ПРАВО.ru
Практика
29 октября 2019, 8:04

АС Московского округа исправляет ошибки: интересные дела октября

АС Московского округа исправляет ошибки: интересные дела октября
Российская компания оказывала юридические услуги офшорам. Но потом налоговики нашли печати этих офшоров у нее в офисе. Итогом стали миллиардные доначисления НДС, которые компания обжаловала в суде. В другом деле, которое попало в подборку, арендатор пытался взыскать обеспечительный платеж. Арендодатель удержал его потому, что контрагент расторгнул договор досрочно. Такой пункт в соглашении действительно был. Несмотря на это, арендатору удалось вернуть эти деньги.

Юристы и Кипр

Если российская компания оказывает юридические услуги зарубежной, они не облагаются НДС. Но заказчик должен быть действительно иностранный. Если он по факту управляется из России – то ФНС доначислит налоги. Так ведомство поступило после выездной проверки «Группы Онэксим» Михаила Прохорова в 2017 году. Тогда чиновники заинтересовались договорами оказания юридических и консультационных и услуг на 1,78 млрд руб. за 2013-2015 годы. Их «Онэксим» оказывал ряду кипрских компаний: Onexim Group Management Limited, Onexim Holdings Limited и так далее. В ходе проверки они нашли в офисе «Онэксима» печати этих компаний. Они обнаружили и другие документы этих компаний, узнали о совпадении IP-адресов. Из этого налоговики сделали вывод, что оффшоры управлялись из России, а значит, НДС надо доначислить. Среди многочисленных доказательств были и сообщения СМИ о сделках по покупке различных акций в интересах Прохорова. Они доказывали, что «результат услуг на территории иностранных государств не использовался».

Две инстанции с этим согласились(дело № А40-142855/2018). По их мнению, компания знала, что фактически иностранные фирмы управляются из России, а значит, обязана была уплатить НДС. Иного мнения оказался Арбитражный суд Московского округа. Коллегия напомнила, что местонахождение компании определяет адрес ее госрегистрации. Если его нет, ориентироваться можно на место нахождения постоянного исполнительного органа, место, указанное в учредительном документе, место управления компанией. Все эти признаки кипрских компаний связи с Россией не имели.

Печати в офисе не признак управления: спор «Онэксима» с налоговой

Две инстанции решили, что офшоры управлялись из РФ. При этом они не установили «какие-либо управленческие решения, принятые на территории России», и не объяснили, почему найденные печати и документы являются связующим звеном. Кроме того, они не узнали, кто именно руководит компаниями в Росии и какие конкретные функции выполняет. С такой аргументацией кассационная «тройка» под председательством Александра Дербенева освободила «Онэксим» от доплат в бюджет.

Старший партнер Пепеляев Групп Пепеляев Групп Федеральный рейтинг I группа Трудовое и миграционное право I группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование I группа Фармацевтика и здравоохранение I группа Семейное/Наследственное право I группа Налоговое право и налоговые споры I группа Интеллектуальная собственность II группа Антимонопольное право II группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции II группа ТМТ II группа Коммерческая недвижимость/Строительство II группа Финансовое/Банковское право II группа Корпоративное право/Слияния и поглощения II группа Банкротство III группа Арбитражное судопроизводство III группа Международный арбитраж III группа Природные ресурсы/Энергетика Рустем Ахметшин сообщал в комментарии «Право.ру», что место управления надо определять по закону, а не из произвольного набора обстоятельств. Главный итог дела в том, что право одержало верх над субъективной оценкой правоприменителя, прокомментировал Ахметшин.

Здесь одно, а там другое

Как трактовать пункты договора, которые не согласованы между собой, разбирались суды в деле № А40-298782/2018. Там арендатор «ФракДжет-Волга» потребовал своего арендодателя «Вентуса» вернуть обеспечительный платеж в размере 805 416 руб. Арендатор расторг отношения досрочно, предупредив за два месяца, на что договор давал ему право. Но в другом пункте говорилось, что арендодатель может удержать обеспечительный взнос в качестве штрафа, если сделка прекращается досрочно по инициативе арендатора. Опираясь на этот пункт, «Вентус» не стал возвращать контрагенту 805 416 руб.

А тот отправился взыскивать их через суд. «ФракДжет-Волга» указывала, что согласно тексту договора, обеспечительный платеж взыскивается в качестве штрафа, то есть наказания. А правомерное поведение, разрешенное законом и договором, наказывать нельзя, уверял истец. Он предложил такое толкование договора: если арендатор уведомляет о расторжении за два месяца – штраф он не платит. Ответчик, в свою очередь, просил в иске отказать. Он считал, что два пункта договора действуют отдельно, и их нельзя толковать в совокупности.

