которые предоставляют ему возможность в настоящее время управлять значимой деятельностью, то есть деятельностью, которая оказывает значительное влияние на доходы объекта инвестиций».

Термин «значимая деятельность» не встречается в законодательстве РФ и является исключительно экономическим взглядом на отношения к юридическому лицу (объекту инвестиций). 

Экономические критерии

Применительно к полномочиям лица в документе также отмечается: «Чтобы обладать полномочиями в отношении объекта инвестиций, инвестору необходимо иметь существующие права, которые предоставляют ему возможность в настоящее время управлять значимой деятельностью. При оценке полномочий учитываются только реальные права и права, которые не являются правами защиты интересов (см. пункты B22 - B28)».

Такая классификация прав является нетипичной. Термин «реальные права» не находит своего отражения в юридической доктрине и законодательстве.

Иные критерии, необходимые для определения контроля, также имеют ярко выраженную экономическую природу.

Видится спорным само по себе отождествление контролирующих лиц согласно ст. 61.10 Закона о банкротстве и лиц, определяемых по сугубо экономическим критериям, без учета специфики конкретных правоотношений: 

  • лица, определяемые в качестве контролирующих Центральным Банком (пока не доказано иное).

Согласно ст. 57.6 Закона о ЦБ контролирующими лицами будут являться:

  • лица, определяемые самой кредитной организацией на основании ст. 11.1-3 Закона о банках и банковской деятельности согласно критериям ст. ст. 61.10 и 189.23 Закона о банкротстве;
  • лица, которые по мнению ЦБ РФ удовлетворяют признакам ст. ст. 61.10 и 189.23 Закона о банкротстве.

Важно отметить, что включение в данный список можно обжаловать в ЦБ РФ (в качестве досудебного порядка).

Таким образом, ЦБ РФ после 01.07.2021 получает полномочие по определению контролирующего кредитную организацию лица. Ранее этот вопрос решался в суде. 

С учетом того, что размер убытков по данной категории споров является императивным, процедура санации определяется ЦБ, наделение Центробанка еще и полномочием по определению контролирующих должника лиц представляется серьезным вызовом для реализации принципа состязательности. 

Создание очевидной неопределенности в выявлении круга ответчиков по данной категории споров является категорически неправильным и создаст значительные трудности на практике. Есть обоснованные сомнения в соответствии данной нормы закона Конституции РФ.