ПРАВО.ru
Процесс
10 июня 2019, 17:46

Эффект Голунова: домашний арест, экспертиза и поддержка коллег

Эффект Голунова: домашний арест, экспертиза и поддержка коллег
Иван Голунов стал не просто известным расследователем, но символом громкого прецедента: судья Михаил Максимов отпустил журналиста под домашний арест, несмотря на обвинение по строгой ст. 228.1 УК («Покушение на сбыт наркотиков»). Из-за общественного резонанса за каждым движением по делу следят максимально пристально. Эксперты констатируют: домашний арест – это «шаг назад» обвинения и неуверенность в будущем этого уголовного дела.

Никогда не было, и вот 

Эксперты говорят об одном: с таким составом всегда отправляют в СИЗО, а помешал продолжению традиции общественный резонанс. 

«Была однажды избрана подписка о невыезде по эпизоду с 2 кг героина в отношении обвиняемого, который нужен был на свободе оперативникам ФСБ. Отправляют в СИЗО всегда», – рассказывает Вячеслав Яблоков, управляющий партнёр Яблоков и партнёры Яблоков и партнеры Региональный рейтинг II группа Уголовное право и процесс 7-8 место По количеству юристов 31 место По размеру выручки . Он полагает, что домашний арест в условиях складывающейся практики – это уже полпути к победе Голунова и его адвокатов.

Матвей Протасов, партнер АБ Романов и партнеры Романов и Партнёры Федеральный рейтинг II группа Уголовное право и процесс , определил домашний арест как «однозначный «шаг назад», свидетельство неуверенности системы в будущем этого уголовного дела и, соответственно, большую надежду для тех, кто желает скорейшего освобождения Ивану». Я не удивлюсь, если такое решение по Голунову окажется единственным в своём роде, добавил он.

Домашний арест при таком обвинении в России не более распространён, чем розовые слоны на сопках Маньчжурии, утверждает Протасов.

При выборе меры пресечения суды учитывают наличие у обвиняемого регистрации по месту жительства, малолетних детей на иждивении и другие обстоятельства. Но чаще всего суды по «наркотическим» составам, особенно в Московском регионе, избирают именно заключение под стражу, констатирует Дмитрий Данилов, юрист АБ Забейда и партнеры Забейда и партнеры Федеральный рейтинг II группа Уголовное право и процесс . По делу Ивана Голунова представляется, что де-факто на применение к нему домашнего ареста повлиял повышенный общественный резонанс, соглашается с коллегой юрист.

Адвокат Алексей Добрынин, партнер Pen & Paper, называет выбранную меру исключением из правил. «Мера пресечения в виде домашнего ареста Ивану Голунову – это тот редкий случай, когда суд все-таки заглянул в Пленум Верховного суда № 22 от 29 октября 2009 года и учёл, что при рассмотрении ходатайства следствия об аресте необходимо проверить «обоснованность подозрения в причастности лица к совершенному преступлению», – говорит эксперт. То есть убедиться в наличии достаточных доказательств, предоставленных следователем, в совершении обвиняемым инкриминируемого ему  преступления, разъясняет Добрынин.

При таких фактических обстоятельствах (при отсутствии доказательств) решение должно было быть иным: отказать следователю в удовлетворении его ходатайства и отпустить журналиста, так как истекли сроки его задержания.

Алексей Добрынин

Судя по всему, в материалах уголовного дела нет никаких доказательств причастности Ивана к преступлению, а в связи с этим и доказательств совершения им преступления, предположил адвокат: «Это и побудило суд его не арестовывать».

Экспертиза – это еще не все

10 июня Павел Чиков опубликовал заключение экспертов, в котором говорится, что на одежде и в биоматериале Голунова наркотических средств обнаружено не было. Протасов говорит, что, согласно общему правилу, отсутствие следов наркотических веществ в биоматериалах – это важный довод для защиты, но в этом конкретном деле далеко не определяющий. 

Яблоков добавляет, что одной экспертизы в целом может быть недостаточно и это является лишь частью доказательств в пользу защиты. «Детальное разбирательство предстоит в части оформления изъятия, включая приглашение понятых: кто, когда, каким способом, в связи с чем? Были ли хоть какие-то данные оперативно-разыскной деятельности, свидетельствующие о причастности Голунова к незаконному обороту наркотических средств, или это только на коленке написанные рапорты сотрудников. И много других процессуальных моментов», – рассказал он.

Почему Голунова задержали без контрольной закупки?

Тимур Хутов, партнер Коблев и партнеры Коблев и партнеры Федеральный рейтинг I группа Уголовное право и процесс 45 место По размеру выручки 17 место По размеру выручки на юриста , удивляется тому, что задержание Голунова прошло без так называемой контрольной закупки. «Для практики это крайне редкий случай, почти всегда подозреваемых и обвиняемых в сбыте наркотических средств задерживают при контрольной закупке, иначе возникают большие обоснованные сомнения в наличии состава сбыта», – считает Хутов. В нормальной ситуации, когда полиция ведёт оперативную разработку сбытчика, его всеми возможными способами стараются довести до момента передачи наркотика, говорит Протасов.

Отсутствие фиксации самой попытки сбыта – непростительный брак в работе оперативников. Если такое и происходит по «обычным делам», то доказательством может стать прослушка или перехваченная переписка. Едва ли у силовиков могут найтись такие доказательства в отношении Голунова.

