Must-read
26 сентября 2018, 10:41

Вторая работа юриста: комик, дирижер, писатель

Вторая работа юриста: комик, дирижер, писатель
Сколько времени у вас остается после работы и обязанностей по дому? Бывает ли вам сложно выделить час-другой на хобби? А есть юристы, которые совмещают две работы и получают признание в обеих профессиях. Они дали интервью автору ABA Journal Дженни Б. Дэвис. О своей жизни рассказали глава юрфирмы, которая помогает жертвам домогательств и шутит о сексизме на сцене, дирижер, который собрал оркестр из юристов и судей, и автор бестселлеров, которая пишет их по ночам, а днем работает инхаусом в большой компании.

Юрист, дирижер, глава филармонии

В январе 2009 года юрист Гэри С. Грин кинул клич в юридическом сообществе Южной Калифорнии. Он хотел собрать оркестр любителей, который бы состоял целиком из юристов и судей. Отклик был огромный, появилась филармония юристов в Лос-Анджелесе. Она имела такой успех, что позже Грин основал «Голоса юриспруденции» – хор из 100 человек, и «Биг-бэнд адвокатов» – группа в стиле Гленна Миллера. Сам Грин – основатель и художественный руководитель филармонии – получил много наград. В частности, его назвали «единственным юристом, чьи команды выполняют судьи».

– Как у Вас появилась идея создать оркестр из юристов?

– Я давно об этом раздумывал: «Я – юрист и музыкант. Должны где-то быть и другие музыканты, которые тоже юристы». Через несколько лет на одном мероприятии мне представили судью, который играет на трубе. Это вдохновило меня разместить объявления в газеты и объединения юристов. За неделю получил более 100 ответов и был удивлен, сколько среди них профессионалов, которые заканчивали консерватории.

– Каковы юристы, которые играют в филармонии? Есть ли у них что-то общее?

– Это представители всевозможных профессий – прокуроры, следователи, юристы по недвижимости, банкротству, авторскому праву, сотрудники больших фирм и те, кто работает на себя, судьи, студенты, персонал офисов. Они все обожают музыку. Многие попробовали ею заниматься, но потом поняли, что хотят нормально зарабатывать, и пошли получать юридическое образование.

Фото: lalawyersphil.org

– Вы скрипач и дирижер. Вы росли в музыкальной семье?

– Да, все этим занимались. Мой покойный дядя Эрнст Катц основал молодежный оркестр филармонии в Калифорнии в 1937 году, и он дирижировал на открытии 72-го сезона. Когда я был молодым, я работал там концертмейстером. Учился не только музыке, но и тому, как вести дела оркестра. Это помогло мне с юридической филармонией.

– Расскажите о своей юридической практике.

– Сейчас я занимаюсь в основном несчастными случаями и недвижимостью. Вообще я пошел в юриспруденцию, чтобы стать политиком. Меня выбрали, но счастья это не принесло, мне не нравилось собирать деньги. Поэтому я начал практиковать. Сейчас я беру на себя меньше, потому что очень загружен музыкальными делами. Но не упускаю случая взять работу pro bono или особенно интересный кейс.

– Как Вы находите время на все?

– Мне повезло, организм не требует много сна. Мне достаточно 4–5 часов.

– С Вашей группой выступали многие знаменитости. Как Вам удавалось их уговорить?

– Это благодаря дяде. Сначала в его молодежном оркестре выступали только дети, но это было неинтересно прессе – поначалу его концерты очень мало освещались. Он был близким другом актрисы Мэри Пикфорд и завел традицию приглашать звезд выступить с коллективом. Многие из них впоследствии стали и моими друзьями. Я стал звать их в юридическую филармонию.

– Это должно увеличивать продажи билетов, учитывая, что все три группы состоят из волонтеров, которые отдают все на благотворительность.

– У нас заявленная миссия – помогать тем, кто не может позволить себе оплатить услуги юристов. Мы заработали больше $50 000 для двух адвокатских организаций. Это довольно заметная сумма, учитывая, что у нас нет бюджета как такового, а это только часть того, что мы отчисляем на благотворительность.

Сокращенный перевод интервью «10 Questions: LA solo brings together musical lawyers in a philharmonic he founded».

Юрист, феминистка и комик

Кто думает, что Митра Шахри смешная? Очень многие. Она дважды получала титул «Самый смешной юрист в Орегоне» на профильном конкурсе. Автор юмористических сценариев и стендап-комик, она не перестает шутить и в юридической профессии. Кто не думает, что Митра Шахри смешная? Адвокаты ее оппонентов, которые проиграли свои дела о сексуальных домогательствах. Шахри, которая много лет жила в Лос-Анджелесе, занялась этой темой в киноиндустрии задолго до флешмоба #MeToo («Меня тоже»). Он начался в 2017 году, когда женщины стали рассказывать о приставаниях и насилии. Сейчас Шахри продолжает практиковать в Орегоне как глава Mitra Law Group – фирма из трех юристов. 

– Вы всегда умели шутить, или чувство юмора развилось со временем?

