Практика
10 апреля 2019, 23:50

«Проблема-115»: зачем банкам заградительные тарифы

«Проблема-115»: зачем банкам заградительные тарифы
Вчера СМИ доложили о первом известном иске блогера, требующего защитить его репутацию. Скандал разгорелся между автором YouTube-канала «Адские бабки» Александрой Баязитовой и банком «Тинькофф». Но интересен не сам иск, а из-за чего все началось. Блогер утверждал, что банк использовал антиотмывочный закон в своих интересах.

В своем ролике Баязитова утверждала, что якобы банк, прикрываясь требованиями антиотмывочного закона (ФЗ№ -115), специально блокирует счета клиентов, а потом предлагает «решить вопрос» за 15–20% средств на счете. Банк назвал расследование блогера клеветой, а та пошла в суд (№ М-2639/2019). Похожая комиссия существует и в других банках. Так, в Совкомбанке она появилась осенью 2016 года, следует из дела № 33-2038/2018. Если клиент получает на свой счет безналичный перевод от компании или ИП в размере более 600 000 руб., то банк может забрать себе до 20% от этих денег, когда сочтет операцию подозрительной. Ранее такая санкция действовала лишь для тех случаев, когда платежи наносили банку «репутационный ущерб».

Комиссии и претензии: когда банки усложняют жизнь клиентам

Но отправной точкой для подобных коммерческих «нововведений» стал закон о противодействии отмыванию денег № 115. Именно этот акт изменил то, как банки работают с клиентами. Они следят за каждой операцией клиента. По факту подозрительность операций презюмируется. А клиентам приходится доказывать, что они законопослушны. Юристы рассказали, как надо построить взаимодействие с банком, как обжаловать несправедливые отказы и вернуть завышенные комиссии. Судебная практика дает добросовестным клиентам высокие шансы, но только при определенных условиях.

Правило «клиент всегда прав» уже не всегда работает, если речь идет о банках. Они могут отказать в операции, если считают ее подозрительной, или взимать повышенные тарифы с тех клиентов, которые не сумели доказать законность своих переводов. Со стороны малого бизнеса это может выглядеть так, как будто банк подменяет налоговую, таможню и другие госорганы. Но этот подход применяется и на Западе, где он давно стал нормой, утверждает управляющий партнер Alliance Legal CG Alliance Legal Consulting Group Федеральный рейтинг II группа Уголовное право и процесс III группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции III группа ГЧП/Инфраструктурные проекты IV группа Банкротство Профайл компании Евгений Карноухов со ссылкой на Базельское соглашение и четвертую директиву ЕС. 

А руководитель практики «Финтех» O2 Consulting O2 Consulting Федеральный рейтинг II группа ТМТ II группа Налоговое право и налоговые споры III группа Корпоративное право/Слияния и поглощения III группа Интеллектуальная собственность Дарья Носова вспоминает о решении ФАТФ (Группа разработки финансовых мер по борьбе с отмыванием денег – Financial Action Task Force, FATF), где низовым уровнем контроля являются банки. Именно их сотрудники выявляют потенциально незаконные транзакции, временно их замораживают, тщательно проверяют, сообщают о них «выше» в финразведку и так далее, делится Носова. Банки используют риск-ориентированный подход, разработанный ФАТФ, для упрощенной или расширенной проверки клиента. Если российские кредитные организации не соблюдают эти процедуры, то они могут получить штраф и рискуют лицензией, обращает внимание Карноухов.

Виктория Соколова из Национальной юридической службы Амулекс Национальная Юридическая Служба АМУЛЕКС Федеральный рейтинг III группа Семейное/Наследственное право III группа Уголовное право и процесс выделила три основных случая, когда клиенты могут обжаловать решения банков:

  • лицу могут отказать в заключении договора;
  • клиент может столкнуться с отказом в операции по счету;
  • клиент хочет уйти из банка, но «натыкается» на заградительные тарифы.

В своих решениях банки ориентируются не только на закон о противодействии отмыванию 115-ФЗ, но и на многочисленные подзаконные акты, которые раскрывают и развивают его положения.

Отказ в заключении договора

В потенциальном клиенте может настораживать минимальный уставный капитал, «массовый» адрес регистрации, отсутствие по адресу регистрации и так далее (Положение Банка России от 2 марта 2012 № 375-П). «Адрес юрлица – это «лакмусовая бумажка» для банка: могут быть звонки, попытки прийти в офис», – говорит Соколова. Нежелание объясняться тоже может подвести, как показывают примеры из судебной практики.

