Must-read
10 июля 2018, 8:39

Избежать выгорания: практические советы

Избежать выгорания: практические советы
Когда вам надоест юриспруденция, возьмите отпуск и займитесь чем-нибудь другим: проведите время с семьей и друзьями, попробуйте увлечься спортом, придумайте себе хобби. Если повезет, вы даже осознаете: мир не рухнет из-за выключенного телефона или заваленной письмами почты. Тех, кто пренебрежет этим советом, ждет бессонница, апатия, раздражительность – в общем, профвыгорание.

Профвыгорание и его причины

"У меня первые симптомы выгорания проявились на седьмом году работы. Добившись неплохих результатов в сфере литигации, мне стало скучно. Отчасти это было вызвано тем, что за короткий период я провел несколько громких процессов в ВАС и ВС, после чего споры в нижестоящих инстанциях не вызывали у меня интереса. При этом любой проигрыш стал восприниматься еще болезненней и приводил к разочарованиям", – рассказал партнер КА "Барщевский и партнеры" Павел Хлюстов. Он добавил, что не знаком ни с одним состоявшимся правоведом, который бы за свою карьеру не сталкивался с этой проблемой. Проявляется профвыгорание, по словам члена Совета по взаимодействию с институтами гражданского общества при СФ Евгения Корчаго, в снижении активности, отсутствии желания брать новые дела, появлении чувства безысходности, потере веры в возможность изменить что-то в лучшую сторону. "Выглядит это так, будто в человеке садится батарейка. Он не может позволить себе расслабиться, в итоге постепенно теряет интерес к происходящему, демотивируется, начинает делать не так, как нужно, а как проще", – сообщил партнер "ФБК-Право" Александр Ермоленко. 

Причин профвыгорания множество: бешеный ритм, многозадачность современного юрбизнеса, поток типовых поручений, отсутствие положительной обратной связи от руководства или клиентов, слабые перспективы карьерного роста, усталость и банальная привычка, рутина каждодневного рабочего процесса. Управляющий партнер КА города Москвы "Барщевский и Партнеры" Анастасия Расторгуева уверена: рутинная и однотипная деятельность рано или поздно приводит к тому, что не так уж и хочется морковку в виде премий, бонусов и возможного партнерства. "При этом рутина – не обязательно выполнение технических скучных заданий. Поверьте, любая, даже супер интересная активность рано или поздно может превратиться в рутину. Случится это или нет, зависит исключительно от самого юриста", – считает старший юрист Noerr Анна Сорокина.

В определённый момент я перестала видеть смысл в работе, потеряла к ней интерес. Время стало делиться на работу и настоящую жизнь (по выходным и в отпусках). Это неминуемо сказалось на моей эффективности, КПД упал, а приходить в офис становилось всё тяжелее и тяжелее. Потребовалось продолжительное время и серьёзная работа над собой, чтобы вернуться в конструктивное состояние.

Анна Сорокина, старший юрист Noerr 

Кто в зоне риска

Эксперты утверждают, что профвыгоранию наиболее подвержены уголовные юристы. "Особенность работы уголовного адвоката, специализирующегося на защите, заключается в небольшом количестве побед. Это может выступать сильным демотивирующим фактором, особенно когда ты длительное время бьешься за своего клиента, а в итоге он получает обвинительный приговор", – говорит партнер АБ "Забейда и партнеры" Дарья Константинова. С ней согласился Корчаго: "Из-за создаваемых органами правопорядка и судами ситуаций, при которых складывается ощущение максимально низкой эффективности работы защитника по уголовным делам либо адвоката в спорах с органами госвласти, появляются мысли просто уйти из профессии". 

