ПРАВО.ru
Практика
6 февраля 2020, 8:55

ЕСПЧ осудил обыски у российских юристов

ЕСПЧ осудил обыски у российских юристов
21 российский адвокат и юрист получат компенсации от России за незаконные обыски, следует из недавнего решения ЕСПЧ. В том числе Страсбург заявил о необходимости дать процессуальные гарантии против необоснованных обыском тем юристам, которые не являются адвокатами и, соответственно, не пользуются адвокатским иммунитетом. К чему это может привести и поменяется ли ситуация, рассказали эксперты.

Европейский суд по правам человека присудил €181 200 российским адвокатам и юристам, которые жаловались на незаконные обыски. Решение об этом ЕСПЧ опубликовал на своем сайте 4 февраля. Заявители ждали его много лет.

Они обжаловали незаконные обыски дома или в офисах с целью получить улики. При этом лишь по одной из 15 жалоб сам адвокат был заподозрен в уголовном преступлении – клевете на судью. Остальные заявители не находились под следствием. В двух случаях обыски проводились по делам родственников, в 12 случаях – в отношении клиентов, которых подозревали в совершении уголовных преступлений.

Кого и почему обыскивали (примеры из решения ЕСПЧ)

Адвоката Круглова подозревали в клевете на высокопоставленного судью. В 2003 году суд санкционировал обыск в квартире, но, как оказалось, фактически там жили родители Круглова. Поэтому правоохранители провели обыск по другому адресу, где жил сам Круглов, в рамках «срочной процедуры», это было без судебного разрешения. Эти следственные действия суд признал законными.

В 2009 году суд санкционировал обыск в офисе юрфирмы «Принцип права», где работали адвокаты Балян, Соколов и Соловьев. Следователи искали там доказательства причастности нескольких лиц к предпринимательству без лицензий и с подставными фирмами. Адвокаты пожаловались на эти обыски. В частности, один из них указывал, что суд санкционировал следственное действие в отношении юрфирмы, но он работает в адвокатской конторе, а значит, нужно индивидуальное разрешение. Но все обыски признали законными. Кроме того, адвокаты «до сих пор не получили» некоторые носители информации, хотя просили их вернуть несколько раз.

Дом практикующего юриста-неадвоката Силиванова обыскали в 2010 году в связи с уголовным преследованием его клиентки. Ее подозревали в незаконных сделках с недвижимостью. Силиванов обжаловал постановление суда, потому что оно было «широким и непропорциональным». Юрист также ссылался на процессуальные гарантии в отношении обысков в помещениях адвокатов. Но обыск признали законным.

Во всех случаях документы на обыск были сформулированы очень широко – «есть основания полагать, что доказательства могут находиться в помещениях». Это, по мнению ЕСПЧ, давало следователям неограниченную свободу действий.

ЕСПЧ приходит к выводу, что обыски посягали на профессиональную тайну в такой степени, которая «была несоразмерна преследуемой законной цели». Причем это касается не только адвокатов, но и других юристов, которые практикуют в разных областях права, включая судебную защиту. Хотя адвокаты пользуются дополнительными привилегиями, верховенство права диктует необходимость дать процессуальные гарантии иным юридическим консультантам, говорится в решении Страсбургского суда.

«Процессуальные гарантии надо дать иным юридическим консультантам, которые не являются адвокатами», – ЕСПЧ.

Отдельно Европейский суд оценил ситуацию заявителей со статусом. Несмотря на адвокатскую тайну, суды допускали, что уголовное расследование против клиентов нарушит конфиденциальность их отношений с адвокатам. Суды не оценивали, может ли следствие получить информацию из других источников, не отвечали на вопрос, действительно ли нужно следственное мероприятие.

Что дальше?

Возможно, при расследовании уголовных дел следствие хочет привлечь к уголовной ответственности группу лиц, включая юриста, рассуждает Алексей Силиванов в комментарии для «Право.ru». Кроме того, обыск может быть способом давления на неугодного адвоката, отмечает Силиванов. По его мнению, ЕСПЧ побуждает российские власти создать дополнительные механизмы защиты юристов-неадвокатов. Им необходимо гарантировать защиту профессиональной тайны и защитить от немотивированных обысков, убежден юрист. «Я рассчитываю на то, что решение ЕСПЧ повлечет изменения в законодательстве, а Верховный суд выдаст необходимые указания», – говорит Силиванов. Если так случится, то под угрозой может оказаться главный «адвокатский пряник» – иммунитет, добавляет управляющий партнер INTELLECT INTELLECT Федеральный рейтинг группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры - mid market) группа Цифровая экономика группа Интеллектуальная собственность группа ТМТ 16 место По количеству юристов 26 место По выручке на юриста (Больше 30 Юристов) 40 место По выручке Профайл компании Евгений Шестаков.

Адвокатская тайна для неадвоката: как российские юристы обжаловали обыски в ЕСПЧ

«Не уверен, что нас ждут какие-либо существенные изменения в законодательстве», – возражает управляющий партнер адвокатского бюро Адвокатское бюро «ЗКС» Адвокатское бюро «ЗКС» Федеральный рейтинг группа Уголовное право 49 место По выручке Профайл компании Денис Саушкин. Ему сложно представить, каким будет судебный порядок получения разрешения на обыск юриста. «Будет ли указано, что этот юрист является поверенным в делах клиента или что постановление суда необходимо в случае обыска у лица, имеющего юридическое образование? А если лицо имеет юридическое образование, но не работает по этой специальности, то также необходимо решение суда? Как тогда проверять образование, если человек утверждает, что потерял диплом?» – задается вопросами Саушкин. Таких проблем он здесь видит «множество».

Если законодательных изменений не будет, то смогут ли юристы-неадвокаты защититься от обысков решением ЕСПЧ? «На практике это не защитит», – отвечает Тимур Хутов из АБ Коблев и партнеры Коблев и партнеры Федеральный рейтинг группа Уголовное право . Он объясняет, что правоприменители исходят из буквального смысла УПК, который в числе спецсубъектов называет адвокатов. Поэтому у «простых» юристов обыск будут проводить так же, как и у простых граждан. «Формально будет повод для обжалования, но на практике 95% жалоб удовлетворять не будут», – прогнозирует Хутов. По его словам, это «не пессимизм, а хорошо информированный реализм».