ПРАВО.ru

Лишние недоимки и правильный расчет: налоговые позиции ВС

Лишние недоимки и правильный расчет: налоговые позиции ВС
Налоговики пытались доказать, что производственное оборудование является недвижимостью. Три инстанции их в этом поддержали. А пивоваренному предприятию недоимку пытались начислить за операции с векселями. Нижестоящие инстанции решили, что операция по погашению такой ценной бумаги является обычным доходом. Все эти ошибки коллег пришлось исправлять экономколлегии Верховного суда. Но в некоторых делах речь шла о злоупотреблениях со стороны предпринимателей.

В марте 2020 года ФНС опубликовала статистику, согласно которой процент жалоб бизнесменов и граждан на решения по налоговым спорам упал на 8%. А на результаты налоговых проверок стали жаловаться на 28% реже по сравнению с 2018 годом. Если число банкротных разбирательств с каждым годом лишь растет, то количество налоговых споров падает. Но некоторые все же проходят три инстанции и рассматриваются в Верховном суде, который и задает четкие ориентиры для бизнеса и инспекции в этой сфере.

В помощь бизнесу

Экономколлегия обозначила новый критерий отделения движимого имущества от недвижимого – предназначение объекта. Такие разъяснения она дала в деле «Лесозавода 25» (№ А05-879/2018). Крупнейший лесопильный комплекс Северо-Запада не хотел платить налог с оборудования производственного цеха. Но налоговая его доначислила, потому что транспортер и производственная линия образуют единое целое со зданием завода. 

В отличие от трех инстанций экономколлегия поддержала предприятие. Она указала, что нужно отдельно оценить предназначение спорных объектов. Они нужны не для обслуживания здания, а для производства готовой продукции или обслуживания производственного процесса. Кроме того, тройка судей отнесла производственную линию, транспортер и систему защиты от пожаров к «машинам и оборудованию» согласно Общероссийскому классификатору основных фондов ОК 013-94 (ОКОФ). Классификатор относит оборудование к отдельной группе основных средств, которые не являются частью зданий и сооружений, даже если стоят на фундаменте, напоминает определение ВС.

ВС не утверждал, что требования налоговой полностью безграмотны. Он подтвердил: если единый объект основных средств искусственно разделен в бухучете, можно квалифицировать его в целом как недвижимость. Таким образом, помимо таких не всегда совпадающих понятий, как объект капитального строительства и объект недвижимости, у нас может появиться недвижимость для целей регистрации прав и для целей обложения налогом на имущество.

Антон Алексеев, советник практики недвижимости и строительства Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры Федеральный рейтинг группа Антимонопольное право группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры - high market) группа Комплаенс группа Корпоративное право/Слияния и поглощения группа Международные судебные разбирательства группа Международный арбитраж группа Морское право группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Рынки капиталов группа Семейное/Наследственное право группа Страховое право группа Трудовое и миграционное право группа Уголовное право группа Управление частным капиталом группа Фармацевтика и здравоохранение группа Финансовое/Банковское право группа Экологическое право группа Банкротство группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Интеллектуальная собственность группа Коммерческая недвижимость/Строительство группа Налоговое консультирование группа Налоговые споры группа Природные ресурсы/Энергетика группа ТМТ группа Транспортное право группа Цифровая экономика 1 место По выручке 1 место По количеству юристов 1 место По выручке на юриста (Больше 30 Юристов) Профайл компании

А пивоварне «Хейнекен» налоговики доначислили 237 млн руб. По итогам выездной проверки этого предприятия инспекция посчитала, что операция по погашению векселя должна считаться доходом и облагаться налогом. ФНС уменьшила общую сумму долга до 235 млн руб., а в остальной части оставила выводы коллег без изменений. 

АСГМ и 9-й ААС признали незаконными акты налоговиков, сославшись на то, что за вексели пивоварня приобрела товарные знаки и не получила какой-либо экономической выгоды, которая подлежит налогообложению (дело № А40-24375/2017). То есть спорная сделка приравнивается к возврату займа, решили две инстанции. 

Но окружной суд отменил выводы нижестоящих судов и признал правомерными выводы налоговиков. Первая кассация постановила считать подобное погашение векселя доходом. Компания не согласилась с таким решением Арбитражного суда Московского округа и обжаловала его в Верховном суде. Заявитель в своей жалобе указал: с учётом правовой и экономической природы векселя предъявление этой ценной бумаги к платежу аналогично возврату займа. Поэтому такую операцию не стоит считать подлежащей налогообложению, подчёркивает истец.

