ПРАВО.ru
Итоги года
3 января 2020, 9:32

Олигархи под ударом: суды с бывшими партнерами, женами и газетами

Олигархи под ударом: суды с бывшими партнерами, женами и газетами
Крупным бизнесменам приходится непросто: на их состояния покушаются и конкуренты, и экс-партнеры, и члены семьи. Другим предпринимателям проблемы доставляют публикации в прессе, которые те пытаются удалить в судебном порядке. Кто-то из олигархов предпочитает судиться за границей, а их оппоненты, наоборот, всеми силами стараются перенести разбирательства в российскую юрисдикцию. Но не всем это удается.

Попытка снять санкции

В связи с судебными спорами целый год на слуху было имя Олега Дерипаски. Весной этого года бизнесмен обратился в федеральный суд Вашингтона с иском к Минфину США . Он потребовал отменить введенные против него весной 2018 года санкции. Еще одним ответчиком в этом деле выступило американское Управление по контролю над иностранными активами (OFAC, отвечает за правоприменение в области санкций). По мнению заявителя, правительство США предвзято относится к нему и выдвигает против крупного российского предпринимателя обвинения, основанные на "ложных слухах и инсинуациях". Дерипаска назвал себя "последней жертвой" американской внутриполитической борьбы. Санкции против себя он расценил как несправедливые и незаконные. 

Истец отмечал, что из-за санкций его состояние снизилось более чем на $7,5 млрд. Более того, меры американского ведомства привели к "полному уничтожению его благосостояния, репутации и экономических средств к существованию", подчеркнула заявитель. В иске указано, что Дерипаска стал фактически закрыт от международного бизнес-сообщества и мировой финансовой системы: банки расторгли с ним существующие контракты и соглашения, а компании отказываются заключать сделки из-за страха подвергнуться санкциям США. По словам бизнесмена, его инвестиции стали представлять опасность, а Минфин США «заставил его бывшие компании обособиться от него путем безвозвратного отчуждения активов и утраты контроля» над ними. Защита предпринимателя дополнительно требует разъяснить основания, по которым их доверитель подвергся подобному наказанию.

Англия vs Россия: как вернуть крупный бизнес в отечественную юрисдикцию

Американское ведомство в ответ утверждает, что не обязано объяснять, почему наложило санкции на российского бизнесмена. Кроме того, решение исполнительной власти о включении Дерипаски в санкционный список неподсудно американскому суду и лишь конгресс имеет надзорные функции по подобным вопросам, заявляет министерство. Окружной суд Вашингтона не раз в прошлом заявлял, что не видит нарушения судебной процедуры в том, как американские власти принимают некие решения и не раскрывают их аргументацию гражданам других государств, указывают иностранные чиновники. К тому же, по закону можно оспорить лишь "окончательное" решение федеральных властей, а внесение Дерипаски в список санкций таковым не является, утверждает Минфин. А заявления российского бизнесмена, что ряд связанных с ним компаний пострадал от санкций, ведомство считает спекулятивными. В настоящее время суд Вашингтона продолжает знакомиться с материалами этого дела. 

Дерипаску включили в санкционный список в прошлом году по двум формальным основаниям:

  • бизнесмен якобы действовал «от имени / в интересах» высокопоставленных российских чиновников (в частности, в 2005 году он приобрёл алюминиевый комбинат в Черногории «по поручению президента Владимира Путина»);
  • миллиардер «работает в энергетическом секторе» России (ему принадлежала электроэнергетическая компания «Евросибэнерго»).

Фигурантам списка запрещен въезд в США, их американское имущество блокируется, а местным гражданам запрещено иметь с ними любые дела. Под эти санкции одновременно с Дерипаской попали восемь его активов. В начале этого года ограничения против трех компаний – En+, UC Rusal и «Евросибэнерго» – благодаря достигнутому соглашению с Минфином США удалось отменить. Но остальные организации и сам Дерипаска остаются под санкциями.

