ПРАВО.ru
Экономколлегия защитила решение от пересмотра
Практика
3 декабря 2019, 15:46

Экономколлегия защитила решение от пересмотра

Компания «Росгосстрах» решила оспорить одну из сделок, заключённых предыдущим руководством компании, как нерыночную. В двух инстанциях добиться этого ей не удалось, но Суд по интеллектуальным правам направил дело на пересмотр. Ответчик не согласился и указал, что суд дал истцу возможность для нового сбора доказательств. Верховный суд согласился.

История конфликта

В 2017 году «Росгосстрах» – одна из главных страховых компаний России – перешёл в собственность государства через «ФК «Открытие». Полномочия президента Данила Хачатурова были прекращены досрочно, кроме того, новый собственник расторг трудовой договор с генеральным директором Дмитрием Маркаровым.

Новое руководство стало оспаривать заключённые предшественниками сделки. Например, у экс-гендиректора Маркарова потребовали 1,4 млрд руб. убытков от продажи 100% акций «РГС-Армения», дочерней компании «Росгосстраха», которая произошла незадолго до смены собственника. Но этот суд «Росгосстрах» в сентябре проиграл (дело № А41-66209/2018).

Гораздо более крупный иск страховая компания предъявила к фирме «Капитал Лайф Страхование Жизни», которая раньше входила в состав группы компаний «Росгосстрах» под названием «РГС Жизнь». Эта компания осталась единственным активом, который остался у Хачатурова после его ухода из «Росгосстраха», но позже он был продан.

В новом деле истец попытался доказать, что заключённое между компаниями при прошлом гендиректоре лицензионное соглашение об использовании товарных знаков было несправедливым. Ведь по нему «Росгосстрах» получал лишь по 15 000 руб. ежеквартально за каждый из 13 товарных знаков, то есть меньше миллиона в год. Истец решил, что он должен получать больше – 3,5% от прибыли компании «Капитал Лайф». Общая сумма иска превысила 150 млрд руб. – в неё вошли как проценты от выручки ответчика, так и компенсация за использование товарных знаков.

Суды с переменным успехом

Суд первой инстанции, АСГМ, сослался на пропуск годичного срока исковой давности. Иск «Росгосстраха» был подан 6 июня 2018 года, тогда как сам договор стороны заключили в феврале 2017 года. Кроме того, истец не смог доказать суду, что договор нарушает права на товарный знак. Также первая инстанция обратила внимание на тот факт, что «Росгосстрах» продолжал принимать «несправедливые» маленькие платежи по лицензионному договору. В результате суд отказал в удовлетворении требований, а 9-й ААС позже поддержал это решение

Третий обзор практики Верховного суда: от банкротства до ошибок в подведомственности

Но в сентября 2019 Суд по интеллектуальным правам направил дело на новое рассмотрение: суд указал, что нижестоящие инстанции не исследовали ряд доказательств, не дали оценку доводам компании и представленным доказательствам, а также «не обеспечили полноту исследования всех обстоятельств и доказательств по делу, которые могли бы повлиять на выводы судов по существу спора».

Ответчик обжаловал решение кассационного суда в ВС: по его мнению, позиция суда фактически предоставляет истцу не предусмотренную процессуальным законом и противоречащую принципу правовой определённости возможность неоднократного рассмотрения дела по правилам первой инстанции с представлением в материалы дела дополнительных документов и обоснованием заявленных требований (дело № А40-127011/2018).

«Решение нарушает принцип правовой определённости»

На заседании в Верховном суде, которое состоялось 26 ноября, представитель «Капитал Лайф Страхование Жизни» Наталья Павлова поддержала жалобу и заявила: решение СИП нарушает принцип правовой определённости. «По нашему мнению, суды нижестоящих инстанций полноценно исследовали все доказательства и сделали правильные выводы, но Суд по интеллектуальным правам потребовал дать «иную оценку», – рассказала она. По мнению юриста, такое указание противоречит ст. 287 АПК о полномочиях арбитражного суда.

«У суда отсутствовали любые основания для направления дела на новое рассмотрение».

По мнению Павловой, такое решение кассационной инстанции фактически предоставляет истцу «не предусмотренную законом возможность неоднократного рассмотрения дела с представлением дополнительных материалов и обоснований заявленных требований». «СИП не просто нарушил нормы права, позиции КС и Пленума, но фактически дал возможность предоставить стороне какие-либо иные доказательства, которые не были предоставлены, и права ответчика были нарушены. Был создан момент процессуального неравенства, нарушены принципы диспозитивности и равноправия», – заявила она.

Юрист поддержала и довод о том, что истец пропустил годичный срок исковой давности: ведь договор заключён в феврале 2017 года, а иск предъявлен в июне 2018 года. Ссылку истца на то, что срок давности нужно считать с момента смены генерального директора, суды изучили и отклонили, напомнила Павлова. «Эта позиция поддерживается правоприменительной практикой», – подчеркнула она.

