ПРАВО.ru
Юррынок
23 сентября 2019, 16:05

Южный акцент: чем запомнится юридический форум в Сочи

Южный акцент: чем запомнится юридический форум в Сочи
В Сочи прошел ежегодный Юридический форум Юга России. Несмотря на то что на всей территории РФ основные законы одинаковы (в отличие от США, где они значительно разнятся от штата к штату), свой почерк и правоприменения, и правосудия присущ каждой области. О чем говорили на главном форуме юга – в репортаже «Право.ru».

В Центральной России в права вступила осенняя погода, тем контрастнее и приятнее участники форума восприняли бархатный сезон в Сочи. Кроме основной программы – яхтинг, теплое Черное море и дегустации. Но помимо них, конечно, детальное обсуждение с ключевыми специалистами. У консультантов (в столице или регионах) насущные проблемы в повестке перекликаются: вопросы вызывает исполнение ФЗ-115 «О противодействии легализации доходов, полученных преступным путем» (закон с недавних пор касается и адвокатов, которые должны в определенных случаях следить за нарушениями), метаморфозный, но при этом неидеальный закон о банкротстве и сопутствующих процедурах, а также пугающая ст. 210 УК («Организация преступного сообщества»), которую нередко вменяют компаниям и, как выяснилось, консультирующим эти организации юристам.

Деловая программа началась с обсуждения банковских вопросов. В частности, с ФЗ-115 «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма», который в том числе с недавних пор коснулся работы адвокатов. 

Участники форума на второй день программы

Во втором блоке эксперты обсуждали банкротства. Алина Лактионова, адвокат Национальной юридической компании Митра Митра Региональный рейтинг группа Арбитражное судопроизводство группа Банкротство группа Налоговое консультирование и споры группа Коммерческая недвижимость/Строительство 9 место По выручке 18-22 место По количеству юристов Профайл компании , привела несколько интересных случаев банкротств в южном регионе, в которых компания участвовала последнее время. В частности, приводился случай банкротства энергетической компании, бенефициар которой находится в розыске. «У нас была задача не потерять статус мажоритарного акционера, нам удалось доказать аффилированность между одним из кредиторов и бенефициаром (они были родственниками). А сделки по рефинансированию, которые проводились этим кредитором, были фактически сделкой для вступления в капитал компании», – поделилась она.

Сергей Кислов, партнер коллегии адвокатов Ковалев, Тугуши и партнеры Ковалев, Тугуши и партнеры Федеральный рейтинг группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры - high market) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Страховое право группа Банкротство группа Фармацевтика и здравоохранение группа Корпоративное право/Слияния и поглощения 4 место По выручке на юриста (Меньше 30 Юристов) 27 место По выручке 30-31 место По количеству юристов , представил свое видение того, как можно улучшить институт банкротства. В своем выступлении он рассказал про концепцию остаточного капитала: компания должна оставлять около 10% от оборота за прошлый год. Эти средства должны обеспечить «благополучное» банкротство.

Представьте себе идеальный мир: если у компании нет этого остаточного капитала, мы не должны будем доказывать недобросовестность собственников. Это они должны будут доказать, что причиной краха компании стал именно форс-мажор, а не вывод активов. Если они сделать этого не смогут, то их ждет субсидиарная ответственность. 

Сергей Кислов

Елена Гладышева, управляющий партнер компании РИ-консалтинг РИ-консалтинг Федеральный рейтинг группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры - mid market) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Уголовное право , не согласилась с Кисловым и отметила, что формальные признаки контролирующего должника лица (КДЛ) должны быть пересмотрены, необходимо исключить ситуации, когда наемный топ-менеджер, который озвучивает решения как лицо подчиненное, привлекается к ответственности. «У нас в практике была история, когда на заседание руководитель принес справку о том, что он шизофреник. В итоге его три года в рамках уголовного дела принудительно лечили. А все остальные его коллеги, менее подготовленные, были привлечены солидарно к субсидиарной ответственности на сумму более 200 млн руб.», – поделилась она случаем из практики. 

Роман Домащенко, управляющий партнер АБ Домащенко и Партнеры Домащенко и Партнеры Региональный рейтинг , выступил перед участниками форума с темой для Сочи максимально актуальной – недостроенные дома и банкротящиеся застройщики. Из-за Олимпиады недвижимость стала крайне востребованной. «В итоге к 2017 году мы получили ситуацию: директор сидит, дом не строится, а покупатели жилья в основном иногородние. Был еще муниципальный фактор – местным властям поручили разобраться с проблемой дольщиков, поэтому начало банкротных процедур максимально затягивали», – рассказывает Домащенко. Были случаи и того, что одна и та же недвижимость продавалась и регистрировалась по три раза. Домащенко поделился опытом: в таких ситуациях важно найти варианты заработка и управления на объектах. Например, найти нового инвестора. Самая большая проблема в таких случаях – отсутствие управления.

