По следам Костина и Дерипаски: как суды блокируют сайты заодно
Процесс
5 апреля 2019, 12:29

По следам Костина и Дерипаски: как суды блокируют сайты заодно

Истории про ограничение доступа к текстам по решениям судов о блокировке других материалов не являются единичными: в апреле по решению суда от ноября прошлого года заблокировали свежую публикацию ресурса Baza, связанную с главой ВТБ Андреем Костиным. Ранее с блокировкой столкнулся «Право.ru», портал не привлекали по делу о защите деловой репутации, но публикацию все равно заблокировали. Почему такое происходит и что на этот счет думает Верховный суд?

В апреле «Яндекс.Дзен» удалил публикацию про телеведущую Наилю Аскер-заде ресурса Baza. В статье рассказывалось о недвижимости Аскер-заде и возможной её связи с главой ВТБ Андреем Костиным. «Мы получили жалобу о том, что в «Яндекс.Дзене» опубликована недостоверная информация. Следуя нашей процедуре, мы уведомили автора о наличии жалобы. Затем мы получили уведомление от Роскомнадзора от 3 апреля 2019 года о необходимости сообщить владельцу канала Baza, что он должен удалить со своего канала запрещенную информацию. Она была признана таковой решением суда от 16 ноября 2018 года», – рассказали в «Яндекс.Дзене». Ранее похожее сообщение со ссылкой на то же решение суда получали в «МБХ-Медиа», передавала «Фонтанка».

При этом публикация для Baza о недвижимости ведущей была второй по счету (о первой было решение суда в ноябре 2018 года). «После публикаций о первой квартире Наили Аскер-заде Роскомнадзор начал блокировку страниц тех ресурсов, которые перепечатали эту информацию. На начало марта 2019 года, согласно данным портала «Роскомсвобода», заблокировано более 1000 страниц, где упоминался факт передачи квартиры от ВТБ Наиле Аскер-заде», – передает Baza. То есть фактически новую публикацию заблокировали по «старому» решению.

«Ведомости» отметили, что в картотеке несколько подобных исков от ВТБ, а запрещенной они стараются признать не сами публикации, а информацию о сотрудниках ВТБ. То есть суд запретил повторное воспроизведение и распространение такой информации на любых других сайтах «путем ее копирования, повторного воспроизведения либо каким-либо иным образом».

Деловая репутация и блокировка

Интернет-активность и публикации в соцсетях – одна из частых причин для исков о защите деловой репутации: по данным сервиса Caselook.ru, за 2018 год (с января по декабрь) в 369 делах с применением о защите деловой репутации упоминаются интернет-ресурсы в протоколе https://. В деле № А53-35913/2018 ООО «Идеал» успешно пыталось признать не соответствующими действительности и порочащими деловую репутацию сведения и отзывы в отношении компании в интернете на конкретном сайте. В решении приводятся семь страниц одного сайта, а также конкретная информация на них, которая является порочащей. 

Специфика дел о репутации заключается в том, что рассматривать их могут как в арбитражных, так и в судах общей юрисдикции. Как сообщал Верховный суд в обзоре практики за 2016 год, в среднем в год 5000 подобных дел рассматривается в судах общей юрисдикции и 800 дел – в арбитражных судах, разрешающих споры о защите репутации в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности. ВС подчеркивал, что «если сторонами спора о защите деловой репутации являются юрлица или индивидуальные предприниматели в сфере, не относящейся к предпринимательской и иной экономической деятельности, то такой спор относится к компетенции судов общей юрисдикции». В арбитражных судах производство максимально «прозрачное»: документы стабильно публикуются в картотеке арбитражных дел, там же можно отслеживать движение дела. В СОЮ ситуация обстоит иначе, документы дел могут много месяцев не публиковаться на сайтов судов, а информация может быть отнюдь не полной, что также связано с особенностями некоторых категорий дел и персональными данными. Деловая репутация – это не единственная причина для блокировки сайта. Другим поводом может быть выигранный иск о нарушении права на личную жизнь, где суд также потребует ограничить доступ к порочащим сведениям.

Более оперативно блокировать контент по искам о защите деловой репутации стало возможно сравнительно недавно: в апреле 2018 года Владимир Путин подписывает закон, который позволяет блокировать информацию, порочащую честь и достоинство граждан и юрлиц. Если сайт, где расположена порочащая информация, по решению суда ее не убирает, то у пристава появляются полномочия самостоятельно обратиться в Роскомнадзор с заявкой о блокировке ресурса.

Что случилось с «Право.ru»?