– В Лос-Анджелесе меня знали как «юриста кастингов». У меня быстро проявилось чувство юмора, оно сначала помогало мне самой меньше переживать за моих клиентов и легче переносить сексизм в шовинистическом юридическом мире. Потом я стала шутить с клиентами, чтобы приободрить и воодушевить их. Я не только отсуживаю компенсации, я защищаю моих доверителей от давления юристов противоположной стороны. А в стендап я пошла, чтобы отточить талант.

– О чем Вы шутите? Что по-настоящему нравится зрителям?

– Я говорю обо всем на свете, начиная от расизма и сексизма и заканчивая сменой ролей. Моё амплуа – это сильная женщина-юрист, которая может надавать по задницам дизайнерскими туфлями.

– Вы используете юмор в работе юриста?

– Он как-то сам собой появляется. Мое первое дело было против юриста, которого я боготворила. Он мне позвонил, чтобы обсудить дело наших доверителей, но начал с оскорблений. Он выразил сомнение в моей профпригодности и интеллектуальных способностях. Этот юрист посмеялся над моей клиенткой, которая, по его мнению, выглядела «средненько» для того, чтобы заявлять, что к ней приставали. Затем он предложил мне $5000 отступных, которых, по его словам, мне бы хватило, чтобы «заплатить за жилье и купить хорошие туфли». Когда он закончил свой монолог, я сказала одно: «Ой, я поняла, что мой лак для ногтей не подходит к наряду, мне надо бежать» и повесила трубку. В итоге мы с клиенткой получили шестизначную сумму за отказ от претензий.

– Помогает ли флешмоб #MeToo изменить ситуацию к лучшему?

- Нет. Звезды бьют себя кулаком в грудь в телепрограммах, но не заслуживают внимания. Если ты была жертвой, но молчала в страхе за свою карьеру, то ты не можешь быть героем движения. Мои бывшие клиентки, напротив, решили сопротивляться. Из-за этого им так и не удалось раскрутиться, их так никто и не знает. Денежная компенсация, конечно, не поможет им воплотить мечты. Жизнь может быть очень жестокой и одинокой. Поэтому я стараюсь поддержать клиентов шутками.

Сокращенный перевод интервью «10 Questions: This stand-up comedian and Oregon lawyer stands up against sexual harassment».

Юрист-инхаус и автор бестселлеров

Юридическая профессия полнится Хемингуэями и незаконченными романами (поднимите руку те, кто выбрал юриспруденцию, потому что любит писать!). Джули Лоусон Тиммер тоже верила в свой талант и, похоже, оказалась права. Тиммер, которая работает юрисконсультом в международной фирме-производителе шин, с 2011 года выпустила три романа в крупных издательствах. Их хорошо приняли не только читатели, но и критики. Как она к этому пришла – это тоже история. История о трагедиях, вызове и преданности делу.

– Вы всегда мечтали писать, как и многие юристы. Что изменилось в жизни, что Вы взялись за перо?

– Я пару раз пыталась начать роман, когда у меня были маленькие дети. Но всегда это было неудобное время, и я не была уверена, что моих идей хватит на 300 страниц. Но когда мне исполнилось 45, один мой друг умер от опухоли головного мозга, а у другого нашли боковой амиотрофический склероз. Я была так зла из-за этого, что мне нужно было выразить свои чувства. Я могла разбить все тарелки в доме или начать писать.

– Это вдохновило Вас на дебютный роман «Осталось пять дней» («Five Days Left»)?

– Да. Это были мысли, как человек захотел бы провести эти последние дни. К тому же я начала задумываться о собственной жизни. Я поняла, что если бы узнала, что скоро умру – я бы пожалела, что не попробовала написать роман. Я раздумывала об этом в марте 2011-го. А в конце мая мне исполнялось 45. Я решила, что ко дню рождения напишу первую версию.

– Успели?

– Да! Мы тогда отправились поужинать, а по пути заехали его распечатать.

– Как Вам удалось так быстро?

– Может, потому что я юрист, а мы знаем, как делать дела! В то время у меня было четыре подростка и напряженная работа, поэтому я вставала в 3:45 каждое утро семь дней в неделю. Начинала печатать в 4:00, заканчивала в 6:00 и собиралась на работу. В выходные я писала до 10:00, потому что дети спали. Еще я много печатала в машине, пока дети были на учебе.

Фото: facebook.com/JulieLawsonTimmerAuthor

– Легко писалось?

– Не всегда. Но я не тот автор, который ждет музу или чтобы солнечные лучи падали под определенным углом. Я – юрист, я привыкла составлять объемные документы. Если нет вдохновения для начала – я берусь за середину. Это юридическая выучка – уже не смотришь на мигающий курсор.

– Вы никогда не думали забросить юриспруденцию, чтобы отдавать писательству все время?

– Нет. Никогда не хотела переживать, будет ли книга продаваться или нет. Все творческие стремления и мечта длиною в жизнь исчезнут, писательство станет обузой. К тому же я предана компании, мне нравится, что каждый день у меня новая работа. Если иногда ради нее приходится жертвовать временем писателя – что поделать, это жизнь.

Сокращенный перевод интервью «10 Questions: Lawyer's best-selling novel started as a birthday resolution».