На фото Сергей Ковалев, управляющий партнер «Ковалев, Тугуши и партнеры»

Владимир Бубликов, партнер юридической компании РКТ РКТ Федеральный рейтинг группа Банкротство группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры - high market) 6 место По выручке на юриста (Больше 30 Юристов) 11 место По выручке 20-21 место По количеству юристов Профайл компании , глобальнее коснулся темы управления активами. «После санкций и кризиса увеличилось число банкротств. Большие компании (против которых были направлены санкции) потянули за собой маленькие. В итоге к 2015 году мы получили ситуацию, что на рынке оказалось много активов. Между активами началась конкуренция», – вспоминает он. В таких условиях выиграть конкуренцию – иметь работающий актив. «То есть арбитражные управляющие не должны быть просто продавцами, они должны стать управляющими», – считает Бубликов.

«К» – значит коррупция 

В блоке о коррупционных преступлениях и уголовной ответственности бизнеса выступил Константин Третьяков, партнер, руководитель российской уголовно-правовой практики Dentons Dentons Федеральный рейтинг группа Антимонопольное право группа Интеллектуальная собственность группа Коммерческая недвижимость/Строительство группа Комплаенс группа Корпоративное право/Слияния и поглощения группа Международные судебные разбирательства группа Налоговое консультирование группа Налоговые споры группа ТМТ группа Трудовое и миграционное право группа Управление частным капиталом группа Фармацевтика и здравоохранение группа Финансовое/Банковское право группа Цифровая экономика группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Международный арбитраж группа Природные ресурсы/Энергетика группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Транспортное право группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры - high market) группа Банкротство группа Уголовное право 2 место По количеству юристов . Он коснулся проблем антикоррупционного законодательства и некоторых норм, которые, по его мнению, нуждаются в пересмотре.

Мы видим пугающую тенденцию, что для освобождения от уголовной ответственности кому-то надо указать на другого, обвинить его. Здесь необходимо внести изменения, потому что в этом вопросе необходим баланс.

Константин Третьяков

Юлия Радостева, научный консультант, старший юрист уголовно-правового направления адвокатского бюро LOYS, также отметила, что сейчас прокуратуре было предложено разработать дополнительные признаки мелкого взяточничества. Она также считает, что в законодательстве, которое связано как с дачей, так и с получением взяток, есть масса шероховатостей. «Была одна история, когда пьяный водитель позвонил своей девушке, чтобы та привезла патрульным взятку. Девушка отзывчивая, решила помочь. Позже водитель отказался от такой идеи. А девушку приговорили к реальному сроку за намерение помочь к даче взятки», – рассказала Радостева.  

Алексей Касаткин, старший партнер Адвокатское бюро «ЗКС» Адвокатское бюро «ЗКС» Федеральный рейтинг группа Уголовное право 49 место По выручке Профайл компании , подробно разобрал новое в законодательстве, касающееся посредничества. Ведь этот состав может быть применен и к юристам, которые консультируют бизнес.

Консалтерам тоже необходимо себя обезопасить, ведь коррупционные составы – это не только взятки, но и коммерческий подкуп, посредничество во взяточничестве и даже обещание в посредничестве. Составов много, они имеют свои нюансы. Например, в случае общего покровительства по службе есть заблуждение, что это отношение между подчиненным и руководством, но это не так. Тут речь может идти и о взаимодействии между предпринимателем и контролирующими органами.

Алексей Касаткин

Последний блок конференции прошел в оживленном формате World Cafe, когда эксперты работали в группах с участниками и обсуждали уже проблемы юридического бизнеса, после чего подвели некоторые итоги и выводы. Юрий Пустовит, управляющий партнер Юг Юг Региональный рейтинг группа Арбитражное судопроизводство группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции 7 место По выручке Профайл компании , попытался с коллегами ответить на вопрос, как оптимизировать бюджет сопровождения и как реализовать гибкое и прозрачное ценообразование. 

Мы сошлись во мнении, что цену услуги нужно определять из ее ценности для клиента. С точки зрения прозрачности коллеги согласились, что можно обосновывать цену количеством работы или почасовыми ставками, но «пускать» клиента в формирование ставок нельзя. С точки зрения оптимизации – переложить, например, часть технической работы на сторону клиента или отказаться от каких-то опций.

Юрий Пустовит

Гленн C. Коллини, партнер московского офиса Dentons, обсудил с коллегами, как отойти от типовых решений. «Для этого нужны нетиповые задачи, интересные клиенты, клиенту в конечном счете важно только одно, чтобы задача была решена эффективно, то есть быстро и дешево», – предположил он. В качестве нестандартных решений на мероприятии вспомнили пример из Австралии, когда контракт был нарисован как комикс, а не написан, из-за того что контрагент был неграмотным. 

Подробные материалы конференции с кейсами и другими примерами будут доступны по ссылке.