Судебная практика не в пользу клиента

В деле № А56-92265/2017 суды признали, что Сбербанк правильно не стал открывать счет «Ассоциации транспортно-контейнерных сервисов». Адрес регистрации был «массовый». Фирма  не сообщила другого адреса и не раскрыла, какую деятельность будет вести. Более того, ассоциация не получила ни одного определения суда, высланного по юридическому адресу. Соколова обращает внимание, что этот факт был использован против фирмы.

ИП Васильченко проиграл дело № А60-48328/2017 против Райффайзенбанка, который отказался открывать ему счет. Когда предприниматель заполнял анкету, он обманул, что не связан с другими фирмами. Но проверка банка показала, что он был руководителем организаций, которые раньше получали отказ в операциях. Кроме того, ИП отказался отвечать на вопросы о своей деятельности, в том числе раскрыть источник происхождения денег.

Дело Васильченко типичное, комментирует Соколова: клиент уходит в другой банк оттуда, где ему отказали в операции. Чаще всего на новом месте ему надо написать в анкете, какие были предыдущие отношения с банками. Одни скрывают предыдущие отказы, другие честно об этом пишут. Но подобную информацию банки легко выясняют и в обоих случаях не открывают счет, делится Соколова. 

Хотя прямо не доказано, что ИП нарушал закон, но отказ в операциях – это определенное пятно. Все банки будут с этим считаться. Здесь поможет процедура реабилитации. Обращаться можно в межведомственную комиссию при Банке России или сразу в суд.

Виктория Соколова, Амулекс Национальная Юридическая Служба АМУЛЕКС Федеральный рейтинг III группа Семейное/Наследственное право III группа Уголовное право и процесс

Отказы в операциях

В законе и подзаконных актах Центробанка перечисляются признаки подозрительных, транзитных и прочих «нехороших» операций. К примеру, это «запутанный и необычный характер сделки, не имеющей очевидного экономического смысла и очевидной законной цели» (Положение ЦБ от 15 декабря 2014 г. № 445-П). Под подозрением компании-однодневки, которые не платят налоги, зарплату и так далее. В других подзаконных актах можно найти и другие факторы, на которые должны обращать внимание банки.

Они специально сформулированы широко, чтобы не давать преступникам преимущество, ведь конкретные нормы проще обойти, объясняет Носова из O2 Consulting. Подпадать под эти критерии могут не только однодневки, но и компании, которые частично работают в «серой» зоне, предупреждает Карноухов из Alliance Legal CG.

Сложностей добавляет и оценка сотрудников банка, которая неизбежно субъективна. «Одна и та же сделка может одному человеку показаться запутанной и бессмысленной, а другому – наоборот», – говорит Носова. Более того, по ее наблюдениям, сам характер контроля такой, что подозрительность и даже нелегальность операций презюмируются.

В этих условиях клиенту приходится доказывать банку, что он чист перед законом. И здесь он сталкивается с бюрократическими издержками, а иногда даже злоупотреблениями со стороны банка.

Например, проблемы с обслуживанием счета – это когда для каждой платежки более 50 000 руб. приходится прикладывать полный пакет документов, причем на бумажном носителе, без программы «Банк-клиент». Одно дело, когда платежей один-два в день, а другое дело – десятки или сотни.

Управляющий партнер Дивиус Дивиус Региональный рейтинг II группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции Иван Гусев

А еще за эти документы берут повышенную комиссию, потому что нужно обрабатывать бумажные «платежки», добавляет Гусев.

Ручной анализ требует времени и ресурсов, но это тормозит бизнес, говорит руководитель службы внутреннего контроля Русфинанс Банка Андрей Ратушин. Он убежден, что для эффективной работы банку нужны «продвинутые» методы и технологии: машинное обучение и т. д., а технологическое отставание обходится очень дорого. Конечно, добросовестная фирма может получить вопросы относительно содержания операций, говорит Ратушин. Но исход, по его словам, зависит от того, насколько открыт бизнес к банку. «Сразу после анализа оператор обучит систему не определять такие операции сомнительными», – заключает Ратушин.

Цель банка – понимать экономический смысл операций клиента. Зачастую для этого достаточно устного пояснения клиента, в иных случаях может потребоваться анализ сделки и всех сопровождающих её документов.

Андрей Ратушин, Русфинанс Банк

Если клиент все-таки получил отказы в операции, то они попадают в его «историю», поэтому их надо обжаловать, подчеркивает Соколова. В судебной практике есть успешные примеры.

Судебная практика в пользу клиента

В деле № А40-11621/2018 суд признал незаконными отказы Модульбанка исполнить платежные поручения «Планеты Айти», а также одностороннее расторжение договора с клиентом. Как решили три инстанции, предъявленные клиентом документы не подтверждали, что сделки носили «сложный, запутанный» характер. «Если запросы банка носят общий характер – значит, он ищет иголку в стоге сена, а перспективы обжалования высоки», – комментирует Соколова из «Амулекса».

