ПРАВО.ru
Практика
4 марта 2019, 8:54

Заверения об обстоятельствах: зачем нужны и как работают

Заверения об обстоятельствах: зачем нужны и как работают
В одном деле ИФНС отказалась давать оптовику вычет по НДС, потому что выяснилось, что его поставщик «купил» товар у фирмы-однодневки. В другом деле человек купил ООО с участками, а через некоторое время лишился части земли. Все это бизнес, который ведется на свой страх и риск. С другой стороны, закон требует от всех действовать добросовестно. Юристы могут помочь бизнесменам «застраховаться» с помощью заверений об обстоятельствах (ст. 431.2 ГК). Взыскать убытки можно даже в том случае, если контрагент не знал о недостоверности своих обещаний.

Купить ООО по реальной цене

Заверения об обстоятельствах применяются при купле-продаже долей в ООО, как и задумывал законодатель. Закрепленные в договоре гарантии дают покупателю право на судебную защиту, если что-то пойдет не так, как обещал продавец. В деле № А40-234897/2016 убытки взыскивал Геннадий Говжеев, который осенью 2015 года купил у Сергея Соболева и Евгения Колоденкова за 100 млн руб. компанию «Сокол» с несколькими земельными участками. Согласно договору, продавцы гарантировали, что земля свободна от скрытых (неизвестных покупателю) притязаний третьих лиц. В соглашении говорилось, что это существенное обстоятельство, от которого зависит цена доли.

Дело о покупке не такого хорошего бизнеса

Если компания лишилась ценных активов после продажи, можно ли вернуть часть стоимости?

В 2016-м Говжеев присоединил компанию «Сокол» к своему автозаправочному бизнесу ООО «Ойл-Шоп 1». Но затем он обнаружил, что претензии на участки все-таки были. Правительство Москвы реконструировало территории, которые примыкали к автозаправкам, а некоторые участки были изъяты.

В результате «Сокол» оказался на треть дешевле, чем за него отдал покупатель, – к такому выводу пришла оценочная экспертиза, которую назначил суд в деле о взыскании убытков. Говжеев потребовал с оппонентов возмещения 31,6 млн руб. Ответчики главным образом критиковали экспертизу, но суд отклонил их возражения и принял решение в пользу покупателя.  

Привлечь к ответу контрагента за отказ в налоговых вычетах

Заверения об обстоятельствах могут пригодиться в случае отказа в налоговых вычетах по вине контрагента. Пример – история ТД «Риф», который в 2013 году заключил с «Агробизнесом» договор поставки зерновых, бобовых и других сельскохозяйственных культур. В 2015-м, когда в силу вступила ст. 431.2 ГК, стороны использовали возможность включить туда заверения. «Агробизнес» пообещал передавать вместе с товаром всю «первичку», которая соответствует закону, и гарантировал, что в документах отражены все операции с его собственными поставщиками. Если продавец нарушит заверения – «Агробизнес» обязался возместить убытки покупателя, в том числе суммы, уплаченные в бюджет на основании решений о доначислении НДС (в том числе отказов в применении налоговых вычетов). Так говорилось в допсоглашении, которое подписали стороны.

Дело о недобросовестном контрагенте

Недобросовестный поставщик "купил" товар у однодневки и перепродал другой компании. А она не смогла из-за этого получить налоговые вычеты и решила взыскать их через суд.

Убытки возникли у «Рифа» в 2016 году, когда ИНФС отказала ему в налоговых вычетах на 12,3 млн руб. за предыдущий год. Ведомство пришло к выводу, что «Агробизнес» фактически не получал товар от своего поставщика «Фаворита»: документооборот был искусственным, а на деле «Фаворит» не имел возможности ничего продавать. Вооружившись этим решением ИФНС, «Риф» отправился в суд требовать невозмещенную сумму в качестве убытков (дело № А53-22858/2016). АС Ростовской области удовлетворил этот иск. Он согласился, что продавец не представил покупателю все первичные документы, необходимые для получения вычета, а его отношения с «Фаворитом» противоречат данным заверениям.

Это решение поддержали апелляция и кассация, которые отклонили возражения «Агробизнеса». В частности, в своей кассационной жалобе он писал, что налоговый вычет имеет публично-правовую (государственную) природу, поэтому взыскать убытки в качестве гражданско-правовой ответственности невозможно. Кроме того, «Агробизнес» указывал, что не был участником налоговой проверки, не мог защищаться в ее рамках и к тому же не привлекался к ответственности за налоговые правонарушения.

АС Северо-Кавказского округа отмёл все эти возражения. Сумму вычетов вполне можно квалифицировать как убытки, а свои заверения «Агробизнес» дал добровольно. Даже если он не участвовал в налоговой проверке – доказать реальность отношений с «Фаворитом» можно было в настоящем арбитражном деле о взыскании убытков. Кассация учла, что «Агробизнес» не привлекался к налоговой ответственности, но весомее для нее оказалось решение ИФНС, которое подтверждало искусственный документооборот. «Оно никем не оспорено и не признано незаконным», – отметила «тройка» под председательством Ольги Бабаевой, оставляя в силе акты нижестоящих судов.

