ПРАВО.ru
Короли госзаказа 2018: санкции и верхушка айсберга
Исследования
24 апреля 2019, 10:17

Короли госзаказа 2018: санкции и верхушка айсберга

Санкции на закупки повлияли с совершенно разных сторон: зарубежные компании боятся сотрудничать с госзаказчиками из России, госзаказчики из России переключаются на окрепший российский юррынок, а российский юррынок, будто верхушка айсберга из воды, отображается только частью контрактов, так как компании прячут свои закупки из-за санкций.

Ушли в сумрак

С 2014 года в России работает Единая информационная система в сфере государственных закупок, ее главная задача – обеспечивать прозрачность закупочных процедур. Через нее проводятся тендеры по ФЗ-44 и ФЗ-223 (оба регулируют закупки, первый для государственных и бюджетных, второй – для компаний с госучастием и их «дочек»). В 2014 году через систему было заключено контрактов на 5,5 млрд руб. по ФЗ-44 и на 2,3 млрд руб. по ФЗ-223. К 2017 году эти цифры составили 6,3 трлн руб. (ФЗ-44) и 19,5 трлн руб. (ФЗ-223), чем продолжили динамику. Переломным стал 2018 год. По ФЗ-44 цифры остались похожими и составили 6,8 трлн руб., но значительно ситуация поменялась с тендерами по ФЗ-223, то есть по закупкам компаний с госучастием, сумма контрактов составила 17,1 трлн руб., то есть на 12,3% меньше, чем в предыдущем году.

Короли госзаказа: кто заработал на юридических тендерах в 2016–2017 годах

Причиной такого изменения стали санкции, а точнее – решение правительства защитить госкорпорации и их контрагентов от возможных экономических ограничений. С 2018 года госкомпании получили право ограничиться публикацией в реестре только информации о результатах, способах и ценах закупок, не сообщая информацию о победителях. Большая часть тендеров перешла на закрытые площадки. Подобные меры существенно сказались на исследовании тендеров юридических услуг. Согласно итогам исследования, в 2016 году первые 20 компаний по крупнейшим суммам тендеров выиграли 6,5 млрд руб., 6,7 млрд руб. – в 2017 году. В 2018 году 20-ка крупнейших выиграла контрактов на 2,4 млрд руб. 

Таким образом, выводы исследования сделаны только на основе открытых данных и не учитывают скрытые закупки, так как нет оснований полагать, что госкомпании отказались от такого количества юридических услуг.

Русский стиль 

В прошлом исследовании в 20-ку компаний входило значительное число зарубежных компаний, которые в этом году в рейтинг не попали, – это Baker Botts L.L.P., Wilmer Cutler Pickering Hale and Dorr LLP, Linklaters CIS, Baker & McKenzie, Freshfields Bruckhaus Deringer и другие. При том что в прошлых годах Wilmer или Baker Botts получали по полмиллиарда на контрактах. Теперь госзаказчики еще больше сконцентрировались на российских подрядчиках.  

На мой взгляд, санкции, безусловно, внесли свой вклад, комплаенс международных фирм зачастую дует на воду, в результате чего проекты уходят. Кроме того, российские фирмы сейчас вполне конкурентоспособны в тех областях права, в которых ранее доминировали ILF.

Андрей Гольцблат

«Также общее настроение госкомпаний и компаний с госучастием к иностранным фирмам, на мой взгляд, изменилось. С другой стороны, мы наблюдаем, что там, где есть качественный сервис и выстроенные долгосрочные отношения, вышеуказанные факторы не имеют большого значения и мы это видим на своих примерах», – считает Андрей Гольцблат, управляющий партнер Bryan Cave Leighton Paisner(Russia)LLP (ранее в России – Goltsblat BLP).