Поначалу истец проигрывал. Судьи напоминали, что он знал условия договора и подписал его без замечаний. Здесь штраф – это не наказание, а компенсация, которая дает возможность отказаться от сделки без объяснения причин, объяснил 9-й Арбитражный апелляционный суд. По его мнению, это особое условие, которое входит в согласованный сторонами порядок расторжения договора. Закону это не противоречит и помогает соблюсти баланс интересов сторон.

АС Московского округа предложил посмотреть на спорные пункты в совокупности, о чем и писал истец. Если так сделать, то окажется, что первое условие теряет смысл. Ведь зачем давать арендатору право расторгнуть договор за два месяца, если арендодатель в любом случае получит обеспечительный платеж, рассудила кассационная коллегия под председательством Ольги Шишовой. По ее мнению, суды должны были сопоставить значение спорных пунктов в их взаимосвязи друг с другом и другими условиями договора (системное толкование), и не дать одной из сторон извлечь преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения. Это и предстоит сделать Арбитражному суду Москвы при новом рассмотрении дела.

Судебные расходы за нерассмотренное дело

«Издательство Семь дней» решило взыскать с «Невы-Пресс» 1,2 млн руб. Но иск по делу № А40-89359/2018 оставили без рассмотрения, потому что в отношении ответчика велось банкротство, а требования «Семи дней» не были текущими. То есть долг надо было взыскивать в рамках процедур несостоятельности. Следом «Нева-Пресс» решила компенсировать за счет истца судебные расходы – 2 542 руб. платы за услуги юриста, который составил ходатайство об оставлении заявления без рассмотрения.

Две инстанции отказали. Они решили, что оставление иска без рассмотрения в этом деле не значит, что дело решено в пользу ответчика. Кроме того, как указала «тройка» апелляции, подобное ходатайство – об оставлении заявления без рассмотрения – подавал не только ответчик, но и сам истец. 9-й ААС учел и то, что представители «Невы-Пресс» не участвовали в судебных заседаниях и не давали никаких пояснений по существу требований. По мнению апелляции, неразумно взыскивать судебные расходы в деле, где заявление оставили без рассмотрения ввиду обстоятельств, которые не зависят от истца.

Напротив, окружной суд нашел причины удовлетворить требование. Он напомнил, что если производство по делу прекращается – судебные издержки взыскиваются с истца (п.25 Постановления ВС от 21 января 2016 № 1). Из этого правила есть исключения, но в них есть тот или иной положительный материально-правовой эффект для должника, указала кассация. Такой подход неоднократно применяла экономколлегия ВС в своих определениях. С этим обоснованием АС Московского округа удовлетворил требования и взыскал в пользу «Невы-Пресс» расходы на юриста.

Штрафы от госзаказчика

«Конструкторское бюро приборостроения им. академика Шипунова» («КБП») заключило с ТД «Полимермаш» договор на поставку и монтаж гидравлического пресса и нагревательной плиты общей ценой 8,1 млн руб. Но подрядчик выполнил работы с опозданием, и заказчик решил взыскать 712 000 руб. неустойки в деле № А40-293757/2018. Бюро рассчитало ее исходя из общей цены договора – именно такие штрафные санкции были указаны в соглашении. Две инстанции присудили эту сумму.

При этом апелляция отвергла довод «Полимермаша» о том, что истец злоупотребил правом, когда насчитал неустойку исходя из общей суммы договора, а не цены просроченного обязательства. 9-й ААС указал, что подрядчик знал условия начисления неустойки. Договор он подписал именно в той редакции и не представлял к нему протоколов разногласий.

С этим не согласился АС Московского округа, который обратился к разъяснениям п. 9 Постановления от 14 марта 2014 года N 16 "О свободе договора и ее пределах". Он позволяет защитить слабую сторону сделки не только в договорах присоединения (которые менять нельзя), но и в других ситуациях, когда более сильная сторона предлагает проект договора с несправедливыми условиями. То есть такими, которые явно обременительны для контрагента и существенно нарушают баланс интересов.

Как указал АС Московского округа, спорный договор был заключен по результатам закупочной процедуры, и в деле нет доказательств, что ответчик мог повлиять на его условия. Закон "О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц" не дает победителю права отказаться от контракта или направить к нему протокол разногласий. Этим воспользовался заказчик, который включил в проект договора заведомо невыгодное для контрагента условие, написала кассация. В этих рассуждениях она применила позицию Президиума ВАС из постановления от 15 июля 2014 года № 5467/14.

Учесть ее придется и Арбитражному суду Москвы, куда дело направилось на пересмотр.