Гонорар успеха и крепостное право: адвокаты поспорили о профессиональной реформе
Законодательство
22 февраля 2019, 20:59

Гонорар успеха и крепостное право: адвокаты поспорили о профессиональной реформе

22 февраля в Госдуме состоялись парламентские слушания, темой которых стала «адвокатская реформа» – масштабные поправки закона об адвокатуре, которые среди прочего расширяют надзорные полномочия Федеральной палаты адвокатов и вводят возможность прописывать в договоре с защитником «гонорар успеха». Минюст рассказал, какими будут поправки в этот законопроект, а члены адвокатского сообщества поспорили об основных его положениях.

С тех пор как был принят закон об адвокатуре, прошло больше 15 лет, и сегодня адвокатура «как никогда нуждается в законодательной поддержке», заявил на слушаниях Гасан Мирзоев, президент Гильдии российских адвокатов. По словам Юрия Синельщикова, первого заместителя председателя думского комитета по госстроительству и законодательству, с 2002 года, когда был принят закон, в него внесли 12 изменений и многие из них «очень существенные».

Как и все общество, адвокатура должна развиваться, добавил председатель комитета Павел Крашенинников. «Конечно, периодически требуется править наши законодательные акты, это, наверное, неизбежно», – заявил он.

Сейчас идет обсуждение нового пакета поправок – «адвокатской реформы». По мнению Синельщикова, этот законопроект затрагивает «не самые важные аспекты деятельности адвокатуры» и некоторые из них следовало бы урегулировать внутренними актами адвокатуры.

Но законопроект есть, его готовят ко второму чтению, а это значит, что именно сейчас законодатель решает, какой будет «адвокатская реформа». «Нам нужно обратить внимание на поправки, которые обязательно нужно принимать, решить, какие поправки, может быть, никогда не надо принимать, а на какие-то поправки посмотреть более внимательно и продолжить дискуссию, выходить на второе чтение с более или менее приличным текстом», – заявил Крашенинников.

Гонорару успеха – быть

Одно из таких положений – это норма о так называемом гонораре успеха. Она позволит ставить вознаграждение адвоката в зависимость от результата оказанной помощи. Разработчики уверены: это позволит получить квалифицированную юридическую помощь лицам, у которых на момент заключения соглашения с адвокатом не хватает денег для оплаты его услуг.

Эта новелла, будучи одной из самых важных в законопроекте, вызвала наименьшее количество споров на слушаниях. Кроме того, о ее поддержке заявил заместитель министра юстиции Денис Новак. «Конечно же, мы поддерживаем норму о возможности включать в соглашение с доверителем положение о так называемом гонораре успеха, – подчеркнул он. По его словам, включение такой нормы в закон об адвокатуре соответствует подходу Конституционного суда, который в 2007 году указал законодателю на возможность предусмотреть «гонорары успеха» на уровне профессионального законодательства.

Гонорар успеха – это расширение доступа к юридической помощи, согласилась Елена Артюх, бизнес-омбудсмен по Свердловской области. При этом она подчеркнула: возможно, без уточнения формулировки норма не будет столь эффективна. «Мне представляется, и некоторые коллеги из адвокатуры разделяют эту точку зрения, что все-таки гонорар успеха необходимо привязывать к результатам работы по имущественным спорам, по которым предполагается приобретение чего-либо или «не потеря» какого-либо имущества или денег», – заявила Артюх.

Но изменения в регулировании гонораров успеха нужно обсуждать в совокупности с практикой о взыскании судебных расходов. Без практики, когда суды будут удовлетворять почти 100% требований о взыскании судрасходов, решение о гонорарах успеха будет «однобоким».


Какие поправки в реформу предлагает Минюст?
  • Адвокатов по назначению будет выбирать автоматизированная система.
  • Адвокатов будут пускать во все суды и органы прокуратуры и следствия по адвокатскому удостоверению.
  • Со стажером адвоката не будет заключаться трудовой договор.
  • При выборах президента на третий срок будет возможно выдвижение других кандидатур.
  • Адвокатские палаты будут размещать на своих официальных сайтах информацию о своей деятельности, в том числе все решения совета.
  • Кандидатур в совет палаты можно избрать не только из числа тех, кого предложил президент при ротации, но и других адвокатов.
  • Предлагается ввести единую автоматизированную систему тестирования с анонимной проверкой результатов для первого этапа адвокатского экзамена.

Третий президентский срок: споры о ротации

Предлагаемые поправки вносят изменения в процедуру выборов президента АП субъектов и Федеральной палаты адвокатов. Предлагается дать возможность занимать эти должности больше двух сроков. Голосование по вопросу третьего срока проводится в рамках конференции адвокатов, а когда речь идет о президенте ФПА – на Всероссийском съезде адвокатов. Кандидатов предлагается выбирать простым большинством голосов.