Александр Пахомов, управляющий партнер «Право и бизнес», считает, что санкции вряд ли являются преимущественным критерием при выборе консультанта с точки зрения «национальности». По его мнению, ориентирование на российские компании связано с ростом большего доверия к российскому юрбизнесу и конкретным юристам. «Юридические команды малого и среднего звена, сформированные 3–5 лет назад в период активного отпочкования, значительно окрепли и профессионально, и финансово. Думаю, мы будем наблюдать сокращение заказов на «ильфов» пропорционально росту качества «рульфов» и в будущем. В российском секторе также стали появляться и сертифицированные специалисты по иностранному праву. Раньше себе такое удовольствие могли позволить только самые большие российские компании», – считает он. При этом Пахомов указывает, что крупнейшие заказчики (государственные и квазигосударственные компании) придерживаются выбора иностранных юристов на международные проекты. «Объяснить это можно не столько профессионализмом, сколько желанием иметь вывеску, поскольку бюджет позволяет», – комментирует он.

Алексей Костоваров, руководитель практики антимонопольного права и закупок «Линии права», предположил, что такое изменение структуры победителей в гостендерах, может быть объяснено переориентацией на более компактные юридические компании, а также тем, что российские компании лучше знают местную специфику.

Из крупнейших заказчиков «исчезли» «Росатом», «Ростех», «Роснефть», «Роснано» и некоторые другие компании (рейтинг предыдущих лет по поставщикам), а группа «Газпром» сохранила первую позицию. Исчезновение их из списка объясняется санкциями. В прошлом периоде было видно, что контракты «Росатома» доставались Norton Rose Fulbright, Baker & McKenzie и Latham & Watkins. «Роснефть» через тендеры сотрудничала с Baker Botts, Linklaters CIS, Norton Rose Fulbright, Allen & Overy, «Легал Сервисиз» и KGSG Limited Liability Company. Контракты «Роснано» выполняли компании Dentons Europe, «Линия права», Deloitte & Touche CIS. «Исчезновение» заказчиков из открытых госзакупок могло стать причиной значительного сокращения видимых объемов у их подрядчиков.

 Юридические тендеры у крупнейших заказчиков, как правило, проходят в форме закупки у единственного поставщика (в 74,1% случаев), то есть без конкурса. На основе открытых данных можно сделать вывод, что чаще всего к закупке у единственного поставщика прибегала «Группа ВТБ» (98%) и «Группа РЖД» ( 92,5%), а реже всего УК «РФПИ» (2,8%) и Россельхозбанк (4,5%).


Попытка номер

Лидеры по числу тендеров и по их сумме в значительной мере перекликаются с первой 20-кой WinRate лидеров, то есть тех, у кого число участий в тендерах максимально приближается к числу побед в них. 100%-ный результат показал Александр Зюба из «Монастырский, Зюба, Степанов & Партнеры», который выиграл все 14 тендеров, в которых участвовал. Он же стал единственным ИП с высокими показателями в рейтинге. Преимущественно госзаказчики предпочитают работать с компаниями. Заказчиками Зюбы были Приморский торговый порт и Новороссийский морской торговый порт.

«С точки зрения результата физлица как контрагенты ничем не отличаются от юридических компаний. Существуют отдельные юристы, уровень которых достаточно высок, что позволяет им иметь постоянные предложения на их экспертизу. Конечно, я не говорю про большие проекты, в которые, как правило, привлекают компании с командами юристов. Но это скорее вопрос конкретного запроса, а не профессиональных отличий», – считает Костоваров.

Успех не является обязательной составляющей компании, которая участвует в тендерах. Есть также и юридические фирмы, которые массово участвуют в юридических тендерах. «Наверное, у каждой компании свое видение, как реагировать на тендеры, которых действительно много. Мы участвуем только в тех тендерах, где у нас есть сильная экспертиза, мы понимаем проект, оцениваем вероятность получения работы с учетом нашей финансовой модели и только тогда принимаем решение об участии. Что касается стратегии юридической компании, которая ориентирована исключительно на тендеры, то она, наверное, имеет право на существование, но это будет скорее неполноценная юридическая фирма, на мой взгляд. С другой стороны, рынок сегодня таков, что большинство компаний, в том числе и без госучастия, выбирают юристов на тендерной основе, так что в этом смысле все мы сейчас тендерные фирмы», – считает Гольцблат.