Отвечая коротко, на одну из публикаций на портале наложили обеспечительные меры по иску о защите деловой репутации. Известно об этом редакции стало только после уведомления телеком-оператором о внесении статьи в Единый реестр запрещенной информации. По требованию Роскомнадзора, который опирался на решение суда, публикацию предлагалось удалить, иначе сайт был бы заблокирован. Истцом по делу был Рустэм Магдеев, известный предприниматель, а ответчиком выступало некое ООО «Риал». Подобных исков было два (в обоих требования и стороны были одинаковыми), оба раза на статью «Право.ru» накладывались ограничения в рамках обеспечительных мер. В одном из исков вместе с «Право.ru» ограничение было наложено на 66 разных страниц разных сайтов.

По мнению Михаила Хохолкова, ведущего юриста группы правовых компаний ИНТЕЛЛЕКТ-С Группа правовых компаний ИНТЕЛЛЕКТ-С Федеральный рейтинг II группа Интеллектуальная собственность III группа ТМТ 29 место По размеру выручки на юриста 19 место По количеству юристов 43 место По размеру выручки Профайл компании , в случае с блокировкой материала «Право.ru» суд не проверил, какое отношение имеют данные страницы к спору, не выяснил владельцев порталов, не привлек их к участию в деле, не проверил, имеют ли статус сетевого издания сайты, указанные в ходатайстве истца. «А ведь действующее законодательство предоставляет сетевым изданиям особые (по отношению к сайтам, не имеющим такого статуса) права по публикации материала. Например, без согласия могут обрабатываться персональные данные, если это необходимо для осуществления профессиональной деятельности журналиста и (или) законной деятельности средства массовой информации (п. 8 ч.1 ст. 6 Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 152-ФЗ «О персональных данных»). Я считаю, что Верховный суд должен обобщить судебную практику по подобным спорам и обратить внимание нижестоящих судов на особенности принятия подобных обеспечительных мер, направленных на нарушения прав третьих лиц», – комментирует Хохолков.

После публикаций портала о блокировках и обращениях в суд Советский районный суд г. Казани Республики Татарстан (Татарстан) по собственной инициативе отменил обеспечительные меры, после чего «Право.ru» снова опубликовало статью о Магдееве. 

Причем тут Дерипаска

Спор Дерипаски и Навального

По решению Усть-Лабинского районного суда о блокировке расследования Алексея Навального, по иску, поданному Олегом Дерипаской, в реестр запрещенных сайтов были внесены страницы, принадлежащие лицам, не привлеченным к участию в деле.
Расследование касалось зампреда Правительства Сергея Приходько  и его отдыха на яхте олигарха Дерипаски. Они обсуждали, в том числе вопросы русско-американских отношений. Расследование было построено на снимках из Instagram и видео из Youtube авторства модели Анастасии Вашукевич (известной как Настя Рыбка), которая в числе других девушек плавала на той же самой яхте.

Кирилл Саськов, партнер АБ Качкин и партнеры Качкин и Партнеры Федеральный рейтинг II группа Коммерческая недвижимость/Строительство II группа ГЧП/Инфраструктурные проекты Профайл компании , рассказывает, что «ящик Пандоры» в части судебной блокировки сайтов лиц, которые не привлечены к участию в судебном споре, публично открыло дело «Дерипаска vs Навальный». Тогда требования о блокировке контента получили «Медиазона», радио «Свобода», Znak.com, The Village, «Сноб», Newsru.com. Все они в определенном объеме публиковали результаты расследования Навального.

«В случае с блокировкой «Право.ru» Советский районный суд города Казани фактически использует доводы, аналогичные делу «Дерипаска vs Навальный», обосновывая блокировку потенциальной «невозможностью защиты права на изображение, персональные данные и неприкосновенность частной жизни». Как и в первом случае, позиция, занятая судом, вызывает ряд вопросов с точки зрения действующего законодательства. Федеральный закон об информации включает закрытый перечень случаев блокировки сайтов в сети Интернет. Блокировка же сайта в качестве обеспечительной меры предусмотрена только в отношении информации, распространяемой с нарушением авторских и смежных прав», – подчеркивает Саськов.