Павел Крашенинников охарактеризовал эту новеллу как «не такую глобальную» для общества в целом, но «чрезвычайно важную» для адвокатского сообщества. И вокруг нее действительно разгорелась дискуссия.

Вице-президент ФПА Геннадий Шаров напомнил: в первой редакции закона об адвокатуре 2002 года никаких ограничений по срокам для президентов палат вообще не было, считался демократичным любой срок нахождения на посту. После этого «много было обсуждений», когда ограничили полномочия двумя сроками по четыре года. «Тогда казалось: вот оно, демократию поправили, нельзя сидеть все время, нужно два срока», – вспомнил он. Но оказалось, что все не так просто, как надеялись авторы 

«Вообще в традициях российской адвокатуры, дореволюционной, советской и постсоветской, никаких сроков для перевыборов руководителей адвокатских образований не было. Никогда ограничений срока не было», – Геннадий Шаров.

Дмитрий Талантов, президент АП Удмуртской Республики, задался вопросом: почему предлагаемый порядок избрания президентов должен применяться только начиная с третьего срока, а на первые два избирает совет адвокатского образования. «Заход правильный – возвращение принципов демократии, избрание тайным голосованием, всеми адвокатами. Все хорошо, но почему не с первого срока такой порядок?» – задался вопросом юрист.

В Минюсте согласились поддержать возможность третьего президентского срока, но при этом на таких выборах должны иметь возможность принять участие и другие, а не только идущий на третий срок президент. Вместе с этим министерство предлагает и другую новеллу: о том, что членов совета можно избрать не только из числа тех, кого предложил президент при ротации, но и других адвокатов.

Ротация никогда не была свойственна российской адвокатуре, заявил Гасан Мирзоев. «Я всегда говорил, что каждый адвокат должен иметь право избирать и быть избранным. Сегодня же только от воли президента зависит, кто будет в составе этих 15 человек, и эти же 15 человек, естественно, избирают того самого президента, который пригласил их в этот совет. При таком положении дел речи ни о какой демократии и самоуправлении быть не может», – заявил он.

«От ротации надо категорически отказываться. Не может и не должно быть случаев, когда без контроля действует кто бы то ни был. Должны быть лица избираемые и подотчетные адвокатам, которые их избрали. Так было всегда – так должно быть, в этом принцип корпоративной демократии», – подчеркнул Мирзоев.

«Чистая правда. Вместо выборов руководства адвокатских палат элементарная система феодального самовоспроизводства. Президент фактически сам себе выбирает выборщиков и избирается при посредничестве полного состава. Это все порождает стагнацию», – согласился Талантов.

С таким подходом не согласился Генри Резник, первый вице-президент АП Москвы. Он назвал ротацию оптимальным механизмом обеспечения баланса обновления и преемственности: она, по мнению юриста, позволяет не допустить застоя. Он также выступил против третьего президентского срока. «Концепцию закона трогать не надо. У нашей адвокатуры не президентская форма, а парламентская. С самого начала все решения принимает совет. По этой причине я выступаю против введения поправок, потому что само по себе введение возможности пожизненного президентства вступает в противоречие с демократическим характером нашей адвокатуры», – заявил он.

Ротация – оптимальный механизм обеспечения баланса между преемственностью и недопущением застоя.

Генри Резник

«Крепостное право»: мнения разделились

Участники дискуссии не пришли и к общему мнению о положении реформы, которую Крашенинников условно назвал «крепостным правом» и которая вводит ограничения на «адвокатскую миграцию» – то есть переход из палаты одного субъекта в палату другого субъекта. По задумке авторов законопроекта, адвокаты смогут изменять членство в адвокатской палате по достижении пятилетнего стажа и только на основании решения совета палаты по согласованию с ФПА. Предложение обусловлено тем, что ежегодно порядка 1500 адвокатов изменяют членство в адвокатской палате, причем большая часть из них вскоре после сдачи квалификационного экзамена и приобретения статуса адвоката.

Проще говоря, адвокаты сдают экзамены в регионах, где сделать это по различным причинам проще. После чего могут перейти в палату того субъекта, в котором хотят работать. Об этом нужно лишь уведомить «старое» место членства.

По мнению Минюста, такую норму можно не вводить, а вместо нее предусмотреть введение единой автоматизированной системы тестирования с анонимной проверкой результатов для первого этапа адвокатского экзамена. Будет единый стандарт проверки знаний для всех, подчеркнул Денис Новак, и это, по задумке министерства, должно отсечь возможность «легкой» сдачи адвокатского экзамена в регионах.

Олег Баулин, президент АП Воронежской области, заявил: из 10–20 юристов, ежемесячно сдающих экзамен в регионе, 2–3 человека – это те самые «мигранты». «Предложение ввести единый экзамен симпатично, но тогда надо менять концепцию и подход к адвокатскому экзамену. Тестирование – это здорово, но я как преподаватель отношусь к нему достаточно подозрительно», – заявил он. По его мнению, предложенная в законопроекте норма оптимальна, ведь она не лишает адвоката права сменить членство в палате субъекта, а лишь отдает этот вопрос на усмотрение совета. Если адвокат действительно переезжает жить в другой регион, совет даст согласие на изменение членства в палате, уверен Баулин.

