Практика
10 апреля 2019, 8:59

ВС посчитал срок исковой давности в деле о конфликте завещаний

ВС посчитал срок исковой давности в деле о конфликте завещаний
У старушки было два сына, но она отписала все имущество только одному из них. После того как женщина и ее сыновья умерли, в борьбу за имущество включилось третье поколение семьи. Сын обделенного родителя успешно оспорил последнюю волю бабушки, которая страдала деменцией. Однако через полгода он узнал, что было еще одно идентичное завещание, которое она написала на год раньше. Суды решили, что он пропустил срок исковой давности, но Верховный суд объяснил, почему они не правы.

Как считать срок исковой давности для оспаривания последней воли, если второе по счету завещание уже признано недействительным, а первое осталось? На этот вопрос ответил Верховный суд в одном из недавних дел. В истории о наследстве семьи Галимовых* участвовало три поколения. У Гульназ Галимовой было два сына – Артур и Тимур*. Но долю в квартире и земельном участке она завещала в 2011 году только Артуру (это завещание удостоверила нотариус Лейсан Хусаенова). 

После смерти Гульназ и ее сыновей за имущество стали бороться их наследники. Жена и двое детей Артура поддерживали последнюю волю старушки. С этим не соглашался Ильдар*, сын обделенного Тимура. В 2015 году он восстановил срок на принятие наследства, а затем решил оспорить завещание. В суде истец указал, что бабушка с 2009 года состояла на учете в психоневрологическом диспансере, страдала деменцией и не понимала, что происходит. По мнению Ильдара Галимова, этим и воспользовался его дядя. Судебная экспертиза подтвердила невменяемость бабушки, и 12 мая 2016 года суд признал завещание недействительным.

Но через полгода, в ноябре 2016-го, нотариус сообщил Ильдару Галимову, что его бабушка написала еще одно завещание в 2010-м (по крайней мере, сам истец утверждает, что именно тогда узнал о более раннем документе). Отличалась там только дата составления, но суть была той же самой: завещать все Артуру Галимову. Его племянник решил оспорить и это завещание. 31 августа 2017-го его иск был зарегистрирован.

Конфликт завещаний

Но на этот раз суды отклонили требование: они сочли, что пропущен срок исковой давности. Две инстанции решили отсчитывать его от того дня, когда Ильдару Галимову восстановили срок для принятия наследства, с 25 марта 2015 года. «Именно тогда истец должен был пойти к нотариусу и узнать о том, что было первое завещание в 2010 году», – объясняется в решениях.

Но гражданская коллегия ВС рассудила иначе. Она обратила внимание, что завещаний было два, от 2010 и 2011 года. Согласно общему правилу, последующее отменяет предыдущее. И пока второе завещание не было признано недействительным, первое считалось отмененным. В этот отрезок времени Ильдар Галимов не мог обжаловать документ 2010 года, потому что он не имел юридической силы и никак не нарушал его права, разъясняется в определении № 11-КГ19-1. Значит, срок исковой давности надо считать с того дня, когда было признано недействительным второе завещание. С таким указанием гражданская коллегия ВС отправила дело на пересмотр в Ново-Савиновский районный суд Казани

Дело прокомментировала управляющий партнер КА Барщевский и партнеры Барщевский и партнеры Федеральный рейтинг IV группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции Анастасия Расторгуева. «Срок давности течет с того дня, когда стало известно о завещании и проблемах со здоровьем наследодателя, из-за которых наступил порок воли, – делится она. – С другой стороны, пока действовало последнее, не действовало предыдущее завещание – нечего оспаривать». Она предлагает «довести ситуацию до абсурда» и представить 10 завещаний за последние пять лет, каждое из которых отменяет предыдущее. Если проблемы наследодателя со здоровьем возникли семь лет назад, это обозначает 10 судебных процессов – один за другим. Расторгуева сомневается, что это правильно. «Если стало известно обо всех завещаниях и о пороке воли, то в их отношении уже начался срок исковой давности», – полагает она.

* – имена и фамилии действующих лиц изменены.