ПРАВО.ru
Практика
24 сентября 2018, 8:46

АС Московского округа исправляет ошибки: самые интересные дела за август

АС Московского округа исправляет ошибки: самые интересные дела за август
Если дело касается налогов или сборов, то документы для суда в маленькой компании нередко готовит бухгалтер или главный бухгалтер. Одна организация заключила со своим сотрудником договор на такие услуги, заплатила ему деньги, а потом отправилась взыскивать их с проигравшей стороны как судебные расходы. Нужно ли их взыскать, решали суды. В другом деле они оценили ситуацию, когда апелляционная жалоба пришла через девять месяцев после решения суда, но не опоздала, судя по штемпелю на письме.

Юридические услуги от штатного бухгалтера

Компания «Возрождение» выиграла суд против Пенсионного фонда о 2061 руб. отчислений. После этого фирма решила взыскать с проигравшей стороны 57 195 руб. издержек, из которых 45 000 руб. составляли расходы на оплату услуг представителя по соглашению. Им выступил главный бухгалтер компании А. Онищенко. Как сообщил истец, он подобрал документы и составил исковое заявление. Но две инстанции отказали во взыскании расходов, ведь Онищенко по долгу службы в любом случае должен был заниматься проблемами с Пенсионным фондом. Его работа не должна была повлечь дополнительных расходов работодателя. «В небольших фирмах бумаги для суда готовят именно бухгалтеры, и только в крупных – специализированные подразделения», –  отметила апелляция. Даже если счесть оплату помощи Онищенко как премию от работодателя – фонд её оплачивать не должен. Кроме того, две инстанции учли, что материалы дела не подтверждают оплаты услуг, и отметили, что размер расходов в 27 раз больше суммы иска.

Но если суд сочтет расходы чрезмерными – это повод снизить сумму, а не отказывать полностью, возразил АС Московского округа. Он не согласился с нижестоящими инстанциями, что Онищенко обязан был решать проблемы с Пенсионным фондом и выполнять другие отдельные поручения только в качестве работника «Возрождения». По мнению кассации, суды не выяснили, входит ли в обязанности Онищенко представление интересов компании в суде и является ли его вознаграждение трудовым. Можно было также проверить, перечислялись ли с этих выплат страховые взносы. Выводы двух инстанций об обязанностях Онищенко АС МО назвал голословными, а дело № А40-33661/2017 направил на новое рассмотрение.

Очень медленная почта

13 июня 2017 года в деле о несостоятельности ООО «Дион» Арбитражный суд города Москвы отказался включать в реестр требований АО «Сталкер», поскольку решил, что эту фирму контролирует банкрот, а задолженности в 122 млн руб. не существует.

В апреле 2018-го, через девять месяцев, в АСГМ поступила апелляционная жалоба от кредитора на это решение. Она пришла по почте обычным письмом. На конверте был штемпель «26/06/2017» и указание индекса почтового отделения деревни Мосоловка Ржаксинского района Тамбовской области. Конкурсный управляющий «Диона» на заседании подал заявление о фальсификации конверта. Он показался подозрительным и 9-му арбитражному апелляционному суду. Контрольный срок пересылки корреспонденции из этой деревни в Москву составляет девять дней, а не девять месяцев. Письмо не заказное, а значит, у него нет уникального кода, по которому можно отследить его маршрут в интернете, отметила апелляция. По ее мнению, «Сталкер» не предъявил других доказательств, что письмо так долго шло именно по вине «Почты России». Более того, день, когда жалоба была якобы отправлена, – это понедельник, выходной день для отделения в деревне Мосоловке. Все эти факты, по мнению 9-го ААС, явно говорят о том, что жалобу направили незадолго до того, как она была получена, а штампы на конверте сфальсифицировали. Так апелляция объяснила свое решение не рассматривать жалобу.

Можно ли признать конверт сфальсифицированным, если простое письмо шло девять месяцев, решали суды.

