Судьи
5 декабря 2018, 9:49

Совет судей обсудил проблемы формирования новых судов и домашнее насилие

Совет судей обсудил проблемы формирования новых судов и домашнее насилие
Выбрать судей для новых апелляционных и кассационных судов оказалось непростой задачей. Некоторые потенциальные кандидаты отпадают из-за «возможного конфликта интересов». Трудности возникают и с поведением участников процесса в зданиях судов. Чтобы решить эту проблему, планируют разработать единые требования о том, как себя вести посетителям. Приоритетным стал вопрос и домашнем насилии. Глава Верховного суда и омбудсмен высказали разные точки зрения о том, как эффективно побороть это явление.

Новые суды

В начале мероприятия Вячеслав Лебедев, председатель Верховного суда, говорил о процессе создания новых апелляционных и кассационных СОЮ. По его словам, они позволят повысить эффективность и качество правосудия в нашей стране. Сейчас ведется работа над определением их кадрового состава и укреплением их материально-технической базы. 

Кассационные и апелляционные суды общей юрисдикции будут считаться образованными со дня назначения на должность не менее 1/2 от установленной численности судей соответствующего суда, пояснил глава ВС. Решение о дне начала их деятельности примет Пленум ВС и официально известит об этом не позднее 1 октября 2019 года. То есть к этой дате нужно выбрать как минимум половину кандидатов из необходимых 904 на судейские должности в новых судах. И существует проблема с их формированием, отметил Лебедев (о главах новых судов – подробнее в нашем материале «ВККС рекомендовала кандидатов в руководители новых СОЮ»). 

Речь идет о том, как расценивают «возможный конфликт интересов» у кандидатов в судьи. Приведу общий пример – работает человек в районной прокуратуре, хочет идти работать в суд, всё нормально у него с характеристиками. Но в этой ситуации как раз возникает «возможный конфликт интересов», так как суд находится в том же субъекте, где он раньше трудился в надзорном органе. Возникает подозрение, что он будет рассматривать дела своих бывших коллег. Но почему его сразу в этом подозревать? 

Вячеслав Лебедев, глава Верховного суда

Летом этого года Антон Федоров, начальник управления президента РФ по вопросам государственной службы и кадров, говорил о том, что треть кандидатов в судьи, которые получают одобрение квалифколлегий, не получают одобрение президентской кадровой комиссии. И год от года этот показатель растет. Говоря о проблеме «возможного конфликта интересов» кандидатов в судьи из числа адвокатов или прокуроров, Федоров тогда рекомендовал таким претендентам добиваться назначения не в своем субъекте, а в соседнем: «Тогда вопросов к кандидату относительно конфликта интересов не будет» (см. «Отфильтровали: почему кандидаты в судьи не проходят президентскую комиссию»).   

Лебедев подчеркнул и одно из главных преимуществ новой модели СОЮ: она исключает совмещение нескольких инстанций в одном суде. Согласно законопроекту, новые кассационные суды будут вышестоящими по отношению к верховным судам республик, краевым (областным) судам и т. п. По судебным актам, принятым в первой инстанции районным судом или мировым судьей, апелляционная инстанция остается прежней. Экстерриториальность станет залогом независимости и самостоятельности новых судов, оптимизирует нагрузку на них, уверен глава ВС. Кроме того, в процессуальном законодательстве появится принцип сплошной кассации, добавил Лебедев: «Впервые в истории нашей страны он вводится в процедуру рассмотрения дел по кассационной инстанции». 


Что такое сплошная кассация?

Новые кассационные суды общей юрисдикции будут рассматривать все кассационные жалобы. Сейчас этот вопрос ставится на усмотрение судьи кассационного суда, который может не передать жалобу на рассмотрение. Председатель ВС Вячеслав Лебедев, комментируя ход судебной реформы, отмечал: «Обеспечить качественную проверку кассационных жалоб можно только при сплошном кассационном производстве, а не выборочной кассации». 

Законодательные инициативы Верховного суда

Лебедев затронул тему и законопроекта о «процессуальной революции». Он с сожалением констатировал, что Госдума исключила из этого документа положения про отказ от мотивировочных частей решений по ряду дел: «Хотя судебная нагрузка динамично растет и в этом году количество гражданских и административных споров стало на 11% больше по сравнению с прошлым годом». Вместе с тем в девяти из 10 дел стороны согласны с принятием решений, отметил глава ВС. Глава ВС высказал надежду, что парламентарии еще вернутся к обсуждению этого вопроса в дальнейшем. 

