ПРАВО.ru
Итоги года
30 декабря 2019, 9:02

Главные процессы года: как и кого судили в 2019-м

В уходящем году фигурантами уголовных дел стали известные юристы, журналисты, бизнесмены и экс-чиновники. Адвоката обвиняли в нападении на полицейских, хотя он уверял суд в обратном. Журналисту вменяли покушение на сбыт наркотиков, в то время как он утверждал, что запрещённые вещества ему подбросили из-за написанных статей. Предпринимателям и бывшим чиновникам приписывали многомиллиардные мошеннические схемы, а протестующих судили за неосторожный твит.

Что чувствовал Иван Голунов, когда вместо СИЗО он отправился домой (см. «Дело Голунова»)? Такие же эмоции испытывал Алексей Миняйло, когда с него сняли обвинения в массовых беспорядках (см. «Дело о массовых беспорядках»)? Что миллиардер Майкл Калви взял с собой в автозак (см. «Дело Baring Vostok»)? Как смотрели на своих судей топ-менеджер крупнейшего автодилера России Анатолий Кайро (см. «Дело «Рольфа») и бывший член Совета Федерации Рауф Арашуков (см. «Дело Рауфа Арашукова»)?

Всё это запечатлели фотографии:

Фоторепортаж
Полицейские помогают миллиардеру Майклу Калви выбраться из автозака. Основателя инвесткомпании Baring Vostok привезли из «Матросской тишины» в Басманный суд, с собой он взял пакет из «Ашана». Всего через пару часов его отпустят под домашний арест. Бизнесмена задержали в середине февраля по обвинению в особо крупном мошенничестве. По версии следствия, в 2017 году бизнесмен похитил более 2 млрд руб. у банка «Восточный», который тогда принадлежал Baring Vostok.
«Первое коллекторское бюро» (на тот момент тоже подконтрольно инвесткомпании) задолжало банку 2,6 млрд руб., но вместо денег расплатилось акциями люксембургского фонда International Financial Technology Group. Их реальная стоимость - 600 000 руб., а Калви и еще пять фигурантов дела ее умышленно завысили, считают в СКР. Обвиняемым грозит до десяти лет колонии.
Бывший министр «Открытого правительства» Михаил Абызов знакомится с материалами своего дела за решеткой в зале Басманного суда. Его и еще шестерых фигурантов дела обвинили в организации преступного сообщества и мошенничестве на 4 млрд руб. В основу дела легли сделки 2012-2014 годов, по которым за 186 млн руб. кипрскому Blacksiris Trading Ltd отошли четыре «дочки» «Сибирской энергетической компании» (СИБЭКО).
Кипрский оффшор объединил эти компании с другими фирмами (по версии СКР – однодневками), после чего продал объединенный актив СИБЭКО и «Региональным электрическим сетям» (РЭС) уже за 4 млрд руб. Все предприятия в этой схеме были подконтрольны Абызову, а от действий мошенников пострадали миноритарии СИБЭКО и РЭС, считает следствие. Позднее против экс-министра, который уже больше девяти месяцев находится в СИЗО, возбудили еще два уголовных дела: о незаконном предпринимательстве и отмывании денег.
Бывший топ-менеджер автодилера «Рольф» Анатолий Кайро в коридорах Басманного суда. Он стал одним из фигурантов дела о незаконном выводе за рубеж почти 4 млрд руб. Среди других обвиняемых: основатель автодилера Сергей Петров, его бывший топ-менеджер Татьяна Луковецкая и гендиректор кипрской Panabel Ltd Георгия Кафкалия. В 2014 году подконтрольная «Рольфу» Panabel продала автодилеру акции «Рольфа Эстейта» за 4 млрд руб. Их реальная стоимость в 14 раз меньше – 281,2 млн руб., считают в СКР.
Целью сделки, по мнению следователей, был незаконный перевод денег «Рольфа» на счета кипрской компании, средства потом поступили в распоряжение Петрова. Кайро суд отправил под домашний арест, других фигурантов дела заочно арестовали - они находятся за границей. «Возвращаться туда, где тебе собираются что-то пришить, я не планирую», - прокомментировал Петров. Обвинения, по которым ему грозит до десяти лет колонии, бизнесмен отрицает.
Сотрудник ФСБ и судебный пристав в бронежилетах проводят экс-владельца банка «Югра» Дмитрия Хотина в зал суда. Через пару часов бизнесмена отправят под домашний арест по делу о растрате 7,5 млрд руб. Ещё летом 2017-го банк потерял лицензию, «дыра» в его капитале превысила 160 млрд руб. «Югру» признали банкротом. По версии ее временного управляющего, руководство банка выводило из него активы под видом кредитов. Из всех займов, которые выдавала «Югра», 98% направлялись на финансирование других бизнесов Хотина, утверждает АСВ.
В июле следователи возбудили ещё одно дело против предпринимателя: ему вменили растрату уже 283 млрд руб. По этому делу предстоит допросить более 100 человек и провести несколько сложных экспертиз. Таким образом, общий ущерб от действий мажоритария «Югры» оценили в 290 млрд руб. На эту сумму к Хотину и двум другим фигурантам дела Агенство по страхованию вкладов заявило гражданский иск.
За решеткой в зале суда оказался бывшей сенатор от Карачаево-Черкесии Рауф Арашуков (в центре) вместе со своими родственниками: отцом Раулем (слева) и братом Русланом (справа). Так они встречали продление своего ареста. Экс-сенатора задержали зимой прямо во время заседания Совета Федерации. Следствие настаивает, что он причастен к организации двух убийств. Его также обвиняют в давлении на свидетеля убийства и участии в преступном сообществе. В мае Совфед лишил Рауфа полномочий. Свою вину он не признает.
