ПРАВО.ru
Законодательство
22 марта 2019, 12:07

Подданные валютного контроля: долгий путь от расстрелов до штрафов

Подданные валютного контроля: долгий путь от расстрелов до штрафов
«Нарушение правил о валютных операциях» в Уголовном кодексе РСФСР 1960 года устанавливало за спекуляцию валютой ссылки или смертную казнь. Статью под номером 88 в 1994 году убирают из кодекса, но «следом» от нее остались правила возврата выручки. К 2019 году законодатель снова возвращается к мысли об отмене подобных ограничений. Эксперты идею поддерживают, но в Центробанке к «валютному перевороту» не готовы.

Валютное регулирование существовало еще с ХV века, политика царской России сменялась с либерального подхода до полного запрета на осуществление валютных операций. С 1917 года регулирование характеризуется государственной валютной монополией, которая отменяется только в 1991 году.

Смысл репатриации (возврата выручки в страну) – поддержание финансовой и макроэкономической стабильности в стране. Например, фермерское хозяйство, которое продало партию яблок в другую страну, обязано завести полученную выручку на банковские российские счета. Другая задача – контроль за движением капитала и управление трансграничными потоками денежных средств, борьба с серым рынком и отмыванием. Для современной России репатриация – еще и один из инструментов для поддержания ликвидности российских банков. В ряде стран от валютного контроля (в том числе репатриации) отказались полностью или частично, считая это малоэффективным механизмом для борьбы с «обналичкой». 

Статья 88 УК РСФСР

"За такие приговоры самих судей судить надо!" – как в СССР меняли закон ради расстрела преступников

Ян Рокотов, самый известный советский валютчик, окончил свой путь в 1961 году в Бутырской тюрьме. Схема работы Рокотова и его команды была простая: после приезда на территорию СССР зарубежных туристов, у особенно предприимчивых граждан появился доступ к валюте и иностранным товарам. Так называемые фарцовщики покупали и перепродавали дефицитные импортные товары, которые не были доступны «рядовым» гражданам. Рокотов, а также Владислав Файбишенко и Дмитрий Яковлев, его сообщники, придумали схему по скупке валюты и товаров. Рокотову удавалось довольно долго избегать наказания, так как он был  осведомителем отдела по борьбе с хищениями социалистической собственности. КГБ раскрыл фарцовщиков в 1960 году.

Рымарь идет в магазин «Березка», протягивает кассиру сорок долларов.
Это с его-то рожей! Да он в банальном гастрономе рубль протягивает, и то кассир не сомневается, что рубль украден. А тут — сорок долларов! Нарушение правил валютных операций. Готовая статья… Рано или поздно он сядет.

В итоге при обыске у Рокотова изъяли $1,5 млн, а всего оборот их компании составлял около 20 млн руб. (в переводе на нынешние деньги). Дело должно было стать показательным и обозначить намерения правительства всему черному рынку. Сначала каждому назначили по восемь лет тюрьмы, после срок изменился до 15 лет. По разным источникам, «слишком мягкий» приговор стал причиной отстранения председателя Мосгорсуда Леонида Громова. На фоне его дела был выпущен закон «Об усилении уголовной ответственности за нарушение правил валютных операций». Случай был исключительным: команду судили по закону, принятому уже после совершения деяния. Срок для Рокотова и других членов его банды сменился смертным приговором, который привели в исполнение. Расстрелы валютчиков не стали массовыми, но с момента смерти Рокотова до полной отмены ст. 88 УК РСФСР оставалось 33 года.

После 1994 года: смягчение контроля

«По непроверенным данным, поступившим из неофициальных источников, в органах прокуратуры рассматривается вопрос об отмене ст. 88 Уголовного кодекса РСФСР, предусматривающей уголовную ответственность за незаконные валютные операции», – пишет «Коммерсант» 26 марта 1990 года. В 1990 году ее только смягчают, полностью убирают статью в 1994 году.