Противостояние со СМИ

Бизнесмен в этом году судился не только с зарубежными ведомствами, но и с иностранными СМИ. Он обратился с требованием о защите деловой репутации к британским газетам The Times и The Telegraph, а также к американскому еженедельнику The Nation. Это дело согласился рассмотреть Арбитражный суд Краснодарского края, сославшись на то, что «истец постоянно проживает в РФ, владеет преимущественно российскими активами, следовательно, вред от публикации порочащих сведений наступает на территории РФ». Судья Наталья Иванова признала, что размещенные в статьях зарубежных СМИ сведения порочат деловую репутацию Дерипаски, поскольку «создают у потенциальных партнеров, клиентов или заказчиков ложное представление о том, что истец, будучи субъектов предпринимательской деятельности, осуществляет ее с грубейшими нарушениями действующего законодательства» (дело № А32-43312/2019).

По мнению суда, в статье The Telegraph «Связанный с политиками олигарх «заказал убийство банкира», в качестве факта утверждается, что истец дал взятку губернатору в Сибири для захвата алюминиевого завода, участвовал в ОПГ, а также заказал убийство крупного предпринимателя. «Тем самым Истец обвиняется в незаконной и неэтичной предпринимательской деятельности, а также в совершении преступлений, предусмотренных ст. 291 («Дача взятки»), 330 («Самоуправство»), 210 («Участие в преступном сообществе»), 105 («Убийство») УК», - говорится в решении. Но в деле нет доказательств, что Дерипаску привлекали к уголовной ответственности, поэтому оспариваемые сведения, по мнению судьи Ивановой, являются порочащими и не соответствуют действительности.

Расследуем вместе: в ФПА обсудили сотрудничество адвокатов и журналистов

Аналогичный вывод суд сделал и в отношении сведений из статьи The Times «Миллиардер «связанный с мафией, шпионил за конкурентами». В своем материале британская газета утверждает, что бизнесмен состоял в мафиозном клане и незаконно собирал информацию о конкурентах. «Тем самым Истец обвиняется в совершении преступлений, предусмотренных ст. 210 («Участие в преступном сообществе») и 183 («Незаконное получение сведений, составляющих коммерческую тайну») УК», - решила первая инстанция. Суд отметил, что такие обвинения порочат деловую репутацию и не соответствуют действительности, так как Дерипаску не привлекали к уголовной ответственности.

Из публикации американского The Nation следует, что бизнесмен по указанию президента России Владимира Путина с помощью непрозрачного приватизационного тендера незаконно захватил контроль над алюминиевым заводом. Кроме того, Дерипаска угрожал своим конкурентам и прослушивал израильского министра, говорится в статье еженедельника. То есть, предпринимателя обвиняют в совершении сразу четырех преступлений, но к уголовной ответственности по ним Дерипаски также не привлекали, подчеркнула судья Иванова.

Учитывая все перечисленные обстоятельства, суд признал не соответствующими действительности и порочащими деловую репутацию бизнесмена утверждения, которые опубликованы в статьях The Telegraph, The Times и The Nation. Первая инстанция обязала издания удалить сведения из размещенных в интернете материалов и опровергнуть их. Также суд решил взыскать с ответчиков в пользу Дерипаски 54 000 руб. в счет компенсации уплаченной им госпошлины.

С партнерами хочется разбираться в России 

В этом году председатель совета директоров ГК «Ренова» Виктор Вексельберг попытался оспорить в московском суде сделку с Михаилом Абызовым по акциям компании «Т Плюс», но безуспешно (дело № М-1274/2019). Причиной иска изначально стал спор из-за акций «КЭС-холдинга» (сейчас – группа «Т Плюс»). Тяжбы по нему начались еще 13 лет назад – в 2006 году, когда Абызов оставил должность управляющего директора РАО «ЕЭС» и стал инвестором компании Вексельберга «КЭС-холдинг».

В конце 2013 года Вексельберг подал иск в суд Британских Виргинских остров (БВО). Он требовал признать недействительным опционное соглашение с Абызовым, которое они заключили осенью 2011 года. Экс-министр «Открытого правительства» подал встречный иск к Renova Industries и другим фирмам Вексельберга. По мнению Абызова, бывший партнёр задолжал ему $451 млн по той же сделке.