«Сталкер» оспорил его в АС Московского округа. Кассация рассудила иначе. Почтовое отправление было простым, а не заказным, то есть идентификатора у него не было. Значит, определять дату отправки, согласно почтовым правилам, надо по штемпелю, решил АС МО. Оттиск говорит о том, что письмо отправили вовремя. Кассация решила этому поверить, учитывая презумпцию добросовестности участников гражданских правоотношений и то, что экспертизу конверт не проходил. Жалобу «Сталкера» в деле № А40-97610/16 направили на новое рассмотрение.

Когда суд не примет заключение эксперта от налоговой

В 2016 году ФНС доначислила компании «Теплый дом СМ» более 10 млн руб. налога на прибыль, НДС и пеней. Чиновники решили, что компания незаконно уменьшила платежи в бюджет с помощью вычетов и завышения расходов в отношениях с тремя контрагентами. В деле № А40-105759/2017 две инстанции согласились, что документооборот был формальным, а три контрагента имели признаки однодневок. Таким образом, они признали доначисления законными.

АС Московского округа отменил их решения в части одного из эпизодов (на какую сумму – в постановлении не указано). В нем налоговики привлекли специалиста, который посчитал, насколько цены отклоняются от среднерыночных. На полученную разницу чиновники доначислили налоги. Но АС Московского округа посчитал заключение специалиста недопустимым доказательством.

Он счел, что оно нарушает права компании. Кассация напомнила, что НК не разрешает проводить экспертизу специалисту, которого пригласила налоговая. Для этого нужен эксперт, который имеет специальные познания. А сама процедура экспертизы предусматривает гарантии для налогоплательщика. Например, он может заявить отвод эксперту, ознакомиться с его заключением и т. п., разъяснил АС Московского округа. Другое дело специалист: его вызывают в основном для технической помощи в конкретных действиях (например, фотографирования, отбора образцов для экспертизы), он не имеет самостоятельной роли в налоговых проверках, заключила кассация.

Отгрузил подрядчику, взыскивает с генподрядчика

«Трансснабстрой» предъявил иск к «Московской инженерно-строительной компании» («МИСК») о взыскании 25 млн руб. за неоплаченный песок. Он нужен был для строительства моста через Оку, где «МИСК» была генподрядчиком. Песок получил непосредственный подрядчик стройки – «Дорожно-строительное управление № 3». Договора не было, но «Транссибстрой» подтвердил поставку накладными. Они убедили АСГМ, который удовлетворил иск в деле № А40-198777/2017 в полном объеме. Он процитировал положение из договора между «МИСК» и подрядчиком о том, что генподрядчик обязуется «поставить материалы, такие, как строительный песок и щебень».

Иного мнения оказался 9-й ААС. Одного договора подряда между ответчиком и третьим лицом недостаточно для вывода, что покупателем песка является генподрядчик, указала апелляция. По ее мнению, в деле нет доказательств, что «МИСК» имеет отношение к поставке песка, который «Трансснабстрой» отгрузил в адрес «Дорожно-строительного управления № 3». «Истец и ответчик не заключали сделок купли-продажи или поставки. Требования основаны на акте сверки и товарно-транспортных накладных, но ответчик их не подписывал», – объяснила апелляция. Кроме того, истец вывез песок с карьера «Шубинский» Калужской области, где МВД проводило проверку по факту незаконной добычи. Это подтверждает позицию ответчика, который указывал, что поставщик привез чужой песок, ведь истец не подтвердил обратного, объяснил 9-й ААС.

Поставщик отгрузил песок подрядчику по товарным накладным, но долг отправился взыскивать с генподрядчика. Две инстанции не увидели юридической связи между истцом и ответчиком.