Адвокат, управляющий партнёр АБ "Забейда и партнеры" Александр Забейда рассказал, почему так происходит: "Несмотря на то, что адвокат может сам выбирать, какими делами ему заниматься, карьера специалиста в соло-практике имеет свой потолок. Частнопрактикующему адвокату можно расти, достигая существенных результатов и, как следствие, увеличивая качество своих клиентов, а затем и цену за услуги. Однако в отсутствие команды бесконечно повышать цену не получится. Не доверяя другим и не имея желания делегировать свою работу, адвокат рискует надолго застрять на одном уровне. Затем уходит интерес и приходит лень, вследствие чего глаза потухают". По мнению Забейды, профессиональное выгорание также свойственно следователям: "Им, как правило, внутри системы внушают, что на гражданке они никому не нужны и нет смысла куда-то рыпаться. В пример приводят соседа по кабинету, который уходил, а потом вернулся, но уже с понижением в должности, так как его ставку занял другой. Если работник находится на должности уже длительное время, а перспектив карьерного роста нет, он начинает думать, как досидеть до пенсии без происшествий, а потом строить альтернативную карьеру сотрудника безопасности или адвоката". 

В моей жизни был такой момент, когда я перешел на новое место работы и объем задач резко увеличился. Я долго не мог заснуть по вечерам, по два-три часа перебирал мысли в голове, а утром не чувствовал себя отдохнувшим, быстро утомлялся, был крайне раздражительным и часто болел. Длилось это примерно в течение года.

Владимир Китсинг, партнер МКА "Князев и партнеры"

Как бороться с выгоранием

Каждый, кто сталкивался с профвыгоранием, предлагает свой метод.

Сменить деятельность

Чтобы заново воодушевиться своей работой, юристу, по мнению Расторгуевой, нужно изменить сферу деятельности (например, в части отрасли или практики), свои обязанности или полномочия. Например, если юрист был занят делами преимущественно одной категории, то привлечение его к другим делам может профессионально взбодрить. Когда специалист работает давно, надо постараться дать ему большую самостоятельность и одновременно ответственность. Эффективно способствовать профессиональному росту сотрудника, поощрять его научную или преподавательскую деятельность, а также наставничество. В идеале желательно не забывать про необходимость поддержания соревновательного духа. "Не нужно давать себе надолго оставаться в зоне комфорта. Советую регулярно ставить новые цели и задачи, расширять горизонты своей картины мира", – заявил Забейда. "Если посмотреть назад на мой опыт и на опыт коллег, можно сделать вывод, что спасением от профвыгорания будет обычное разнообразие. Проекты, клиенты, задачи, цели, сферы и юрисдикции, в которых вы себя реализуете как юрист – все должно быть разным, меняться. Это ведь интересно, это обогащает", – считает партнер "Яковлев и партнеры" Кира Корума. Когда Хлюстов столкнулся с профвыгоранием, он стал намного больше времени уделять исследованию судебной практики и чтению профессиональной литературы: "Это помогало повысить уровень теоретических знаний и в то же время насладиться красотой разрешения конкретных споров. Дополнительно мне захотелось сделать что-то полезное для коллег, и я начал работу над энциклопедией правовых позиций ВС и ВАС по вещным спорам. К настоящему времени вышло уже две книги. Несмотря на тот факт, что процесс обобщения и анализа правовых позиций оказался очень трудоемким, он мне интересен и помогает отвлечься от рутинных профессиональных забот". А Сорокиной для возвращения энергии не потребовалось даже менять работу: "Было достаточно просто выйти из зоны комфорта и открыться новому, а именно пойти учиться. Для меня лично выгорание начинается там, где заканчивается развитие, где человек подсознательно подводит черту под своим опытом и знаниями, останавливается на достигнутом и начинает относиться к своему делу как к простому набору задач, которые надо выполнить".

