ПРАВО.ru
Практика
23 апреля 2019, 8:37

АС Московского округа исправляет ошибки: самые интересные дела за март

АС Московского округа исправляет ошибки: самые интересные дела за март
Должник добивался отзыва исполлиста, потому что думал, что он противоречит решению суда. Первая инстанция расхождений не нашла. Он обжаловал это определение в апелляции, но она решила, что оно не оспаривается, и прекратила производство. Почему этот вывод неправильный, разъяснил АС Московского округа. Он разрешил дело арендатора, которому затопило помещение, и спор крупной компании с ФНС о том, облагается ли налогом на прибыль зачет векселей.

Обжаловать то, что не обжалуется по АПК

Можно ли обжаловать определение об отказе в отзыве исполлиста – решали суды в деле № А40-207814/17. Должником по исполлисту было ООО «Магеллан». Арбитражный суд города Москвы взыскал с него в том числе 1,7 млн руб. долга и 2,1 млн неустойки, а помимо этого – неустойку «на сумму задолженности в 1,7 млн» с определенного дня до фактической оплаты – 0,1% за каждый день просрочки. Апелляция частично изменила это решение, в том числе отказала во взыскании 2,1 млн руб. неустойки. Следом взыскатель получил исполлист, в котором значился долг и неустойка на него в размере 0,1% в день.

В «Магеллане» изучили решение апелляции и пришли к выводу, что исполлист ему противоречит, ведь «в мотивировочной части сказано, что оснований для взыскания неустойки нет». Сначала должник обратился за разъяснением судебного акта, но получил отказ. Следом «Магеллан» попытался добиться отзыва исполлиста. Первая инстанция отказала, потому что не нашла расхождений с принятыми судебными актами. «Магеллан» обжаловал это решение в 9-м ААС, но там решили, что его нельзя обжаловать. Согласно ч. 1 и 2 ст. 188 АПК, по общему правилу отдельно обжалуются только те определения, которые предусмотрены кодексом, а также те, которые препятствуют дальнейшему движению дела. Кроме того, апелляция процитировала ч. 7 ст. 319 АПК, которая предписывает отзывать исполлист, выданный до вступления в силу судебного акта. Из этих норм 9-й ААС сделал вывод, что кодекс не позволяет обжаловать определение об отказе в отзыве исполнительного листа.

С этим не смог согласиться АС Московского округа. Он согласился с «Магелланом», что у того больше нет процессуальных возможностей выразить несогласие с определением суда первой инстанции. Иной подход лишит должника права на судебную защиту. Ведь он не может заявить возражения ни в ходе рассмотрения дела по существу, ни при обжаловании судебного акта, говорится в постановлении кассации. «Заявление об отзыве исполлиста носит самостоятельный характер», – подчеркнули судьи. Они также учли активность должника, который обращался за разъяснением решения апелляции по существу.

Арендодатель против арендатора

В арендных спорах надо толковать условия договора с позиций обеих сторон, чтобы соблюсти баланс интересов. Об этом напомнил АС МО в деле № А40-120936/2018. В нем ИП Наталья Ножнева взыскивала с ИП Алексея Утешева долг за помещение в размере 49 247 руб. и неустойку – 201 465 руб. Помещение было передано по акту 9 апреля 2018 года. Но Утешев не заплатил ни аренду, ни обеспечительный платеж. В апреле он расторг отношения в одностороннем порядке, а следом Ножнева подала на арендатора в суд. Она потребовала долг за помещение, а также штраф в размере трех месячных оплат за то, что контрагент не предупредил о досрочном расторжении за три месяца. Это требовал делать договор.

Утешев не был согласен с иском. Он рассказал о неисправной сантехнике, из-за которой в помещении случился залив уже на второй день, 10 апреля. Пользоваться помещением стало уже тогда невозможно, товары испортились. В подтверждение своих слов Утешев предъявил в суд акт обследования от 10 апреля, который составила A&D Consulting с его участием.

Но суды посчитали это недопустимым доказательством. Ведь документ был составлен в одностороннем порядке без извещения арендодателя. Они признали правоту Ножневой и взыскали с ответчика всю сумму, которую она заявила.

Но в деле были и другие доказательства, которые подтверждали слова Утешева, возразил АС Московского округа. Без внимания остался акт приема-передачи помещения, где арендатор написал о неисправности водопроводного крана и кнопки сливного бачка унитаза. Кроме того, Утешев все-таки проинформировал Ножневу о заливе: 11 апреля он написал заявление о расторжении договора в одностороннем порядке из-за залива, где говорится, что арендодатель отказался от присутствия при независимой экспертизе. Представитель Ножневой ответил на это письмо, что предупреждать об отказе надо было за три месяца. Но сам факт ответа подтверждает, что арендодатель знала о затоплении и отказе от договора, пишет кассация в своем постановлении.

В результате толкование условий договора только с позиции арендодателя привело к тому, что с ответчика взыскали чрезмерные штрафы и пени. Они более чем в три раза превышают размер арендной платы в месяц, написала в своем постановлении тройка судей. И это при том, что Утешев фактически не мог пользоваться помещением, о чем уведомил Ножневу. С такими выводами дело направили на новое рассмотрение в АГСМ, который должен будет уделить больше внимания позиции ответчика.

Зачет векселей – прибыльная операция

Надо ли платить налог на доход, если фирма предъявила к платежу вексель в ходе взаимозачета – решали суды в деле № А40-24375/2017. Компания «Объединенные пивоварни Хайнекен» получила несколько векселей от других присоединенных к ней юрлиц (изначально ценные бумаги им безвозмездно передал участник). Обязанным лицом по ним была Barrel Holdings Limited, правопреемник компаний-векселедателей. Затем «Хайнекен» купил у офшора права на товарные знаки, а расплатился требованиями по векселям. Зачет, который состоялся в 2012 году, заинтересовал ФНС на выездной проверке. По ее итогам в 2016 году компании доначислили 155,8 млн руб. налога на прибыль, 50,5 млн штрафа и 31,1 млн пеней. «Хайнекен» должен был отразить доход от реализации безвозмездно полученных векселей, объяснила налоговая.

Компания с этим не согласилась и обратилась в суд. Ей удалось доказать свою правоту в двух инстанциях. Суды согласились, что реализации векселей в смысле налогообложения не было. По мнению двух инстанций, общество не получило дополнительной экономической выгоды. Уплату денежных средств по векселю надо расценивать как возврат отложенного займа, который не является доходом, объяснили суды свое решение в пользу компании.

Однако АС Московского округа счел, что такое толкование «произвольное». Он отметил «двойственную природу» векселя, который является и ценной бумагой, и средством платежа. Но закон не освобождает от налога на прибыль в том случае, если ценная бумага является еще и средством платежа (п. 2 ст. 280 НК РФ). Кассация сослалась на п. 1 ч. 7 ст. 280 НК, которая гласит, что ценные бумаги признаются реализованными, если прекращено обязательством налогоплательщика передать (принять) их зачетом встречных однородных обязательств. «Общество передало спорные ценные бумаги, осуществив зачет, а значит, должно заплатить налог», – разъяснил АС Московского округа. Он отметил, что деньги взаймы по векселям не получали. С такими выводами АС МО оставил в силе решение ФНС в спорной части.