ПРАВО.ru
Практика
3 декабря 2019, 8:45

ВС разобрался, какое допсоглашение к договору поддельное

ВС разобрался, какое допсоглашение к договору поддельное
Человек купил права требования по договору займа и предъявил к должнику иск. Но на заседании суда ответчик заявил, что ничего не должен до 2030 года. Именно такой новый срок возврата займа был указан в допсоглашении, которое показал должник. Истец удивился и сказал, что видит эту бумагу впервые. Но суды ему не поверили. Почему они не были правы, объяснил Верховный суд.

К договорам могут заключаться дополнительные соглашения, которые существенно меняют условия обязательств. Это часто встречается в отношениях займа. Через некоторое время стороны могут договориться о другом сроке возврата суммы или другом размере процентов. Если же деньги не возвращены и дело дошло до суда, то один из участников сделки может заявлять, что не подписывал допсоглашение, а условия сделки прежние. Или ответчик достаёт допсоглашение, из которого следует, что он ничего не должен. А истец утверждает, что видит его впервые. Один из таких споров дошёл недавно до Верховного суда

Возврата долга требовал не первоначальный заимодавец, а тот, кто приобрёл у него права требования. Это был Сергей Чесов*, подавший иск на 1,8 млн руб. к Борису Лазареву*. В 2018 году Чесов купил права требования у ГК «Фавор». Компания выдала деньги должнику под проценты в декабре 2016-го. А через несколько дней было заключено допсоглашение, где заём становился беспроцентным. Согласно договору, деньги надо было вернуть до конца 2017-го. Должник не заплатил, и Чесов обратился в суд.

Но в суде Лазарев заявил, что ничего не должен до 2030 года. В подтверждение своих слов он предъявил ещё одно дополнительное соглашение, где был указан такой новый срок возврата займа. Чесов и ГК «Фавор», которая тоже приняла участие в деле, заявили, что видят бумагу впервые. По их утверждению, директор компании говорила, что не подписывала соглашения с такими условиями. Они обращали внимание, что единственный участник заимодавца не одобрял сделку как крупную. Также они предъявляли бухгалтерские и финансовые отчётности компании. Допсоглашение в реестрах не фигурировало, а долг числился как просроченный. Поэтому Чесов и «Фавор» ходатайствовали о почерковедческой и технической экспертизах давности изготовления документов.

Кредитор потребовал вернуть заём, который надо было отдать до конца 2017 года. Но в суде должник заявил, что ничего не должен, и показал допсоглашение, по которому срок возврата займа отодвигался на 2030 год. Истец заявил, что видит бумагу впервые.

Но две инстанции решили, что это лишнее. Ведь вызванная в суд директор не отрицала, что это её подпись. Суды и сами убедились: подписи на договоре и допсоглашении одинаковые. Кроме того, на допсоглашении была печать «Фавора». Истец и третье лицо этого не оспаривали. В деле нет заявлений об утрате печати, не заявлялось ходатайство о фальсификации подписи и печати. Аргумент о том, что спорная сделка не одобрялась как крупная, суд отверг, потому что она и не оспаривалась по этой причине (решение Краснодарского краевого суда33-13213/2019).

Добиться экспертизы и обезопасить себя

Эти решения не устроили коллегию по гражданским делам Верховного суда. Она указала: не нужно заявлять о подложности доказательства, чтобы добиваться почерковедческой и давностной экспертизы. Между тем в деле есть доказательства того, что она необходима. Например, данные бухгалтерских и налоговых отчётностей, которые опровергают факт существования допсоглашения. Кроме того, гражданская коллегия раскритиковала нижестоящие инстанции, которые указали на «схожесть подписей в договоре и допсоглашении». Судьи не обладают специальными познаниями в области почерковедения и криминалистики, говорится в определении № 8-КГ19-118. С такими выводами ВС направил дело заново в апелляцию. Вероятно, она назначит почерковедческую и давностную экспертизы, которые помогут определить, принадлежит ли подпись директору и что появилось раньше – текст или подпись с печатью.

Апелляция допустила ошибку, когда решила, что для назначения экспертизы необходимо заявление о фальсификации, говорит руководитель юридического отдела юрбюро Падва и Эпштейн Падва и Эпштейн Федеральный рэнкинг группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры - mid market) 30-31 место По количеству юристов Татьяна Манакова. Эта ошибка ещё встречается в судебной практике, но решение ВС показывает, что её чаще исправляют, говорит Манакова.

Алексей Костоваров из АБ Линия Права Линия Права Федеральный рейтинг группа Рынки капиталов группа Финансовое/Банковское право группа Антимонопольное право группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры - high market) группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Налоговое консультирование группа Уголовное право комментирует риски заключения нескольких допсоглашений к договору. В суде это может обернуться тем, что одна из сторон будет доказывать недействительность одного из документов, будет устанавливаться действительная воля сторон. По словам Костоварова, так обычно поступают недобросовестные лица, которые хотят отказаться от невыгодных условий. Юрист советует по возможности избегать множества допсоглашений к договору. 

Советник КА Муранов, Черняков и партнеры Муранов, Черняков и партнеры Федеральный рейтинг группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры - high market) группа Международный арбитраж Ольга Бенедская дала советы тем, кто хочет купить право требования по договору. По её словам, не будет лишним заранее получить от обеих сторон договора заверение в том, какие именно дополнительные соглашения к нему заключались. Если должник не ответит, то после заключения договора цессии и перехода прав по основному обязательству Бенедская советует направить ему соответствующий запрос. Если он и тут промолчит, то в случае спора можно будет указать на его недобросовестность, говорит эксперт. А если в ответ на запрос поступит информация о неизвестных цеденту допсоглашениях, то это повод расторгнуть договор уступки права или оспорить его, подсказывает Бенедская.

* – имена и фамилии участников дела изменены редакцией.