Зато появились новые суммы для упрощенного производства, добавил Лебедев (см. «Процессуальная революция»: закон принят). Для арбитражного процесса парламентарии установили сразу два новых порога суммы требования – 400 000 руб. для индивидуальных предпринимателей и 800 000 руб. для юридических лиц. По публично-правовым категориям дел сохраняется порог в 100 000 руб. Кроме того, унифицировано приказное производство по АПК и ГПК путем установления размера требований в пределах 500 000 руб. То есть если заявитель просит эту сумму или меньше, то дело можно рассматривать в упрощенном порядке. 

Докладчик сообщил и о том, что Пленум ВС предложил дать ВККС возможность изменять вид дисциплинарной ответственности, к которой привлекают судей. Этот законопроект внесли в Госдуму на прошлой неделе. В рамках этого документа в компетенцию ВККС предлагают добавить рассмотрение вопросов о даче согласия на возбуждение уголовного дела в отношении судьи районного, городского, межрайонного суда, мирового судьи либо на привлечение их в качестве обвиняемого по другому уголовному делу.

До конца текущего года Пленум ВС примет шесть постановлений, поделился Лебедев. А в 2019 году будут разъяснения Пленума ВС по ч. 4 ГК о праве на результаты интеллектуальной деятельности, о наказании за налоговые преступления, по вопросам международного публичного и частного права.

Как победить насилие в семье

Наиболее дискуссионным на пленарном заседании стал вопрос о борьбе с домашнем насилием. Лебедев поддержал его декриминализацию, которая прошла полтора года назад. В феврале 2017 года президент Владимир Путин подписал закон, которым перевел домашние побои, совершенные впервые, из разряда уголовных преступлений в административные правонарушения. Из ст. 116 Уголовного кодекса («Побои») исключили формулировку о причинении насилия «в отношении близких лиц». С этого момента побои в семье стали относиться к административным правонарушениям (ст. 6.1.1 КоАП). 

Глава ВС привел пример, как раньше пострадавшие пытались добиться возбуждения уголовных дел в такой ситуации: «Сотрудники правоохранительных органов сразу задавали им вопрос о том, где нанесли побои. Если в квартире, то сразу готовили постановление об отказе в возбуждении дела. Никакого дознания не было». А если потерпевшая шла в суд и пыталась добиться привлечения к ответственности супруга в порядке частного обвинения, то судьи тоже старались быстрее помирить стороны, заметил Лебедев. 

Он сказал, что декриминализация позволила реально наказывать провинившихся в домашнем насилии, привлекая тех к административной ответственности: «А если лицо совершает такие действия повторно, то он получит уже уголовное наказание». Кроме того, глава ВС отметил возможность привлекать виновных за постоянные побои по ст. 117 УК («Истязание»): «Её же никогда не декриминализировали». 

По словам Лебедева, вообще надо тщательнее исследовать социальные и криминологические причины домашнего насилия: «Вот, чем надо заниматься, если хотим убрать преступность в семье. Она не уйдёт, если мы просто введём более суровое наказание». 

Уполномоченный по правам человека Татьяна Москалькова в своем выступлении на Совете судей высказала иное мнение. Она указала, что уголовно-правовые санкции имеют глубоко превентивный характер. В связи с чем омбудсмен высказалась в поддержку разработки законопроекта противодействия насилия в семье, который помог бы предотвращать подобные преступления: «Я действительно выступаю против декриминализации домашнего насилия, потому что в мой адрес увеличилось количество обращений пострадавших от него». 

Глава президентского СПЧ Михаил Федотов и вовсе заявил, что нашей стране нужен специальный закон о профилактике семейного насилия: «Это носит распространенный характер, и предотвратить проще и лучше, чем разбираться с последствиями. В Казахстане после принятия подобного нормативного акта такое явление сократилось на 40%». 

Правила поведения в суде и роль адвокатов

Другой обсуждаемой темой на Совете судей стали единые правила поведения в судах. Подводя собравшихся к этому вопросу, глава Совета судей Виктор Момотов сначала сообщил об особом статусе адвоката при отправлении правосудия, ссылаясь на соответствующие решения ЕСПЧ. Он подчеркнул, что профессиональные защитники способствуют надлежащему отправлению правосудия. Вместе с тем юристам и другим посетителям обязательно нужно соблюдать правила поведения в здании суда, чтобы не дезорганизовывать их работу. 