Не страховать то, что плохо лежит

Заверения об обстоятельствах помешали торговой фирме «Статус» получить страховое возмещение за кражу в магазине. В 2016 году неизвестные во втором часу ночи ограбили магазин «Мантия» в торговом центре «Кубус» под Петербургом. Они вынесли 63 норковые шубы на общую сумму 5,2 млн руб. Шубы были застрахованы в «Ресо-Гарантии». Тем не менее она отказалась выплачивать страховую сумму и объяснила это тем, что «Статус» дал недостоверные заверения. В договоре было указано, что страхователь обеспечивает круглосуточную охрану магазина  с помощью лицензированного ЧОП и исправную сигнализацию с выводом на пульт милиции или вневедомственной охраны. Но фирма все сделала не так. Она ограничилась датчиками окон и витрин, сигнал от которых получала служба отдела контроля режима здания. 

Дело о страховке и плохой охране

Из магазина вынесли шубы, но страховая компания отказалась платить возмещение, потому что их охраняли хуже, чем было написано в договоре.

При этом за торговым центром следили охранники арендодателя, но лицензии у них тоже не было. Более того, в договоре аренды было указано, что арендодатель не отвечает за сохранность имущества в магазинах ТЦ. Поэтому «Ресо-Гарантия» решила, что «Статусу» не полагается компенсация.

Страхователь решил получить ее через суд и подал иск (дело №  А56-17306/2017). «Ресо-Гарантия» ответила встречным требованием о признании договора недействительным из-за недостоверных заверений (п. 3 ст. 431.2 ГК). АС Санкт-Петербурга и Ленинградской области согласился с аргументами страховой компании. Но 13-й арбитражный апелляционный суд отменил это решение и взыскал 5,2 млн руб. в пользу «Статуса». По мнению второй инстанции, «Ресо-Гарантия» должна была доказать прямой умысел торговой фирмы на сообщение недостоверных сведений. Кроме того, страховая компания могла осмотреть имущество и самостоятельно проверить утверждения контрагента, но не сделала этого, отметила апелляционная «тройка» во главе с Ольгой Горбачевой.

С этим не смог согласиться АС Северо-Западного округа. По его мнению, охрана уменьшает вероятность кражи из магазина, поэтому сведения о том, есть она или нет, – существенное обстоятельство для договора страхования. «Статус» не мог не знать о том, что круглосуточной охраны в магазине нет. Тем не менее он дал «Ресо-Гарантии» недостоверные заверения, а в результате она застраховала неохраняемое имущество, указала коллегия судей под председательством Елены Боглачевой.

Не покупать то, что нельзя продать

Заверения об обстоятельствах помогли ООО «Солод» взыскать чуть менее 1 млн руб. убытков с поставщика компании «МДС Проект» за контрафактную продукцию. «Солод» приобрел газировку «Страна Лимония» для дальнейшей перепродажи, но оказалось, что «МДС Проект» не имеет права использовать этот товарный знак. 

Дело о контрафактном лимонаде

Компания купила газировку для перепродажи, но не смогла ее реализовать, потому что оказалось, что у продавца нет права использовать товарный знак.

Покупатель решил взыскать стоимость партии, которую не смог продать, в качестве убытков. В своем иске «Солод» указал, что полагался на заверения контрагента о законности поставок. Когда они заключали договор, «МДС Проект» выдал ему сертификат генерального дистрибьютора, из которого следовало, что «Солод» «имеет право распространять продукцию с использованием товарных знаков «Страна Лимония», принадлежащих «МДС Проекту».

Авторское право: от теории к практике

Получите ответы на вопросы защиты интеллектуальной собственности и авторских прав в современном формате онлайн-курса от Право.ру «Авторское право: от теории к практике»

Ответчик возражал против иска. Он представил договоры с правообладателем товарного знака ООО «Брэнд», но суды решили, что эти соглашения не говорят в пользу ответчика. Из них следовало, что «Брэнд» передал права не «МДС Проекту», а «Останкинскому заводу напитков». Более того, у правообладателя, судя по его пояснениям, был спор с заводом вокруг того же самого товарного знака.

В деле «Солода» против «МДС Проекта» № А40-83049/2017 суды встали на сторону истца. По их мнению, он добросовестно полагался на то, что у ответчика есть права на использование товарного знака. Также «Солод» исходил из того, что контрагенту заведомо известно: использовать товарный знак может только правообладатель или лицо, которое получило права по лицензионному договору. С такими выводами три инстанции согласились, что истец имеет право на компенсацию 1 млн руб. убытков.