Саськов подчеркивает, что если суд и блокирует сайт в качестве обеспечительной меры, то должны быть соблюдены два условия: во-первых, на это должны быть основания. «В отличие от АПК РФ, предусматривающего в качестве основания предотвращение причинения значительного ущерба заявителю, ГПК РФ указывает только на затруднения или невозможность исполнения решения суда при непринятии обеспечительных мер. Соответственно, заявитель должен обосновать наличие такого основания с представлением соответствующих доказательств», – отмечает Саськов. Второе условие – привлечение к участию в деле заинтересованных лиц. «С точки зрения ГПК и позиции Верховного суда лица, в отношении которых суд принимает решение об их правах и обязанностях, должны быть привлечены к участию в деле в целях реализации своего права на защиту своих интересов. Указанное положение применяется и к определениям суда. Следовательно, обеспечительные меры, применяемые судом, не могут затрагивать права и интересы лиц, не привлеченных к участию в деле. Достаточно сложно проследить механизм, заложенный в процессуальном законодательстве в случаях блокировки сайтов, аналогичных блокировке «Право.ru», – считает Саськов.


Когда могут заблокировать ресурс?

Блокировка сайта на основании судебного акта предусмотрена в следующих случаях: 

• в случае признания информации, распространяемой в сети Интернет, информацией, распространение которой запрещено, – на основании решения суда (СОЮ в порядке административного производства);

• по делам о защите деловой репутации, в случае если ответчик не выполнил возложенную на него обязанность по удалению порочащих сведений, содержащихся в сети Интернет. Блокировка производится на основании постановления судебного пристава-исполнителя;

• в отношении информации, распространяемой с нарушением авторских и (или) смежных прав (кроме прав на фотографии), – на основании вступившего в законную силу судебного акта;

• в отношении информационных систем и программ организатора распространения информации в сети Интернет, в случае неисполнения им обязанностей, возложенных на него законом об информации. Например, по данному основанию был заблокирован Telegram;

• в отношении информации, обрабатываемой с нарушением законодательства в области персональных данных. Например, по данному основанию был заблокирован LinkedIn;

• так называемая вечная блокировка ресурсов, на которых неоднократно и неправомерно размещалась информация, нарушающая авторские и (или) смежные права. Например, по данному основанию были заблокированы Flibusta и Rutracker.org.

Также закон содержит основания для блокировки сайтов без судебного решения. Например, блокировка копий сайтов, которые уже были заблокированы. Теоретически им можно было бы объяснить блокировку сайтов, содержащих идентичную информацию, но такая блокировка допускается только в отношении копий сайтов, в отношении которых принята «вечная блокировка». Иные сайты, содержащие информацию, идентичную заблокированной, необходимо блокировать по отдельному основанию.

(Отвечает  Кирилл Саськов)


Как минимизировать последствия блокировки:
  • разработать внутренние инструкции на такие случаи;
  • указать на сайте контактные данные и рабочий адрес электронной почты для обращений Роскомнадзора и иных структур, обеспечив его доступность (для сетевых изданий адрес можно указать в выходных данных);
  • создать зеркало сайта или группу зеркал;
  • уведомить своих посетителей всеми доступными способами (например, в соцсетях или мессенджерах) о возможной блокировке, доступно разъяснив, как можно получить доступ к зеркалу сайта;
  • можно ограничить свою ответственность, связанную с недоступностью сайта из-за блокировки, перед рекламодателями и пользователями, прописав соответствующие положения в пользовательских соглашениях (офертах) и в договорах на распространение рекламы.

(Отвечает Михаил Хохолков)

Хохолков также считает, что подобные схемы являются злоупотреблением права со стороны истца: «В делах о диффамации оспариваются не каждые упоминания об истце и не на любых сайтах, а конкретный материал, доступ к которому возможен по конкретному указателю страницы (URL). Все остальное не должно учитываться судом как не имеющее отношение к делу. И здесь вопросы возникают к суду, вынесшему определение о принятии обеспечительных мер, а не к Роскомнадзору, выполнившему чисто техническую функцию по исполнению судебного акта, вступившего в законную силу», – рассуждает он. Хохолков считает, что в подобных случаях определение о принятии обеспечительных мер в виде блокировки материалов, не являющихся предметом спора, подменяет собой судебное решение и саму суть судебного разбирательства, а также «лишает владельцев сторонних сайтов приводить свои доводы и контраргументы, указывать на правовые основания для размещения материала, то есть в целом нарушается право на судебную защиту».

Юрист обращает внимание на одну сложность: если страница попала в Единый реестр запрещенных ресурсов на основании решения суда, то оно уже вступило в законную силу. Поэтому если владелец или администратор сайта к участию в деле не привлекался, то обжаловать решение будет сложно: нужно будет восстанавливать сроки для обжалования и обосновывать свои права на обжалование. 

Похожий спор доходил до Верховного суда и позже попадал в обзор практики. Выборгский районный суд Санкт-Петербурга постановил заблокировать Bitcoininfo.ru, но самому владельцу сайта об этом никто ничего не сообщил, и он узнал об этом уже постфактум. К участию в деле его не привлекали. ВС решил, что это недопустимо.