Далее меры валютного контроля продолжают использоваться, особенно в период экономического кризиса 1998 года, рассказывается в докладе Центра стратегического развития. В 2000-х отменяют требования об использовании спецсчетов для проведения валютных операций, а также положения об обязательной продаже части валютной выручки на внутреннем валютном рынке. Основной документ – ФЗ «О валютном регулировании и валютном контроле» – принимают в 2003 году, тогда же на его базе формулируется ст. 193 УК РФ («Невозвращение из-за границы средств в иностранной валюте»). Преступление средней тяжести, по которой руководителям компаний грозило до трех лет. Статья значительно преобразуется в 2013 году, а в формулировке появляется слово «репатриация» – термин, который классически использовался для военнопленных и эмигрантов. По ст. 193 «Уклонение от исполнения обязанностей по репатриации денежных средств в иностранной валюте или валюте РФ» вводятся штрафы от 200 000 до 500 000 руб., среди самых строгих санкций – лишение свободы на срок до трех лет. Всего за незаконные действия с валютными ценностями в российском законодательстве есть еще несколько статей: ст. 191 («Незаконный оборот драгоценных металлов и камней»), ст. 192 («Нарушение сдачи государству драгметаллов и камней»), сама ст. 193 («Уклонение от репатриации») и ст. 193.1 («Валютные операции по подложным документам»).


Число уголовных дел по статьям сравнительно невелико. В 2017 году Федеральная таможенная служба возбудила 173 дела по ст. 193 УК, еще 116 дел возбуждено по ст. 193.1 УК («Совершение валютных операций по переводу денежных средств в иностранной валюте или валюте РФ на счета нерезидентов с использованием подложных документов»). Ответственность за такие нарушения предусмотрена и в КоАП – ст. 15.25 («Нарушение валютного законодательства»). Только за 2017 год ФТС возбудила 1463 дела (сумма штрафов за этот период не указана). В 2016 году за 11 месяцев по этой статье было возбуждено около 5000 дел на общую сумму 150 млрд руб. 

Стремление правительства и желание бизнеса валютное регулирование минимизировать (об этом заявляли замминистра финансов Алексей Моисеев, а также глава Минфина Антон Силуанов). С недавнего времени оформление валютных сделок несколько упростилось, но по ст. 15.25 КоАП санкции усилились: теперь штрафы могут достигать всей суммы сделки, а самих руководителей могут штрафовать на 20 000–30 000 руб., при этом при повторных нарушениях руководителя могут отстранить от должности на срок от полугода до трёх лет. 

Что дальше? 

В марте 2018 года ЦСР выпускает доклад, в котором говорит о необходимости отменить закон «О валютном контроле» (173-ФЗ). В России обязательная продажа валютной выручки не закреплена, но при этом введена обязательная репатриация капитала. Часть норм предлагается закрепить в ГК и законе «О рынке ценных бумаг» ( 39-ФЗ), а саму репатриацию ликвидировать, вместо этого ввести территориальный принцип (в РФ расчет проведут в рублях, а за рубежом – в валюте). 

Правительственная инициатива в части либерализации мер ответственности за нарушение валютного законодательства была внесена в Думу в конце июля 2018 года. «Российские компании-экспортеры и индивидуальные предприниматели подпадают под штрафные санкции за любые нарушения сроков поступления валютной выручки на счет в уполномоченном банке, которые в значительном количестве случаев происходят по вине контрагента-нерезидента и на которые резидент-экспортер повлиять в большинстве случаев не может. В итоге российские компании и индивидуальные предприниматели вынуждены нести дополнительную финансовую нагрузку, вести переговорные процессы с иностранными контрагентами, оформлять большое количество дополнительных соглашений к контрактам на «мелкие просрочки» (менее 30 дней), предоставлять дополнительные соглашения в уполномоченные банки для учета», – сообщается в пояснительной записке. В законопроекте предложили ограничить штрафы за просроченные перечисления в размере от 5 до 30% от неперечисленных средств. 

Позже Минфин и Центробанк договорились об отмене репатриации валютной выручки по контрактам, заключенным в рублях к 2024 году. При этом регулятор заявил, что полностью отменить репатриацию не получится. «Отмена репатриации рублей к 2024 году вряд ли может считаться серьёзной уступкой, учитывая, что валюта платежей по внешнеторговым контрактам – это вопрос договорённости и желания двух сторон, а не только российской стороны контракта», – комментирует ведущий юрист «Пепеляев Групп» Пепеляев Групп Федеральный рейтинг I группа Трудовое и миграционное право I группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование I группа Фармацевтика и здравоохранение I группа Семейное/Наследственное право I группа Налоговое право и налоговые споры I группа Интеллектуальная собственность II группа Антимонопольное право II группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции II группа ТМТ II группа Коммерческая недвижимость/Строительство II группа Финансовое/Банковское право II группа Корпоративное право/Слияния и поглощения II группа Банкротство III группа Арбитражное судопроизводство III группа Международный арбитраж III группа Природные ресурсы/Энергетика Пётр Попов.