В исковых материалах отмечалось, что ранее в рамках сделки стороны между собой устно договорились о распределении долей в КЭС: Абызов владел 41,65% холдинга, Вексельберг – 43,35%, а оставшиеся 15% должны были поделить между Вексельбергом и гендиректором КЭС Михаилом Слободиным. Инвестиции Абызова подтверждаются займами: с 2006 по 2008 год подконтрольные ему организации предоставили $380 млн под 9,6% годовых непосредственно КЭС и другим компаниям Вексельберга – Lamesa Holding и Integrated Energy Systems. Общая сумма кредитов соответствовала доле Абызова в капитале «КЭС-холдинга». Холдинг же в этот период стал одним из лидеров на рынке теплоснабжения благодаря последующей покупке долей в ТГК-5, ТГК-6, ТГК-7, ТГК-9 (позже все четыре стали Волжской ТГК) и ОГК-1. 

В 2009 году компания Lamesa Holding, принадлежащая Вексельбергу, предложила скупить акции ТГК И ОГК, из-за чего доля Абызова в «КЭС-холдинге» упала ниже устно оговоренных 41,65%. А в конце 2010 года Вексельберг решил продать КЭС за $4 млрд «Газпромэнергохолдингу». Абызов, узнав об этом, решил застраховать себя и договориться с Вексельбергом на получение опционного пута на выход из КЭС по цене $451 млн. Сумма оказалась ниже стоимости доли экс-министра в случае продажи «КЭС-холдинга» «Газпромэнергохолдингу», но её размер соответствовал инвестициям, которые сделал Абызов в КЭС с процентами.

Восемь вопросов о дроблении бизнеса: когда нельзя, а когда можно

В декабре 2011-го сделка сорвалась, потому что стороны не договорились о цене. Между тем акционерную долю Абызова в «КЭС-холдинге» так и не оформили, но Вексельберг неоднократно подтверждал, что у его партнера есть опцион. Впоследствии Абызов ушёл на госслужбу и передал свои активы в доверительное управление. Начиная с 2013 года, стороны обменялись несколькими встречными исками на территории офшора БВО. Вексельберг требовал аннулировать опцион, Абызов – возмещения убытков. Осенью 2018 года стороне Абызова удалось добиться решения суда о раскрытии информации о ряде транзакций, проведённых сторонами «Реновы» после апреля 2018 года. Отмечается, что эти операции совершались, чтобы не дать Абызову отсудить свою долю. Сторона Вексельберга с такими доводами не согласилась

В итоге суд сначала приказал заморозить активы «Реновы» на сумму около $900 млн (соответствующий судебный приказ приводится по данным offshorealert.com), а затем вынес аналогичное решение в отношении самого Виктора Вексельберга и связанных с «Реновой» двумя фирмами: Tiwel Holding AG, Liwet Holding AG. По информации The Lawyer, заморожены активы общей стоимостью около $2 млрд из числа ассоциированных с Вексельбергом и «Реновой».

Ранее стороны «Реновы» отказывались признавать иски Абызова, ссылаясь на ненадлежащий порядок уведомления. В феврале 2019 года суд БВО посчитал, что «Т Плюс» (ранее «КЭС-холдинг») получила надлежащее уведомление об иске, а значит, она автоматически считается признавшей исковые требования. При этом сейчас обсуждаются условия сделки о слиянии активов группы «Т Плюс» и «дочки» «Газпрома» – «Газпромэнергохолдинга». А рассмотрение спора за границей продолжается. 

Тем временем Абызова Басманный районный суд Москвы заключил под стражу. Экс-министра обвиняют в организации преступного сообщества с использованием служебного положения (ч. 3 ст. 210 УК) и мошенничестве в особо крупном размере (ч. 4 ст. 159 УК) в 2011–2014 годах. Ущерб от его действий оценили в 4 млрд руб.

Семейные споры и проблемы банкиров

Олигархам приходится судиться не только со своими партнерами, но и с бывшими членами семьи. Наталья Потанина хотела отсудить у своего экс-супруга, Владимира Потанина 5 млрд фунтов стерлингов. Она утверждала, что при разводе с одним из богатейших людей России в 2014 году получила лишь $41,5 млн, что несоразмерно с ее ролью в создании бизнес-империи владельца "Интерроса". Но судья Лайонел Коэн счел эти сведения ложными: на самом деле, Потаниной досталось $84 млн и $7,3 млн на обеспечение детей, а также дом в Нью-Йорке за $6,5 млн.Судья также отметил, что связь Потаниной с Великобританией незначительна и если удовлетворить поданный ею в Лондоне иск, это снимет барьеры для "туризма разводов" (то есть переезда в Англию в целях воспользоваться системой правосудия этой страны для выгодного бракоразводного процесса).