По открытым данным, «Вертикаль» участвовала в 25 тендерах и победила в одном, DLA Piper Rus – в 34, выиграла 10 из них, ГК «КСК» из 13 тендеров выиграла один, также одна победа и 12 участий у «Альтхаус Консалтинга».

Костоваров сомневается, что компании могут выстраивать свою деятельность со ставкой только на госзаказы. «Слишком большая зависимость от наличия или отсутствия таких госзаказов. Но определенно госзаказы – это одно из направлений развития юрбизнеса», – комментирует он. Пахомов также отмечает, что участие исключительно в тендерах не может быть положено в основу экономики компании: «В условиях, когда 50% и больше закупок осуществляется из единственного источника, говорить о конкурентных условиях вряд ли можно. Состав закупочной документации по конкурсам на закупку юруслуг также свидетельствует о том, что до приемлемых конкурентных и честных процедур еще далеко. В такой ситуации следует сосредоточиться на комплексной клиентской работе».

Александра Стирманова, адвокат «S&K Вертикаль», рассказывает, что каждая компания определяет свою стратегию участия в тендерах в зависимости от наличия ресурсов для исполнения госконтракта, целесообразности направления ресурсов на исполнение госконтракта. «Если компания может продать свои услуги дороже стоимости госконтракта, то участие в тендере ставится нецелесообразным. Стоит заметить, что не все госконтракты являются выгодными, порой бывают убыточными для компании, поэтому экономическая модель не может быть выстроена исключительно на участии в тендерах. Тем более что сам факт участия в тендере не гарантирует заключения контракта», – рассказывает она.

Как считали

Рейтинг рассчитан на основе тендеров, объявленных с 1 января 2018 года по 31 декабря 2018 года. Сведения о торгах получены из Единой информационной системы в сфере закупок. Учтены тендеры, проведенные в соответствии с 223-ФЗ и 44-ФЗ; закупки по Общероссийскому классификатору продукции по видам экономической деятельности обозначены как подкласс «Услуги юридические» (ОКПД 69.1).

Учитывались все виды закупок (у единственного поставщика, закрытые, открытые, внутригрупповые), кроме повторяющихся, отмененных и несостоявшихся, а также кроме тендеров, прошедших предварительный и/или предквалифицированный отбор. В общей сложности были проанализированы 4536 тендеров. Данные по тендерам в валюте пересчитаны по курсу ЦБ на дату объявления тендера. При указании в итоговом протоколе почасовых ставок, ставок за участие в одном судебном процессе, указании экономического эффекта от работы консультантов и т. д. указана начальная (максимальная) цена договора. Если компания объявила несколько победителей, то приведена начальная (максимальная) цена договора на количество победителей (без определения долей). 

Каждый лот внутри одного тендера посчитан как отдельный тендер. Данные по компаниям, входящим в холдинги, приведены по группе компаний; участие в холдинге считается как доля владения в каждом звене по всей цепочке больше 50%, по данным «Спарк» на 1 января 2019 года. Компании, принадлежащие Минобороны, Росимуществу и т. д. не объединялись.

Полученные суммы не могут свидетельствовать о выручке юридических компаний, полученной в качестве победителей тендеров в 2018 году. Фактически получаемые компаниями суммы могут быть распределены на несколько лет, суммы могут быть уменьшены или увеличены, также невозможно определить суммы при наличии нескольких победителей или при коллективной заявке. Стоит учитывать, что значительная часть контрактов не отражена в исследовании из-за сокрытия информации в санкционное время.

*— названия компаний в таблицах указаны как в материалах Единой информационной системы в сфере закупок


Примечание 

Компания "Вертикаль", упомянутая в таблице WinRate-Лидеры, имеет ИНН 7717793910 (прежнее название ООО "Малина"). Компания не имеет отношения к АБ "S&K Вертикаль"®

Мы в Telegram

Новости судебной системы, свежая практика, резонансные кейсы, инсайды и подробности.

Подписаться