Не называя конкретных имен, он отметил, что и в этом году была громкая история, когда произошло нарушение правил поведения в суде. Этот факт даже признал суд, но общественность неоднозначно отреагировала на эту историю.  Говоря об этой проблеме, глава Совета судей сообщил, что для ее решения сейчас разрабатываются типовые правила пребывания посетителей в судах.

ВС Мордовии признал законным прекращение статуса "адвоката в бандане"

Вероятно, Момотов имел в виду мордовского адвоката Сергея Наумова, который летом 2017 года явился на заседание по уголовному делу в безрукавке, шортах и бандане. За это ему вынес частное постановление Президиум Верховного суда Республики Мордовия. Позже региональная адвокатская палата лишила Наумова статуса, а зимой 2018 года ВС Мордовии признал это решение законным. В конце ноября стало известно, что бывший защитник подал жалобу в ЕСПЧ. В докладе главы Совета судей речь шла про инцидент в суде Санкт-Петербурга, где адвокат Лидия Голодович пыталась добиться пропуска свидетеля, которого приставы не пустили в здание суда из-за укороченных брюк. 

В проекте новых единых правил говорится, что, кроме общегражданского паспорта, на проходной можно будет предъявить паспорт моряка, военный билет, свидетельство о рождении, вид на жительство и документы, которые выдают беженцам. Присяжные смогут зайти в суд только по спискам. Такой порядок предусмотрен и для строителей, если в здании идет ремонт. А вот врачей скорой помощи и сотрудников аварийных служб придется сопровождать работникам аппарата суда или приставам. 

Посетители судов смогут пользоваться девайсами только для аудиозаписи судебного заседания. Кроме того, перечень запрещенных вещей, которые не получится пронести в суд, открытый. Так что главы судов смогут пополнять его уже по своему усмотрению.

Адвокаты – не посредники, а независимая часть правосудия

Продолжая дискуссию, начатую Момотовым, глава ФПА Юрий Пилипенко не согласился с мнением Момотова, что адвокаты выполняют роль посредников в нем. «Мы не являемся посредниками между судом и обществом, мы независимая часть правосудия», – подчеркнул докладчик. Сейчас судебная система получает много новых зданий, но я бы большинство из них в эксплуатацию не принял, ведь там даже нет отдельных комнат для адвокатов, добавил Пилипенко. Глава ФПА сообщил, что сейчас они с коллегами активно работают над тем, чтобы адвокаты по назначению распределялись электронным образом: «От Хабаровска до Тамбова уже действует такая система. Сейчас мы вводим её по всей стране. И я предупреждаю, что мы будем лишать статуса тех защитников по назначению, которые будут попадать в суд, избегая эту электронную систему». 

Другие вопросы

Гендиректор Судебного департамента при ВС Александр Гусев рассказал, как заработал институт присяжных заседателей в районных и военных судах летом этого года. Он привел статистику, что по состоянию на конец третьего квартала 2018 года райсуды с участием присяжных рассмотрели 18 уголовных дел. В итоге по всем из них вынесли приговоры, а из 18 осужденных треть оказалась оправдана.

Председатель Ростовского областного суда Елена Золотарева затронула тему изменений в Кодекс судейской этики. Она подчеркнула, что правки в него стоит вносить лишь когда появляются новые проблемные вопросы, а не создавать видимость совершенствования документа: «Постоянные изменения влияют на авторитетность кодекса». 

На мероприятии зашел разговор и о попытках разработать научно-обоснованные нормы нагрузки судей. Для выполнения этой работы Суддеп в свое время заключал контракт с экспертами из ВШЭ за 4,8 млн руб. Но эти специалисты с работой не справились. Окончательный вариант выполненных работ Вышка представила только в конце февраля этого года. Эксперты РАП по просьбе Суддепа проверили своих коллег и составили ряд замечаний к методикам, разработанным экспертами ВШЭ. По результатам проверочных мероприятий Суддеп 3 апреля 2018 года расторг этот госконтракт и стал искать новых исполнителей. 

Сегодня Голошумов пояснил, что для разработки нового технического задания сформирована рабочая группа. В ее состав входит 21 представитель из разных судов (четверо – от областных СОЮ, двое – от окружных военных, шестеро – от районных СОЮ, один – от гарнизонного военного суда, двое – от мировых судей и еще шестеро представителей от арбитражных судов трех уровней). 15 ноября текущего года эти эксперты уже провели первое заседание. Голошумов отметил, что в этой работе они с коллегами хотят добиться не только разработки документа, но и четкого понимания, как эти показатели нужно будет использовать.