АС Московского округа нашел недостатки в обоих решениях. Чтобы определить, должен ли ответчик платить за песок, нужно сначала установить, получил ли он его. Суды решили, что не получил, но никак это не обосновали, отмечается в постановлении АС МО. По его мнению, нижестоящие суды недостаточно тщательно разобрались в отношениях сторон, не выяснили, с кем истец согласовывал объем, цену, место доставки – с ответчиком или третьим лицом. Нужно было установить, кто должен организовать поставку песка для стройки – генподрядчик или подрядчик, который потом выставлял ему счет. Эти отношения наверняка оформлялись документами, но их суды не изучили. Кассация вспомнила и про следственные действия в Шубинском карьере. При новом рассмотрении дела она предписала сторонам представить доказательства, которые могли бы подтвердить или опровергнуть факт легальной добычи песка и право собственности истца.

Пишите письма

АС Московского округа напомнил о необходимости тщательно исследовать переписку сторон там, где это необходимо, в деле № А40-175279/2017. В нем «Обнинское научно-производственное предприятие «Технология» имени А. Г. Ромашина» пыталось вернуть 340 943 руб., которые «СпецМашСервис» получил в качестве аванса за ремонт станка итальянского производства. Уникальное оборудование, согласно гарантии, чинят два российских инженера и один итальянский – от фирмы-производителя.

По плану работы общей стоимостью €21 046 должны были начаться в ноябре 2016-го. Детали на замену были куплены. Но подрядчик попросил перенести дату из-за болезни иностранного специалиста, которого было некем заменить. Предприятие подождало, но недолго – в декабре 2016-го оно потребовало все-таки провести ремонт, а в январе 2017-го сообщило, что расторгает договор. При этом оно ссылалось на п. 2 ст. 715 ГК. Эта норма позволяет заказчику расторгнуть договор и потребовать убытки, если очевидно, что подрядчик не сделает работу вовремя. При этом предприятие запросило у контрагента расчет затрат и подтверждение цены уже купленных деталей. «СпецМашСервис» отказался их представить, а вместо этого выслал акты, в которых была указана полная цена договора. Предприятие сделало свой расчет и пришло к выводу, что сумма неосвоенного аванса составляет 340 943 руб. Эту сумму оно и заявило в иске.

Две инстанции его отклонили. Они приняли во внимание правила итальянской фирмы-производителя, которая обязывала привлекать к ремонту своих специалистов, а иначе не обещала исправной работы станка. Поскольку ответчик ничего не нарушал, суды не увидели оснований расторгнуть договор по п. 2 ст. 715 ГК из-за промедления подрядчика. Поэтому две инстанции сделали вывод, что истец расторгнул договор по другой, ст. 717 ГК. По общему правилу она дает заказчику право в любое время немотивированно отказаться от договора. Но здесь, решили суды, «СпецМашСервис» ничего возвращать не должен, потому что полностью отработал полученные средства. Наоборот, это предприятие причинило ему ущерб, когда отказалось от соглашения, и подрядчик может заявить собственные требования, разъяснили две инстанции.

Их выводы счел необоснованными АС Московского округа. Коллегии было непонятно, почему суды сочли, что заказчик расторгнул договор по ст. 717 ГК, хотя сам он в письме ясно ссылался на п. 2 ст. 715 ГК. Именно последняя статья дает возможность впоследствии получить сумму неосновательного обогащения. Суды пришли к выводу, что его не было, то есть подрядчик полностью использовал аванс, но они не сослались ни на какие документы, излагал АС МО. Но это, по его мнению, было необходимо проверить, потому что истец много раз просил ответчика передать бумаги в подтверждение расходов, что подтверждается объемной перепиской. Кроме того, она может дать ответ на вопрос, нарушил ли ответчик срок исполнения работ по договору, указала кассация. Чтобы суд изучил письма и дал им юридическую оценку, АС МО направил дело на новое рассмотрение.   

Мы в Telegram

Новости судебной системы, свежая практика, резонансные кейсы, инсайды и подробности.

Подписаться