Полюбить свою работу

"У меня никогда не было профессионального выгорания в силу того, что я очень люблю свою профессию и наша любовь всегда была, есть и будет взаимной", – уверена советник "Муранов, Черняков и партнеры" Ольга Бенедская. По мнению партнера КА "Ковалев, Тугуши и партнеры" Сергея Патракеева, выгорает человек, который постоянно решает задачи в условиях стресса и не имеет возможности прочувствовать награду за успех. Тот же, кто получает от своей работы удовольствие, не выгорает. Соответственно, чтобы не выгореть, надо заняться тем, что будет в удовольствие. "Хорошо помогает осознание мысли: если из профессии уйдут неравнодушные люди, которым не плевать на проблемы доверителей, то кто будет пытаться менять существующую систему? Ведь дорогу осилит идущий. После этого, как правило, происходит ситуация, в которой удается добиться чего-то существенного и помочь кому-то из доверителей в практически безнадежном деле", – сообщил Корчаго. А Хлюстов заявил, что после профвыгорания стал более скрупулезно выбирать дела, прежде чем взяться за них: "Если раньше мне было достаточно наличия правовой позиции по делу, то теперь я стал обращать внимание, действительно ли мне будет интересно вести этот спор. В итоге процент сложных и интересных дел существенно вырос. Конечно, не все такие дела удавалось выиграть, но победа приносила несоизмеримое удовлетворение".

Взять отпуск, больше времени проводить с семьей и друзьями, высыпаться 

Одной из причин выгорания является большое количество времени, проведенное на работе: человек рано встает, поздно ложится, теряет концентрацию. "Поэтому нужно выключать телефон хотя бы перед сном и высыпаться", – уверен управляющий партнер "Надмитов, Иванов и партнеры" Александр Надмитов. Такой же совет дал Патракеев: "Многих это, наверное, удивит, но без их активной переписки мир не рухнет и даже работа не остановится". В "ФБК-Право", по словам Ермоленко, стараются давать каждому сотруднику 2 или 4 отпуска в год в общей сложности на 4 недели. "Смена обстановки положительно влияет на мышление. Иногда нужно абстрагироваться от проблемы или сложного кейса, сделать паузу, провести время с семьей, отправиться в путешествие", – уверен руководитель уголовной практики BMS Law Firm Тимур Хутов. "Важно определить для себя правильный баланс между работой и личной жизнью. У меня это не всегда получается, но меня спасает общение с близкими и друзьями. Вообще контакты с людьми из других профессий и сфер жизни бесценны", – заявила Корума.  

Когда в твоей практике случаются победы, даже небольшие, это дает сильный заряд не опускать руки, а двигаться дальше с той же энергией, прикладывая при этом все свои усилия. Если у меня плохое настроение, я вспоминаю фразу из книги "Убить пересмешника": "Мужество — это когда заранее знаешь, что ты проиграл, все-таки берешься за дело и наперекор всему на свете идешь до конца. Побеждаешь очень редко, но иногда все-таки побеждаешь.

Дарья Константинова, партнер АБ "Забейда и партнеры"

Придумать хобби

Хобби отлично помогает справляться со стрессом, именно поэтому оно так популярно у юристов. Некоторые предпочитают спокойные и творческие занятия, например рисование. "Я рисую с детства, в 10 лет даже была иллюстратором в издательстве АСТ. Тогда я в основном занималась графикой. Сейчас все чаще рисую людей на долгих совещаниях казенными ручками на казенных блокнотах. Надо сказать, что это происходит в основном на автомате и не мешает ни слушать, ни говорить", – призналась проректор МГЮА по учебной и методической работе Екатерина Тягай. "Мое хобби на протяжении всей жизни – это живопись. Не так давно я увлеклась fashion иллюстрацией. Сначала подруги просили советы по выбору фасона и ткани для платьев, я начала рисовать эскизы, а потом как-то незаметно взялась за шитье. Сначала это было, скорее, декорирование, а сейчас перешло в пошив одежды. Для меня это замена рисованию. Процесс сам по себе творческий, да и какая девушка не любит наряды? Сейчас занимаюсь с преподавателем, так как хочется реализовывать задумки, которые из простых превратились в многослойные", – рассказала адвокат ЮК "Митра" Алина Зеленская. А адвокат, руководитель практики "Рынки капитала", управляющий партнер "Андрей Городисский и партнеры" Андрей Городисский в 2000 году так увлекся подводной фотографией, что за эти 18 лет погружался с камерой практически во всех наиболее интересных для фотографа акваториях. "Подводная фотография – это потрясающие путешествия в самые восхитительные и экзотические уголки планеты. Это многочисленные встречи с сильными, добрыми и улыбчивыми людьми разных национальностей и цвета кожи, которые стараются помочь тебе добиться успеха. Это возможность увидеть своими глазами удивительную красоту подводного мира и его обитателей. Наконец, это верные и веселые друзья из нашего подводного клуба, с которыми мы колесим по всему свету", – описывает Городисский. В прошлом году в ЦДХ даже прошла его персональная выставка "Уровень моря", на которой была представлена коллекция фотографий, собранных из 60 с лишним стран.

