Практика
10 октября 2018, 8:19

Смарт-контракты: как они работают и зачем нужны

Смарт-контракты: как они работают и зачем нужны
Пока одни компании формируют очередную папочку для бумажных договоров, другие сдают в аренду автомобили и заправляют самолеты в несколько кликов – с использованием умных контрактов. Это не только модно и технологично, но и быстро, безопасно, конфиденциально. Тем не менее большинство юристов относятся к смарт-контрактам настороженно.

Принцип работы

Смарт-контракт («умный контракт») – это компьютерная программа, которая отслеживает и обеспечивает исполнение обязательств. Стороны прописывают в нем условия сделки и санкции за их невыполнение, ставят цифровые подписи. Умный контракт самостоятельно определяет, все ли исполнено, и принимает решение: завершить сделку и выдать требуемое (деньги, акции, недвижимость), наложить на участников штраф или пеню, закрыть доступ к активам.  

«Если максимально упростить, смарт-контракт работает по принципу вендингового аппарата. Внес деньги, нажал на кнопку, а тебе вывалилась банка с кока-колой», – рассказывает управляющий партнер юртех-компании «Симплоер» Антон Вашкевич. Если смарт-контракту нужно взаимодействовать с внешним миром (банками, реестрами и др.), используют оракулы – сервисы, которые отвечают за подключение к источнику данных. С помощью оракула умный контракт получает доступ к информации в онлайн-режиме и может узнать текущий курс валют, изменение цен, статус платежа. «Оракулы сообщают смарт-контракту о наступлении того или иного события, которое влияет на исполнение программного алгоритма. Поэтому возникает определенная зависимость контракта от внешних источников данных и есть возможность злоупотреблений с их стороны», – отмечает партнер Пепеляев Групп Пепеляев Групп Региональный рейтинг I группа Налоговое право и налоговые споры II группа Корпоративное право/Слияния и поглощения III группа Коммерческая недвижимость/Строительство Федеральный рейтинг I группа Трудовое и миграционное право I группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование I группа Фармацевтика и здравоохранение I группа Семейное/Наследственное право I группа Налоговое право и налоговые споры I группа Интеллектуальная собственность II группа Антимонопольное право II группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции II группа ТМТ II группа Коммерческая недвижимость/Строительство II группа Финансовое/Банковское право II группа Корпоративное право/Слияния и поглощения II группа Банкротство III группа Арбитражное судопроизводство III группа Международный арбитраж III группа Природные ресурсы/Энергетика Николай Солодовников.

Можно сделать смарт-контракт самостоятельно (если владеешь программированием) или обратиться в специализированную компанию. «Прочитать» умный контракт сможет только IT-специалист, поскольку он написан на языке программирования. Иногда стороны дописывают в код комментарии на родном языке («while (!deadlineOfContract && !problemsWithProperty) // Если не наступил срок окончания договора и имущество находится в надлежащем состоянии»). «Смарт-контракт – разновидность письменной формы сделки. Код – это всего лишь форма, в которой стороны зафиксировали свою волю. Закон не запрещает фиксировать волю не только на естественном языке», – считает Вашкевич.

                                         Внешний вид смарт-контракта:

  

Фото из книги А. Вашкевича «Смарт-контракты: что, зачем и как»


Можно прописать в умном контракте все стадии сделки или отдельную часть. В зависимости от этого он может быть:

  • полностью автоматизированным, без бумажных носителей;
  • частично автоматизированным, с копией на бумажном носителе (в таком случае нужно заранее договориться, у кого приоритет в случае несоответствия – у кода или текста);
  • частично автоматизированным, преимущественно на бумажном носителе (например, если умный контракт регулирует только расчеты, а порядок разрешения споров, заверения об обстоятельствах и т. д. содержится в договоре на естественном языке. Кстати, это наиболее популярная модель).

Язык программирования смарт-контракта зависит от технологии. Если планируется использовать технологию распределенных реестров (блокчейн), есть смысл выбирать Solidity (используется в Ethereum), Go (используется в Hyperledger fabric), Java, Kotlin (Corda R3).

                  Характеристика существующих блокчейн-платформ:

  

Фото из книги А. Вашкевича «Смарт-контракты: что, зачем и как»

Использование

Эксперты утверждают: можно автоматизировать что угодно, но это будет дорого и бессмысленно. Смарт-контракты разумно использовать для типовых, повторяющихся сделок (поставка, аренда, обеспечение тендеров, аккредитивы, гарантии, лицензионные платежи), исполнение которых легко отследить. Если информация для совершения таких сделок уже оцифрована или сделка основана на открытых данных (например, ЕГРЮЛ и ЕГРП), составить и исполнить смарт-контракт еще проще. 

Большой потенциал у умных контрактов, взаимодействующих с интернетом вещей. Близкий по смыслу пример – каршеринговые компании: машину открывает приложение после совершения оплаты, а отслеживает GPS-датчик. Похожим образом может работать арендный смарт-контракт: ежемесячный платёж будет поступать на счет арендодателя в течение всего действия договора, но если деньги вовремя не внести, автоматический дистанционный замок заблокирует арендатору доступ в арендуемое помещение. Использование умных контрактов для проведения голосования исключит любые фальсификации и обеспечит максимальную прозрачность процесса, а при кредитовании – автоматически заблокирует счет должника в случае просрочки платежа и не позволит ему залезть в долги. При составлении завещания посредством смарт-контракта не понадобится нотариус.

LegalTech: скоринг в России и за рубежом

В декабре 2016 года Альфа-банк совместно с S7 Airlines первыми в России провели расчёты с контрагентом с использованием смарт-контрактов. Авиакомпания внесла в обслуживающий ее банк согласованную сумму, в момент подачи заявки на аккредитив деньги списались со счета, а после поставки услуг и предоставления документов об этом поступили на счет исполнителя. Особенностью сделки является использование сразу двух смарт-контрактов в системе Ethereum: один нужен для открытия аккредитива, второй – для закрытия. Это снизило вероятность возникновения ошибок в коде, защитило интересы участников сделки и увеличило ее прозрачность.

Затем S7 Airlines разработала блокчейн-платформу для автоматизации торговых операций и запустила на ней сервис для расчетов с агентами, которые продают авиабилеты. А в августе 2018 года Альфа-банк совместно с S7 Airlines заключили смарт-контракт с оператором авиатопливного рынка «Газпромнефть‐Аэро». Этот контракт содержал информацию об объеме и стоимости топлива для самолетов авиакомпании. После того как командир воздушного судна запрашивал у оператора точный объем топлива, необходимый для выполнения рейса, онлайн-заявка для резервирования соответствующей суммы направлялась в Альфа‐банк. Моментальное подтверждение из банка запускало старт заправки. По ее окончании средства списываются, а в коммерческие службы сторон поступала информация о закрытии сделки со всеми документами. Смарт-контракт был разработан на блокчейн‐платформе Hyperledger. Новая технология позволила повысить скорость расчетов и минимизировать финансовые риски, поскольку ей не нужна предоплата и банковская гарантия. 

По-сути, на этом распространение смарт-контрактов в России заканчивается. Так, никто из опрошенных нами юристов-консалтеров еще не работал с умными договорами, хотя многие признают их важность. «Сама по себе технология весьма перспективна для рынка профессионального консалтинга, и в дальнейшем мы планируем развивать компетенции в этой области и предлагать нашим клиентам полный спектр услуг», – говорит старший юрист VEGAS LEX VEGAS LEX Федеральный рэнкинг I группа Коммерческая недвижимость/Строительство I группа ГЧП/Инфраструктурные проекты I группа Транспортное право I группа Природные ресурсы/Энергетика II группа Арбитражное судопроизводство II группа Антимонопольное право II группа Корпоративное право/Слияния и поглощения II группа Налоговое право и налоговые споры II группа Банкротство III группа ТМТ 4 место По размеру выручки 5 место По размеру выручки на юриста 3 место По количеству юристов Профайл компании Федеральный рейтинг I группа Коммерческая недвижимость/Строительство I группа ГЧП/Инфраструктурные проекты I группа Транспортное право I группа Природные ресурсы/Энергетика II группа Арбитражное судопроизводство II группа Антимонопольное право II группа Корпоративное право/Слияния и поглощения II группа Налоговое право и налоговые споры II группа Банкротство III группа ТМТ 4 место По размеру выручки 5 место По размеру выручки на юриста 3 место По количеству юристов Профайл компании Кирилл Никитин. «Грамотно составленный и использованный смарт-контракт может многократно окупить затраты на свою реализацию», – уверен Солодовников. «Сейчас многие представители бизнеса грезят идеей и находятся в фантазиях относительно введения смарт-контракта, но пока это только разговоры. Необходимо заинтересованное участие нескольких сторон сделки, государства, банков и других», – заключает руководитель программы «LegalTech-директор» ИПК МГЮА им. О. Е. Кутафина Александр Трифонов. По его словам, в одном крупном банке тестировали внедрение смарт-контрактов в более чем 16 процессах, но ни в одном из них умные договоры не прижились, поскольку не были оправданы экономически. «Причина – необходимость дублировать документооборот на бумаге. Так или иначе, но одна из сторон сделки всегда хочет оставить за собой право вносить изменение в бизнес-процессы и уйти от санкций. Кроме того, внедрение заставляет (именно заставляет!) активно вовлекать в изменения сотрудников, а это ужасно сложно», – считает Трифонов. 