«При всем желании серьезно отнестись к этому предложению (о едином экзамене – «Право.ru») как к некой панацее от той очевидной болезни, которая имеет место в адвокатуре, я не склонен думать, что это так эффективно», – заявил Евгений Семеняко, вице-президент АП Санкт-Петербурга. Он также подчеркнул: законопроект не запрещает смену членства в палате, но лишь вводит пятилетний срок, в течение которого смену надо согласовывать.

Стать адвокатом по новым правилам: как это сделать

Генри Резник раскритиковал идею «закрепощения» адвокатов в субъектах. При этом он признает: действительно, есть часть московских юристов, которые не рассчитывают сдать экзамен в Москве или области, требования в которых «повыше, чем в ряде других палат». Что нужно делать в такой ситуации? По мнению Резника, не принимать эти экзамены в регионах, если юристы приезжают туда только за этим. «А вот когда статус получен, ограничивать право адвоката на перемещение – это вступать в прямое противоречие с конституционным законом», – подчеркнул он.

С 2016 года адвокатский экзамен сдается в два этапа. Первый – тестовый, а второй – устный. Подробнее о том, как это работает, читайте в материале «Стать адвокатом по новым правилам: как это сделать».

Светлана Володина, вице-президент ФПА, привела цифры: ежегодно адвокатский статус получает 1200 человек, около 500 адвокатов в год переходит в АП Москвы и еще 50 – в АП Московской области. «Треть адвокатов злоупотребляет правом либо использует коррупционные схемы. И мы с вами считаем, что мы нарушаем права этих адвокатов, и считаем, что это ограничение? Да нет, коллеги! Это лица, которые на месяц регистрируются в «офшорной» зоне и потом возвращаются», – рассказала она. Володина согласилась с тем, что нужно вводить экзамен по единым правилам, с едиными вопросами, чтобы тестирование сдавалось по одному принципу. «Но основной-то экзамен остается в регионе! И адвокат опять сдаст его в «офшорной» зоне за чашкой чая», – заявила она.

Дисциплинарная ответственность адвокатов

Поправки закрепляют обязанность Федеральной палаты адвокатов обеспечивать соблюдение адвокатскими палатами субъектов законодательства об адвокатуре, в том числе при разбирательстве дисциплинарных дел, возбужденных президентом ФПА. Так, по задумке авторов законопроекта, президент ФПА сможет истребовать дело из региональной АП и передать его на рассмотрение в комиссию по этике и стандартам. Если последняя выяснит, что решение, которое вынесла АП субъекта, противоречит нормам закона или Кодекса адвокатской этики, то дело рассмотрит уже совет ФПА. Он сможет как оставить решение без изменений, так и направить дело на новое рассмотрение (с обязательными указаниями) в адвокатскую палату этого же или иного субъекта, но не того, где дело рассматривалось изначально.

«Совет ФПА вправе не просто отменить решение региональной палаты, членом которой является «дисциплинированный» адвокат, но и дать указание по толкованию норм, по фактическим обстоятельствам, по мере наказания. Что остается на долю региональной палаты? И ничего, что вообще-то адвокат не является членом ФПА, а является членом региональной палаты? Поэтому это законодательство не просто неверное – оно противозаконное», – заявил Дмитрий Талантов.

Такой подход возмутил и Резника. «В истории правосудия, во все времена не было такого органа, который наделялся бы правом предрешать все вопросы, которые должен решать нижестоящий суд – и вопросы факта, и вопросы права. Такого в принципе не было никогда! Как такое можно поддерживать?» – заявил он. 

«Но главное – игнорируется природа дисциплинарного производства. При рассмотрении конкретного дисциплинарного дела, никакого единства практики быть не может. Куча оценочных моментов – не только суровость и серьезность нарушения, здесь и личность, и масса обстоятельств, которые имеют значение. Всегда возникают индивидуальные обстоятельства», – продолжил он.

Минюст предлагает предусмотреть другой порядок: механизм «внутренней апелляции» в адвокатском самоуправлении. «Речь идет о том, чтобы ввести возможность пересмотра решений не только тех дел, которые возбуждались по представлению президента ФПА, но и любых дел о прекращении статуса адвоката. Чтобы любой адвокат, лишенный статуса, мог обжаловать решение совета АП в ФПА», – рассказал Новак.

Подводя итог слушаниям, Павел Крашенинников заявил, что в обсуждениях «адвокатской реформы» пока не ставится точка. В марте обсуждение продолжится уже в думском комитете по госстроительству и законодательству, на котором будут обсуждаться правительственные поправки. После этого законопроект направится на второе чтение в Госдуме.

Законопроект № 469485-7 «О внесении изменений в Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации».