ПРАВО.ru
Практика
10 февраля 2020, 8:58

Верховный суд разъяснил вопросы преддоговорной ответственности сторон

Верховный суд разъяснил вопросы преддоговорной ответственности сторон
Коллегия по экономическим спорам Верховного суда объяснила, когда сторонам, ведущим переговоры о предстоящей сделке, придется ответить за отказ от нее. Также ВС уточнил, какие действия не приведут к ответственности. Так, контрагенты не обязаны объяснять друг другу внезапный выход из переговоров, рассказывать о конкурентах или давать возможность конкурентам перебить цену друг друга.

Не повезло с покупкой

Верховный суд опубликовал полное определение по делу о преддоговорной ответственности сторон, которое ВС рассмотрел 29 января. Дело инициировал Павел Плетнев. Он планировал купить фитнес-клуб «Аква-Ферст» рядом с Павелецким вокзалом, однако после достаточно долгих переговоров продавцы – ООО «Юниверсал-аква», «Юниверсаква» и их участники – внезапно, по его мнению, прекратили переговоры и продали клуб другому лицу на более выгодных для себя условиях. Плетнев настаивал, что такое поведение было недобросовестным, и потребовал взыскать с компании убытки – более 0,5 млн руб., которые он успел потратить на услуги юриста и регистрацию двух ООО, с помощью которых он планировал структурировать бизнес. Плетнев настаивал, что ему должны были заранее сообщить о выходе из переговоров, а также предложить заплатить за клуб ту же цену, которую предложили конкуренты, ведь у него был «запас» в 20 млн. Три инстанции истцу отказали (дело № А40-98757/2018). Однако в ВС жалобу удовлетворили (подробный репортаж с заседания читайте в материале «Верховный суд разобрался в преддоговорной ответственности»).

Что решил ВС

В мотивировке решения Верховный суд неоднократно подчеркнул важность свободы договора: стороны сами несут расходы, связанные с проведением переговоров, и не отвечают за то, что соглашение не достигнуто. То, что переговоры не принесли нужного сторонам результата, не позволяет одной из сторон требовать возмещения расходов. Тем не менее такое право будет, если удастся доказать, что одна из сторон вела себя недобросовестно.

Верховный суд разобрался в преддоговорной ответственности

Недобросовестными действиями при проведении переговоров считаются: 

1) предоставление стороне неполной или недостоверной информации, в том числе умолчание об обстоятельствах, которые в силу характера договора должны быть доведены до сведения другой стороны; 

2) внезапное и неоправданное прекращение переговоров о заключении договора при таких обстоятельствах, при которых другая сторона переговоров не могла разумно этого ожидать. 

В качестве одного из случаев преддоговорной ответственности ВС, согласно п. 2 ст. 434.1 ГК, назвал вступление в переговоры о заключении договора или их продолжение при заведомом отсутствии намерения достичь соглашения с другой стороной. Недобросовестным признается поведение, когда лицо вступает или продолжает переговоры, хотя оно знает или должно знать, что оно уже не будет заключать договор с этим контрагентом, напоминает ВС, и указывает, как действовать суду, чтобы выяснить, была ли недобросовестность.


Что должен установить суд:

- обстоятельства того, что ответчик изначально не имел намерения заключать договор либо впоследствии утратил это намерение, но не сообщил об этом своему контрагенту и продолжал создавать видимость намерения заключить с ним договор именно с этим контрагентом -  например запрашивая лучшую цену и иные улучшения оферты. Сообщить об этом, судя по определению суда, надо "своевременно" - в противном случае придется компенсировать убытки контрагента;

-когда готовность лица заключить договор стала носить притворный характер;

- если контрагент не был сразу же уведомлен о прекращении намерения заключить договор, стало ли это причиной его дополнительных расходов, которые он не понес бы в случае своевременного уведомления. 

В деле судами приведенные обстоятельства - вопросы о действительном намерении ответчика заключить договор, моменте утраты этого намерения, своевременности уведомления об утрате намерения заключить договор - не исследовались.

При этом ВС говорит о недопущении чрезмерно жесткого подхода к преддоговорной ответственности. В определении перечислены случаи, когда о недобросовестности говорить нельзя.


Что нельзя считать недобросовестностью:

– сами по себе факты того, что сторона вышла из переговоров без объяснения причин либо на поздней стадии переговоров;

– прерывание переговоров на поздней стадии;

– ведение переговоров одновременно с несколькими контрагентами (сами по себе такие переговоры и выбор одного из контрагентов не дают оснований тем, кто получил отказ, требовать компенсацию убытков);

– умолчание о параллельных переговорах, а также отсутствие предложения заключить сделку на условиях, предложенных другим контрагентом*.

* – при наличии соглашения о порядке ведения переговоров, в котором предусмотрено условие об эксклюзивности переговоров только с одним контрагентом. Нарушение или обман контрагента на его вопрос о переговорах с другими контрагентами – недобросовестные действия, поэтому убыток придется возместить.

Также ВС сослался на Постановление Пленума № 7, где в п. 5 и п. 19 говорится, что если установлено внезапное и неоправданное прекращение переговоров, когда другая сторона не могла этого разумно ожидать, то доказывать свою добросовестность придется уже ответчику.

ВС отправил дело на новое рассмотрение в АСГМ, там суду предстоит выяснить, создали ли ответчики представление у истца, что сделка состоится, а также найти момент, когда ответчик передумал заключать сделку с истцом, и решить вопрос о добросовестности его поведения после этого решения. Однако это не означает, что дело в итоге будет решено в пользу истца. При новом рассмотрении недостижение истцом положительного результата в ходе переговоров о заключении договоров может быть квалифицировано как предпринимательский риск, результаты которого не могут быть возложены на иное лицо, отмечает Виктория Большагина, юрист КА Юков и Партнеры Юков и Партнеры Федеральный рейтинг группа Банкротство группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры - high market) группа Уголовное право группа Экологическое право 8 место По количеству юристов 14 место По выручке 20 место По выручке на юриста (Больше 30 Юристов) Профайл компании

Убытки за срыв переговоров: почему их трудно взыскать

Коллегия верно ориентирует суды на более полное исследование обстоятельств дела, считает Андрей Панов, советник Allen & Overy Allen & Overy Федеральный рейтинг группа Корпоративное право/Слияния и поглощения группа Природные ресурсы/Энергетика группа Транспортное право группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры - high market) группа Морское право группа Финансовое/Банковское право . При этом из определения следует, что ответственность наступает только в том случае, когда ответчик не предупредил контрагента о том, что больше не намеревается заключать с ним договор, обратил внимание Панов: «Даже если ответственность наступает, то только в том объеме, в котором убытки связаны именно с нарушением обязанности уведомить об отказе от заключения договора незамедлительно. Например, если продавцы приняли такое решение, скажем, 5 февраля 2018 года, а сообщили об этом 10 февраля, то только ущерб, возникший у истца за эти дни, подлежит возмещению». При этом коллегия на пояснила, можно ли взыскать невозвратный аванс, уплаченный нанятым юристам, или риск согласования каких-то специфических условий договора с юридической фирмой истца лежит на нем же, указал Панов. Но даже если это можно считать убытками, то взыскать их можно будет только в том случае, если ответчики возобновили переговоры уже без намерения заключать договор, следует из определения. «Концептуально этот подход, наверное, правильный, но не очень понятно, как отсутствие этого намерения будет устанавливаться на практике. Ведь ответчики всегда смогут сказать, что окончательного решения о том, с кем нужно заключить договор, они еще на тот момент не приняли», – заключает юрист.

Александра Герасимова из ФБК Право ФБК Право Федеральный рейтинг группа Налоговое консультирование группа Налоговые споры группа Интеллектуальная собственность группа Корпоративное право/Слияния и поглощения группа Природные ресурсы/Энергетика группа Трудовое и миграционное право группа Антимонопольное право группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры - high market) группа Банкротство группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Коммерческая недвижимость/Строительство Профайл компании также отмечает, что ВС выбрал мягкий путь: не стал запрещать выход из переговоров на более поздних стадиях либо параллельные переговоры, в том числе при отсутствии уведомления другой стороны, чего опасались эксперты. Подход достаточно взвешенный, но не менее трудный в доказывании, признает она. Придется установить сразу два момента: когда готовность лица заключить договор стала носить притворный характер, а второе, если контрагент не был сразу же уведомлен о прекращении намерения заключить договор, стало ли это причиной его дополнительных расходов, которые он не понес бы в случае своевременного уведомления. При этом Герасимова положительно оценила пример ВС, касающийся соглашения о переговорах с условием эксклюзивности.

В целом определение дает зеленый свет положениям ст. 434.1 ГК о преддоговорной ответственности, поскольку задает определенный тренд: теперь такие убытки взыскиваться могут и будут. Отдельно следует отметить исследование судом первой инстанции (учитывая, что это был Арбитражный суд города Москвы) в качестве доказательств свидетельских показаний, что тоже может стать определенной спецификой доказывания такого рода дел. 

Александра Герасимова, ФБК Legal