Вместе с бывшим членом Совфеда задержали и его отца Рауля Арашукова. Он с 2011 года был советником гендиректора в «Газпром межрегионгаз». Арашукову-старшему предъявили обвинение в особо крупном мошенничестве и организации преступного сообщества. По версии следствия, в 2002 году он вместе с подельниками похитил природный газ общей стоимостью более 30 млрд руб. Кроме отца и сына, фигурантами по делу проходят 15 человек. Большинство из них - это друзья и родственники Арашуковых.
Экс-полузащитник «Краснодара» Павел Мамаев во время рассмотрения апелляции на свой приговор. Спортсмен вместе с нападающим «Зенита» Александром Кокориным, его братом Кириллом и их приятелем Александром Протасовицким в октябре прошлого года устроили две драки в центре столицы. Молодые люди сначала на улице избили водителя ведущей Первого канала Виталия Соловчука, а затем в кафе – чиновника Минпромторга Дениса Пака и гендиректора научного центра НАМИ Сергея Гайсина.
В мае этого года братьев Кокориных приговорили к 1,5 годам колонии, Мамаева и Протасовицкого - к одному году и пятью месяцам. В июне Мосгорсуд приговор подтвердил, после чего приятелей этапировали в колонии. Мамаев и Кокорины попали в ИК-4 по Белгородской области, где даже успели поучаствовать в товарищеском футбольном матче (на фото - Александр Кокорин). Но уже в начале сентября спортсменов, а вместе с ними и Кирилла Кокорина освободили условно-досрочно. Мамаев теперь продолжит свою карьеру в «Ростове», а Кокорин-старший - в петербургском «Зените».
Адвокат Михаил Беньяш зафиксировал ссадины на своем лице еще в прошлом году. В октябре 2019-го суд огласил ему приговор по делу о насилии над полицейскими. Юриста задержали осенью 2018-го на митинге в Краснодаре. Пока его везли в ОВД, Беньяш ударил одного правоохранителя в лицо, а другого укусил за руку, утверждали в СКР. Сам адвокат обвинения отрицал, говорил, что это его избили силовики. В защиту обвиняемого выступили сотни адвокатов по всему миру. В итоге суд признал его виновным и назначил 30 000 руб. штрафа.
Эмоции Ивана Голунова после того, как суд отпустил его под домашний арест. Журналиста обвинили в покушении на сбыт наркотиков. При задержании полицейские нашли у него около 4 г мефедрона, а при обыске в его квартире обнаружили ещё 5 г кокаина. Голунов обвинения отрицал, утверждая, что наркотики ему подбросили из-за его материалов. Он публиковал расследования о недвижимости чиновников, похоронном бизнесе, отъёме московских квартир.
У здания столичного ГУВД прошла стихийная акция в его поддержку. Три российские газеты «Ведомости», «Коммерсант» и «РБК» впервые вышли с одинаковыми обложками «Я/Мы Иван Голунов». В итоге экспертиза не нашла следов наркотиков на руках корреспондента. После чего глава МВД Владимир Колокольцев заявил о снятии с Голунова всех обвинений. Из-за этого дела своих должностей лишились два генерал-майора, а также причастные к задержанию журналиста полицейские.
Летом уходящего года в столице прошли акции в поддержку незарегестрированных кандидатов в Мосгордуму. Некоторые из них власти не согласовали. Так, на митинге 27 июля задержали более 1000 человек, 3 августа – более 600. После июльских событий СКР возбудил уголовное дело о массовых беспорядках, за ним последовала череда дел о насилии над росгвардейцами. Позднее дела по обеим статьям объединили в одно, которое получило название «московского». Его фигурантами стали 29 человек, 13 из которых обвинили в беспорядках.
Позднее преследование восьмерых, среди которых и счастливый Алексей Миняйло, прекратили. Действия еще пятерых переквалифицировали на ст. 318 УК (насилие над представителями власти). Суд уже приговорил некоторых фигурантов дела к реальным срокам: Владислав Синица получил пять лет за твит о детях силовиков, Константин Котов – четыре года за нарушение правил проведения митингов, другие - до трех с половиной лет за насилие над силовиками.
Это фото Крестины Хачатурян сделано еще в прошлом году, незадолго до того, как ее вместе с двумя сестрами Ангелиной и Марией отпустили из СИЗО. В начале декабря уходящего года СКР завершил расследование их дела. Девушкам инкриминируют убийство, совершённое группой лиц по предварительному сговору (максимальное наказание - 20 лет колонии). По версии следствия, в июне 2017-го они с ножом и молотком напали на своего отца Михаила Хачатуряна. От полученных ранений мужчина скончался.
Адвокаты настаивают, что действия обвиняемых следует квалифицировать как необходимую оборону: в течение нескольких лет отец систематически избивал дочерей, применял к ним психологическое и сексуальное насилие. Дело вызвало большой общественный резонанс: в защиту сестер прошли митинги и одиночные пикеты по всей стране.