Матвей Протасов

На покушение на сбыт косвенно может указать отсутствие в крови задержанного наркотических средств, фасовка изъятого вещества на «дозы», большой объём изъятого, рассчитанный на многодневное употребление, цитирует разъяснение Пленума ВС Яблоков.

Данилов рассказывает, что задержание наркоторговца может проходить и без проверочной закупки. «Это может быть и тогда, когда оперативные сотрудники располагают сведениями об участии лица в подготовке или совершении противоправного деяния», – отмечает он. Но при этом прослушка и переговоры должны быть переданы органу предварительного расследования в соответствии с законом и должны недвусмысленно свидетельствовать о намерении продать наркотики.

Партнер АБ Феоктистов и партнеры Феоктистов и партнеры Федеральный рейтинг II группа Уголовное право и процесс Руслан Долотов напоминает, что несколько лет назад ВС внес изменения в Постановление от 15 июня 2006 года № 14 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами». В этом документе ВС разъяснил, если человек пытается кому-то безуспешно передать запрещенные вещества, то эти действия необходимо квалифицировать не как покушение на сбыт, а как оконченный сбор наркотиков.  

Сам по себе факт хранения дома наркотиков теперь может быть истолкован как попытка их сбыта, поясняет Долотов.

«А если человек лишь приготавливается к тому, чтобы в последующем сбыть наркотик, то тогда Верховный суд предлагает считать это покушением, а не приготовлением. Покушение влечет более суровое наказание, чем приготовление», – отметил он и добавил, что такие разъяснения вызвали серьезную критику. Подобная позиция была продиктована в тот момент необходимостью усилить борьбу с наркопреступностью. 

Я/Мы Иван Голунов

В поддержку Голунова выступили средства массовой информации, известные деятели. В понедельник главные деловые медиа «Ведомости», «Коммерсант» и РБК выпустили газеты с одинаковыми обложками «Я/Мы Иван Голунов», тиражи раскупили в первые часы продажи. «Мы не считаем представленные следствием доказательства виновности Ивана Голунова убедительными, а обстоятельства его задержания вызывают большие сомнения в том, что при проведении следственных действий не было нарушено законодательство. Мы не исключаем, что задержание и последующий арест Голунова связаны с его профессиональной деятельностью», – говорится в их совместном заявлении изданий.

Около здания МВД в Москве продолжают проходить одиночные пикеты, а «Медиазона» сообщила, что на 12 июня назначен мирный марш в поддержку Ивана Голунова. Журналист находится дома, ему запрещено пользоваться средствами связи, на нем браслет и пояс, устанавливающий его местоположение в любой точке мира, хотя покидать квартиру ему запрещено. Заседание по делу пока не назначено, а прокуратура и МВД ведут проверку из-за ложных фотографий в пресс-релизе. 

Важное по делу Голунова
  • 6 июня. Голунова задержали около станции метро Цветной бульвар. При обыске у него изъяли наркотики. Позже из квартиры Голунова также были изъяты пакеты с веществом. Позже журналист рассказал, что его избили, не передавали информацию о задержании родным и не давали некоторое время связаться с адвокатом.
  • 7 июня. Стало известно о задержании журналиста. Он вину отрицает и считает, что наркотики подбросили из-за его профессиональной деятельности. Начинаются одиночные пикеты у здания МВД Москвы на ул. Петровка, некоторых участников задерживают. МВД публикует пресс-релиз с фотографиями настоящей нарколаборатории. Официальные представители сначала подтверждают, что они были сделаны в квартире Голунова, потом опровергают это. Начинается служебная проверка. Голунов в ИВС.
  • 8 июня. Суд о выборе меры пресечения назначен на 9:00 утра. Голунову плохо. В течение дня, по словам его защитников, к нему долго не пускали врачей и даже адвокатов. В итоге его увозят в больницу для диагностики. Скорая помощь констатирует: «Гематома затылочной области волосистой части головы, множественные ссадины грудной клетки по передней и задней поверхности, ушиб 10–11 ребра, подозрение на закрытую черепно-мозговую травму и подозрение на сотрясение головного мозга». К вечеру Голунова доставляют в суд. У здания собрались сотни человек в поддержку журналиста. Следствие просит отправить Голунова в СИЗО. Суд решает поместить Голунова под домашний арест на два месяца. Дело передают в ГСУ ГУ МВД России.
  • 9 июня. В России продолжаются одиночные пикеты в поддержку журналиста.
  • 10 июня. Газеты «Коммерсант», «Ведомости» и РБК впервые выпускают одинаковые обложки в поддержку Ивана Голунова. Павел Чиков публикует результаты первых экспертиз на наркотики: их не обнаружено. Журналисты анонсируют марш 12 июня в поддержу Голунова. 
  • 10 июня также стало известно, что Голунов отказался от адвокатов «Агоры». Теперь его интересы будет представлять адвокат Сергей Бадамшин. «Еще раз наша общая благодарность «Агоре». Мы работаем и будем работать каждый час», – рассказала в своем Facebook Галина Тимченко, генеральный директор «Медузы». В разное время Бадамшин представлял интересы Светланы Давыдовой, Антона Носика и Татьяны Фельгенгауэр.
  • 10 июня зампредседателя комитета Госдумы по безопасности Александр Хинштейн сообщил «Дождю», что дело журналиста Ивана Голунова передано из МВД в Следственный комитет.