Заняться спортом

Многие сходятся во мнении, что лучшее средство от выгорания – занятия спортом. Дело в том, что для больших нагрузок нужен регулярный источник энергии и спорт с этим здорово справляется. Среди юристов очень популярен парусный спорт. "С 2013 года я открыла для себя мир яхтинга и с тех пор сходила в 10 походов, приняла участие в семи регатах, в трех из которых была организатором, и трижды заняла первое место в составе экипажа. В общем, 2000 морских миль позади. Парус для меня – невероятная свобода и постоянное развитие, тренинг терпения и выносливости, умения работать в команде. Это гарантия от профессионального выгорания, поскольку нельзя одновременно работать на шкотах и думать о судебных процессах", – считает председатель московской КА "Юлова и партнеры" Елена Юлова. Управляющий партнер АБ "Коблев и партнеры" Руслан Коблев начал заниматься парусным спортом более 10 лет назад: "Тогда я в команде Московского клуба адвокатов принял участие в Открытом чемпионате России по парусному спорту. С тех пор в составе команды бюро я неоднократно участвовал в различных регатах. В прошлом году на палубе получил серьезную травму, но вместо того чтобы отказаться от этого увлечения, решил сменить парусную яхту на моторную. Я рассчитываю построить на европейской верфи собственную яхту и управлять ей самостоятельно без шкипера". В компании "ИНТЕЛЛЕКТ-С" яхтинг – коллективное хобби. "Его инициатором был управляющий партнер Евгений Шестаков, которого как-то раз заманили на любительскую регату, а потом он уже сагитировал остальных. Гоняемся в основном на озерах возле нашего города [Екатеринбург – ред.], но раз в год выезжаем в теплые края: Турцию, Кипр, Италию – где берем яхту в аренду. Мы уже участвовали и побеждали в любительских регатах под предводительством профессионального шкипера", – сообщил руководитель практики ВЭД и МЧП "ИНТЕЛЛЕКТ-С" Александр Латыев. Он уверен, что яхтинг развивает навыки работы в команде и интеллектуальные способности, – недаром его называют шахматами на воде.

Обратиться к врачу

Если ничего из вышеперечисленного не помогает, стоит получить консультацию специалиста в этой области. Адвокат, партнер МКА "Князев и партнеры" Владимир Китсинг рассказал, как из-за смены места работы и большого объем задач у него случилось профвыгорание, справиться с которым помогли медики. После обследования ему поставили диагноз "хроническая усталость", дали рекомендации по изменению графика работы, питания, регулярным занятиям спортом, а также настояли на срочном переключении деятельности минимум на четыре недели. "Я уехал на месяц на море, по возвращении начал регулярно заниматься спортом, изменил режим питания (4–5 раз в сутки небольшими порциями) и график работы (суббота и воскресенье у меня стали строго временем для семьи и отдыха). Так врачи научили меня накапливать и восстанавливать силы. И хотя работы все еще было достаточно много, я изменил к ней подход – мир не рухнет, если я не успею чего-то сделать сегодня, куда-то опоздаю или не сделаю это в самом лучшем виде. Ушла постоянная напряженность, что я что-то не успею сделать или сделаю не так. Возможно, это звучит немного странно для юриста, который должен все делать в лучшем виде, но, как ни странно, качество работы при таком подходе не ухудшилось. Просто я разрешил себе делать ошибки, и этих ошибок стало меньше", – признался Китсинг.