Топ-5 семейных споров: как правильно делить акции и недвижимость

Под ударом в этом году оказались и крупные банкиры. Промсвязьбанк требует со своих бывших совладельцев Алексея и Дмитрия Ананьевых, а также 15 топ-менеджеров вернуть потери от убыточных сделок на 282 млрд. руб. В конце мая 2019 года АСГМ частично удовлетворил заявление Промсвязьбанка, который просил в качестве обеспечения иска к братьям Ананьевым арестовать их имущество (дело № А40-308982/2018). Под арест попали картины, в том числе Исаака Бродского, Александра Дейнеки, машины, самолёт Bombardier Challenger 650, 33% акций в компании ООО «ПСБ-МЕНЕДЖМЕНТ», деньги на банковских счетах, недвижимость. В общей сложности под арест попало имущество стоимостью 282 млрд руб. Апелляция и Окружной суд признали обоснованными обеспечительные меры. 

Кроме того, действующее руководство Промсвязьбанка добилось того, что Мещанский районный суд г. Москвы признал недействительным брачный договор между Алексеем и Дарьей Ананьевыми. Юристы кредитной организации заявляли на заседании, что спорное соглашение подписали после 29 лет совместной жизни и всего за два месяца до введения в Промсвязьбанк временной администрации. Заявители утверждали, что договор служит лишь для сокрытия имущества Ананьева от взыскания кредиторами. По условиям договора, Дарье Ананьевой перешли 5299 картин в стиле соцреализм, 50% акций в «Группе Техносерв», 50% в уставном капитале нидерландской Technoserv B.V., а также 1000 акций кипрской Bloumer и 11 000 акций кипрской Skibren. Кроме того, ей досталось недвижимое имущество в Москве, Австрии и Португалии.Представитель Ананьева, партнер Ковалев, Тугуши и партнеры Ковалев, Тугуши и партнеры Федеральный рейтинг группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры - high market) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Страховое право группа Банкротство группа Фармацевтика и здравоохранение группа Корпоративное право/Слияния и поглощения 4 место По выручке на юриста (Меньше 30 Юристов) 27 место По выручке 30-31 место По количеству юристов , Дмитрий Тугуши заявлял, что у Промсвязьбанка нет права требовать расторжения договора между третьими лицами, поскольку банк не является текущим кредитором ответчика. Вместе с тем суд удовлетворили это требование заявителя, но отказал передать активы обратно в совместную собственность. 

В этом же году суды признали незаконным вывод из Рост-Банка 255 млрд руб. его бывшими руководителями через компании «Рост-Инвестиции» и «Рост-Капитал» (Дела № А40-222734/2018 и № А40-222738/2018). Обе компании являлись «дочками» Рост-Банка, санацию которого проводил бывший владелец Бинбанка Микаил Шишханов. Он увеличил уставный капитал компаний, после чего они приобрели застройщиков А101 и «Интеко», холдинг «Русгрэйн» и другие активы. Затем Рост-Банк объединился с «Трастом», под контроль которого перешли «Рост Инвестиции» и «Рост Капитал».

Юристы обсудили, как спасти банкиров от АСВ

Банк решил оспорить увеличение уставного капитала своих новых дочерних компаний, считая, что сделки прикрывали вывод активов Рост-Банка на структуры Шишханова. «Траст» подал иски против своих же «дочек», а третьими лицами указал Шишханова и других бывших топ-менеджеров Рост-Банка. Бывшие руководители Рост-Банка утверждали, что внесение денег в уставный капитал дочерней компании не может нанести вред. По словам представителя Шишханова, истец хочет доказать, что спорная сделка по увеличению уставного капитала недействительная, так как оказались недействительными последующие сделки по покупке активов.

АСГМ отказался удовлетворять иски, указав, что «Траст» не предоставил доказательств притворности операций и злоупотребления правом. Целью являлось увеличение уставного капитала, которое и состоялось. При этом истец по какой-то причине не оспорил последующие сделки по приобретению «дочками» активов или все сделки как единую цепочку. В решениях отмечалось, что суд не может выйти за пределы сути иска. Но 9-й ААС пришел к противоположному выводу, отменил оба решения первой инстанции и признал сделки об увеличении уставного капитала незаконными.