«СУ 1701» победило Райффайзенбанк в деле № А40-242859/2017, где истец обжаловал отказ в проведении операций и одностороннее расторжение договора. Суды указали, что «подозрения банка должны быть реальными, а не формальными». Как обращает внимание Соколова, клиент добросовестно предъявил банку все документы по запросу, но банк в суде не доказал необычность или транзитный характер операций.

Закрытие счета и заградительные тарифы

Многие банки стали использовать заградительные тарифы – это повышенные тарифы для сомнительных операций. Как говорит Карноухов, они могут составлять до 25% от суммы операции. По его словам, это отпугивает фирмы-однодневки. Но если речь идет о добросовестных клиентах, суды встают на их сторону и возвращают комиссии. 

Комиссии и претензии: когда банки усложняют жизнь клиентам

Недавно Верховный суд рассмотрел дело о заградительных тарифах Совкомбанка по иску Антона Трешкина*. Он получил 1,2 млн руб. с назначением платежа «Долги по зарплате», а банк удержал 120 000 руб. от этой суммы. ВС постановил вернуть Трешкину эту сумму, потому что банк установил повышенный тариф без согласия клиента-физлица. Гражданская коллегия ВС обратила внимание, что действующее законодательство не позволяет кредитным организациям устанавливать специальные комиссии именно как меру противодействия легализации преступных доходов. Такая позиция встречается и в арбитражных спорах.

Практика в пользу клиентов

ИП Самарин взыскал с Бинбанка 541 324 руб. комиссии, удержанной при закрытии счета. По мнению судов, банк злоупотребляет правом, когда устанавливает в своих тарифах платежи за нарушение 115-ФЗ сверх тех, что установлены государством. Комиссия за непредоставление, неполное предоставление документов является мерой ответственности, потому что банк не оказывает никаких услуг при начислении комиссии, объясняется в деле № А40-57203/18.

Практика не в пользу клиентов

В деле № А40-220371/17 «Агропромстрою» не удалось вернуть штраф в размере 614 111 руб. Суды учли, что компания не показала банку договор по ведению бухучета и доказательства оплаты этих услуг. Кроме того, штраф был согласован с клиентом, что подтверждает подпись директора.

В споре № А40-215796/2017 компания «Артэкс» не смогла отсудить у Альфа-Банка 841 883 руб. комиссии за закрытие счета. Суды учли доводы банка, что компания подавала ложные сведения, не вела реальной хозяйственной деятельности, занималась транзитом денежных средств. Раньше «Артэксу» уже отказывали в операциях. К его контрагентам тоже применялись меры по 115-ФЗ.

Советы клиентам банков

Как вести себя добросовестному бизнесу, рассказали юристы.

  • иметь под рукой все документы и копии;
  • проверять контрагентов с должной осмотрительностью;
  • оплачивать налоги, взносы, аренду и прочее лучше с помощью счета, где ведется основная деятельность. Это поможет избежать неверной квалификации поступающих от контрагентов платежей, говорит Карноухов;
  • заранее сообщить банку о сделке – так советует Инна Перелехова из O2 Consulting, потому что сотрудники смогут ее заблаговременно проверить и дать свои комментарии;
  • физлицу не стоит использовать банковские карты для предпринимательской деятельности «без регистрации», потому что у него будут проблемы с банком. Карноухов рекомендует зарегистрироваться как ИП и завести бизнес-карту. «Кроме того, согласно мировой практике, ограничивается работа с наличностью», – обращает внимание юрист;
  • если кажется, что требования банка необоснованные, то можно обратиться к профессиональным советникам, которые оценят их правомерность, говорит Перелехова.
Что не надо делать, если банк отказал в операции

«Если вам отказали в операции – не паникуйте!» – советует Карноухов из Alliance Legal CG. По его словам, клиенты банков могут в панике бежать к мошенникам, которые обещают «решить проблему» с помощью связей. Беспорядочные попытки быстро вывести деньги со счета тоже только усугубят проблему, предупреждает Карноухов. Он советует выяснить причину у менеджера (банки обязаны обосновывать отказы). Это поможет разрешить проблему или подготовиться к обжалованию, говорит юрист.

Главная ошибка – отказ от диалога, отмечает Ратушин из Русфинанс Банка. По его словам, единственная правильная стратегия – это открытость банку. «Некоторым клиентам не нравится, что банку надо рассказать все, – подтверждает Соколова. – Но если вы не вышлете документы по запросу, то суд встанет на сторону банка». Практика исходит из того, что ответы должны быть подробными и исчерпывающими, заключает Соколова.

* – имя и фамилия изменены редакцией.