Плюсы и минусы

У умных контрактов есть недостатки, которые и мешают их распространению в России:

  • отсутствие правового регулирования. На рассмотрении Госдумы находятся два соответствующих законопроекта (№ 424632-7 и № 419059-7), но пока они не приняты, на практике могут возникать правовые вопросы;
  • необходимость привлечения IT-специалиста для создания контракта и при возникновении споров по нему;
  • затраты на создание смарт-контракта;
  • уязвимость – устройство пользователя и запись с ключами можно потерять или взломать;
  • проблемы с налоговым и бухгалтерским учетом операций по смарт-контрактам. «Сомневаюсь, что ФНС устроит автоматический отчет из системы о проведенных операциях, а при дополнительном оформлении бумажных документов теряется идея и привлекательность смарт-контракта», – заявил советник коммерческой практики Bryan Cave Leighton Paisner Russia LLP Bryan Cave Leighton Paisner (Russia) LLP Специальные номинации I группа Антимонопольное право I группа Трудовое и миграционное право I группа Комплаенс I группа ТМТ I группа Международный арбитраж I группа Коммерческая недвижимость/Строительство I группа ГЧП/Инфраструктурные проекты I группа Транспортное право I группа Интеллектуальная собственность I группа Природные ресурсы/Энергетика II группа Арбитражное судопроизводство II группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование II группа Фармацевтика и здравоохранение II группа Финансовое/Банковское право II группа Корпоративное право/Слияния и поглощения II группа Налоговое право и налоговые споры II группа Уголовное право и процесс III группа Банкротство Цифровая экономика группа Специальные номинации 2 место По размеру выручки на юриста 3 место По размеру выручки 4 место По количеству юристов Федеральный рэнкинг I группа Антимонопольное право I группа Трудовое и миграционное право I группа Комплаенс I группа ТМТ I группа Международный арбитраж I группа Коммерческая недвижимость/Строительство I группа ГЧП/Инфраструктурные проекты I группа Транспортное право I группа Интеллектуальная собственность I группа Природные ресурсы/Энергетика II группа Арбитражное судопроизводство II группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование II группа Фармацевтика и здравоохранение II группа Финансовое/Банковское право II группа Корпоративное право/Слияния и поглощения II группа Налоговое право и налоговые споры II группа Уголовное право и процесс III группа Банкротство Цифровая экономика группа Специальные номинации 2 место По размеру выручки на юриста 3 место По размеру выручки 4 место По количеству юристов Федеральный рейтинг I группа Антимонопольное право I группа Трудовое и миграционное право I группа Комплаенс I группа ТМТ I группа Международный арбитраж I группа Коммерческая недвижимость/Строительство I группа ГЧП/Инфраструктурные проекты I группа Транспортное право I группа Интеллектуальная собственность I группа Природные ресурсы/Энергетика II группа Арбитражное судопроизводство II группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование II группа Фармацевтика и здравоохранение II группа Финансовое/Банковское право II группа Корпоративное право/Слияния и поглощения II группа Налоговое право и налоговые споры II группа Уголовное право и процесс III группа Банкротство Цифровая экономика группа Специальные номинации 2 место По размеру выручки на юриста 3 место По размеру выручки 4 место По количеству юристов Владислав Вдовин;
  • отсутствие судебной практики. «Суть смарт-контракта в том, чтобы уйти от бумаги и судебных разбирательств. При работе с умными контрактами судебных споров быть не должно – ведь стороны заранее договариваются о санкциях за неисполнение обязательств», – уверен Трифонов.  
Обменялись сканами: как расценивать договоры, заключенные по интернету

Среди преимуществ смарт-контрактов выделяют:

  • защиту от несанкционированного внесения изменений;
  • прозрачность – можно отслеживать стадии исполнения смарт-контракта в режиме реального времени;
  • конфиденциальность – несмотря на то, что все контракты хранятся в распределительном реестре, стороны могут оставаться анонимными;
  • высокую скорость работы;
  • самоисполняемость. «По-хорошему, воля не должна влиять на исполнение обязательств, но фактически многие юрлица тянут с оплатой и таким образом кредитуются за счет контрагентов. Самоисполняемость смарт-контрактов снижает зависимость от воли сторон: оставляет участникам сделки меньше шансов не заплатить, скрыть важные факты, пропустить срок», – уверен Вашкевич.