«Рынок существует только за пределами группы»

Также Павлова подчеркнула, что цена по лицензионному договору, который оспаривает «Росгосстрах», была фиксированной, а самое главное – рыночной. Она указала на тот факт, что истец заключал договоры точно по такой же цене и с другими лицензиатами. То есть цена была рыночной для всех остальных участников таких лицензионных соглашений. В качестве доказательства она привела в пример спор с другой компанией о тех же товарных знаках, который «Росгосстрах» проиграл (№ А40-126981/2018).

С этим представители «Росгосстраха» не согласились: Ольга Карпова подчеркнула, что дело, на которое ссылается ответчик, «принципиально отличается» от рассматриваемого по той причине, что в нём спорный договор был заключён внутри группы компаний «Росгосстрах». «А договор, который мы оспариваем, заключён с компанией вне группы компаний», – заявила она.

«Ключевой довод заключается в том, что в феврале 2017 года старый лицензионный договор, прибыль по которому оставалась внутри группы, был расторгнут и заключён новый договор на значительно худших для нас условиях, а прибыль стала уходить за пределы группы «Росгосстрах», – подчеркнул другой представитель страховой компании Кирилл Ермоленко. Это же перечёркивает и довод заявителя о том, что условия оспариваемого договора были рыночными: «Внутри группы рынка не существует. Рынок существует только за пределами группы».

По словам Карповой, «Росгосстрах» никогда не хотел передавать товарные знаки «за периметр» группы. «Тот факт, что Маркаров был директором, отнюдь не означает, что в преддверии смены собственника он не имел намерения злоупотребить своими правами», – отметила она.

«Мы хотим, чтобы суд нас услышал»

В подтверждение правильности позиции СИП Карпова отметила, что кассационный суд лишь указал на то, что нормы материального права были применены неправильно, а нижестоящим инстанциям нужно оценить и дать мотивированный ответ истцу на заявленные им доводы. Никакой переоценки доказательств суд не допускал, уверена она.

«Мы хотим рассмотрения этого дела вновь, потому что желаем, чтобы суд нас услышал. Мы хотим увидеть мотивы, по которым нам отказали в иске. Мы хотим увидеть мотивы, по которым суд решил, что сделка заключена на рыночных условиях. Это право стороны. И реализация этого права – это единственное, что способствует доверию к судебной системе».

Также юрист обратила внимание на тот факт, что суд первой инстанции не назначил экспертизу по делу. «В 99% дел об оспаривании нерыночной сделки суд назначает экспертизу. Единственный процент – когда ни одна сторона не ссылается на наличие сговора и не ходатайствует о проведении экспертизы», – подчеркнула она.

А был ли сговор?

Ольга Карпова рассказала: когда у «Росгосстраха» сменился собственник, у нового менеджмента возник вопрос, а почему столь успешная компания находится в таком плохом состоянии? Выяснилось, что менеджмент неправильно управлял всем этим, выводил активы, рассказала юрист, а новое руководство решило законными средствами устранить эти ошибки. «Ущерб должен компенсироваться не из государственного бюджета, а теми, кто его причинил», – уверена она.

Раз спор между сторонами рассматривается по ст. 174 ГК, то ключевым является вопрос о наличии или об отсутствии сговора. «Мы даже слова «сговор» и «недобросовестность» не видим в решении. Как же Верховный суд может признать решение законным, если в нём нет выводов по ключевому вопросу?» – поинтересовалась она.

Судьи тоже поинтересовались, а был ли между Дмитрием Маркаровым (бывший гендиректор компании «Росгосстрах») и Александром Бондаренко (бывший гендиректор компании «РГС Жизнь») сговор. Карпова ответила утвердительно. Тогда судья спросила, в каком документе компания заявила эти доводы перед судом первой инстанции. «Такого документа нет, но я не считаю, что это является основанием для того, чтобы признавать сделку действительной», – сказала Карпова.

Также в ВС поинтересовались, скрывали ли Маркаров и Бондаренко заключённый договор.

– О наличии договора мы узнали только в тот момент, когда новый генеральный директор занял своё место. До этого момента шла сложная процедура передачи активов от предыдущего собственника к государству, – ответила Карпова.
– То есть от предыдущих собственников этот договор не скрывался? – уточнила судья.
– Скорее всего.

Заслушав мнения сторон, судьи ВС под председательством Рамзии Хатыповой объявили недельный перерыв и огласили своё решение только 3 декабря: отменить акт Суда по интеллектуальным правам и оставить в силе решения АСГМ и 9-го ААС. Таким образом, спор на 150 млрд руб. выиграла «Капитал Лайф Страхование Жизни» – если дело не пересмотрит Президиум ВС. По итогам заседания Кирилл Ермоленко, представитель «Росгосстраха», заявил о «сильной позиции» истца и о том, что решение будет обжаловано.

Мы в Telegram

Новости судебной системы, свежая практика, резонансные кейсы, инсайды и подробности.

Подписаться