Банк России категорически против более широкой отмены репатриации, ссылаясь на риски «серых» валютных операций и отсутствие альтернативных механизмов борьбы с ними. Репатриация вошла в привычку, а в некоторой степени даже помогает российским банкам в поддержании ликвидности, хотя такой способ поддержки отечественных банков, при всей к ним симпатии, не каждый будет готов признать рыночным и конкурентным.

Пётр Попов

Владимир Чикин, партнер Bryan Cave Leighton Paisner (Russia) LLP Bryan Cave Leighton Paisner (Russia) LLP Федеральный рейтинг I группа Антимонопольное право I группа Трудовое и миграционное право I группа Комплаенс I группа ТМТ I группа Международный арбитраж I группа Коммерческая недвижимость/Строительство I группа ГЧП/Инфраструктурные проекты I группа Транспортное право I группа Интеллектуальная собственность I группа Природные ресурсы/Энергетика II группа Арбитражное судопроизводство II группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование II группа Фармацевтика и здравоохранение II группа Финансовое/Банковское право II группа Корпоративное право/Слияния и поглощения II группа Налоговое право и налоговые споры II группа Уголовное право и процесс III группа Банкротство 2 место По размеру выручки на юриста 3 место По размеру выручки 4 место По количеству юристов Профайл компании , обращает внимание, что в проекте правительства предлагается установить разное наказание для лиц в зависимости от их статуса. Для так называемых профессиональных участников ВЭД наказание может ограничиваться предупреждением, а для обычных – административным штрафом.

Скрепно наказывать дворян покаянием, а крестьян поркой за одинаковый проступок, но неконституционно, поскольку нарушает принцип равенства граждан перед законом. КоАП подтверждает принцип равенства перед законом: юридические лица подлежат административной ответственности независимо от места нахождения, организационно-правовых форм, подчиненности, а также других обстоятельств. 

Владимир Чикин

Чикин считает, что требование о репатриации создает конкурентное преимущество для иностранных участников ВЭД по отношению к отечественным. «Разумно было бы устранить этот барьер полностью, отменив ст. 19 закона о валютном регулировании. В результате не будут применяться ни ч. 4 и 5 ст. 15.25 КоАП, ни ст. 193 УК. Предлагаемая мера – снижение размера штрафов – выглядит паллиативной, она не устранит это конкурентное преимущество участников ВЭД из стран, где требований о репатриации нет», – комментирует Чикин. 

Попов при этом отмечает, что репатриация как инструмент против сомнительных списаний из страны за границу работает слабо. «Репатриация лишь слегка увеличивает издержки махинаторов на создание правдоподобного комплекта документов «под платёж» с последующим исчезновением плательщика из видимости государственных проверяющих ведомств. Чтобы бороться с «серыми» трансграничными платежами, нужно, наоборот, отменить сплошной валютный контроль и перенести акцент на противодействие отмыванию, выработать критерии риска подозрительных операций и «придушить» сомнительные платежи не через сплошной контроль, а через внезапные для клиента выборочные запросы банков на основе автоматизированной выборки», – резюмирует он.

Законопроект о смягчении штрафов ждет поправок до 9 января 2019 года, тогда к нему добавятся ключевые изменения. В первом чтении документ приняли 12 декабря 2018 года, во втором чтении он все еще не рассматривался. С февраля этого года у валютной либерализации появился еще один сильный аргумент – поддержка президента Владимира Путина. «Если у вас есть предложения по поводу того, как можно либерализовать этот вид деятельности, не подвергая угрозам интересы государства, то давайте подумаем. Я согласен», – заявил он на на пленарном заседании форума «Деловая Россия» (6 февраля, цитата по «Коммерсанту»). 

Бизнес ждать не может: 18 марта четыре ассоциации – Российский союз промышленников и предпринимателей, Торгово-промышленная палата, «Деловая Россия» и «Опора России» – направили письмо Дмитрию Медведеву с просьбой отменить уголовную ответственность за валютные нарушения, рассказывают «Ведомости». За отказ не репатриировать выручку можно получить до пяти лет тюрьмы, а уголовная ответственность наступает за невозврат более чем 9 млн руб., что не так много в условиях даже среднего бизнеса. В Центробанке заверили, что сейчас корректировки в Уголовный кодекс прорабатываются. А бизнес констатирует: при нынешнем законодательстве в сфере валютного регулирования некоторым компаниям проще вообще не выходить на внешние рынки.