Но ВС подчеркнул, что налоговики имели правовые основания для включения стоимости погашенных векселей в состав облагаемых налогом доходов компании. Вместе с тем экономколлегия обратила внимание на то, что нижестоящие инстанции должным образом не оценили поведение инспекции и фирмы в стадии налоговой проверки. Речь идет про подтверждение размера переносимого убытка. Нет информации о том, что эти суммы точно установлены, указали судьи ВС и отправили дело на пересмотр (пока еще не рассмотрено).

Этот кейс еще раз показывает необходимость тщательного анализа внутригрупповых операций и их последствий. Вексели в ходу во внутригрупповых отношениях, а также передаются в качестве «материнских подарков», что в силу пп. 1 п. 1 ст. 251 НК не облагается налогом. Но все не так просто. Передача векселя в качестве «материнского подарка» налогообложению не подлежит, а вот его предъявление к оплате – подлежит.

Мария Ильяшенко, управляющий партнер Юридическое партнерство "Курсив" Юридическое партнерство "Курсив" Региональный рейтинг группа Налоговое консультирование и споры группа Коммерческая недвижимость/Строительство Профайл компании

Рекламные тонкости

Коллегии по экономспорам пришлось разрешать и конфликт налоговиков с бизнесом о правильной квалификации наружной рекламы. Налоговый кодекс устанавливает закрытый перечень расходов на рекламу, учёт которых допускается в полном объёме. Все те рекламные расходы, которые не попали в этот список, нормируются и учитываются в размере, который не должен превышать 1% выручки от реализации. К первой категории – ненормируемые расходы – отнесены и траты на «наружную рекламу», понятие которой законодатель четко не прописал в законе о рекламе. Из-за чего на практике возникают сложности. 

В 2017 году налоговики провели выездную проверку в компании «Орион Интернейшнл Евро», которая производит кондитерские изделия. Инспекция установила, что предприятие в документации за 2012 год отнесло траты на рекламу на троллейбусах к «расходам на наружную рекламу». По мнению проверяющих, подобная квалификация некорректная: такие траты у фирмы являются нормируемыми и не должны были превышать 1% выручки от реализации. 

А из-за того что это произошло, налоговики доначислили компании недоимку в размере 188 827 руб. «Орион» не согласился с таким выводом и оспорил его в судебном порядке. АСГМ не стал углубляться в квалификацию видов рекламы, а лишь указал на то, что в спорной ситуации фирма не потратила на рекламу больше 1% выручки от реализации. Поэтому первая инстанция признала незаконным решение инспекции о взыскании недоимки с компании (дело № А40-125588/2017). 

Но апелляция отменила акт нижестоящего суда, посчитав, что лимит трат превышен, а «реклама на транспорте» не считается наружной и должна соответствовать нормам, которые допускает Налоговый кодекс. В обоснование такого вывода 9-й ААС указал на то, что термины «реклама на транспорте» и «наружная реклама» законодатель использует в разных статьях.

Апелляция признала решение налоговиков о взыскании недоимки законным. Окружной суд оставил такой вывод без изменений и добавил, что квалифицирующим признаком наружной рекламы является её неподвижность – «стабильность территориального размещения». «Орион» не согласился с подобной трактовкой и обратился в Верховный суд, который признал обоснованным вывод АСГМ. Акты апелляции и АС Московского округа отменили. 

Закон о рекламе лишь устанавливает требования к способам размещения. Используя термин «наружная реклама», закон в одной статье устанавливает особенности размещения неподвижной «наружной рекламы», а в другой – требования к «рекламе на транспорте», не разграничивает понятия. Налоговый кодекс оперирует понятием «наружная реклама» с совершенно иной целью – установить для неё отдельный режим налогообложения.

Валентин Моисеев, партнер Андрей Городисский и партнеры Андрей Городисский и партнеры Федеральный рейтинг группа Трудовое и миграционное право группа Интеллектуальная собственность группа Корпоративное право/Слияния и поглощения группа Налоговое консультирование группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры - high market)

Злоупотребления бизнесменов

Но далеко не всегда налоговые споры возникают из-за желания инспекции любым законным способом собрать еще больше денег в бюджет. Порой причина конфликта заключается в стремлении самих бизнесменов уйти от «лишних» платежей.

Важное разъяснение дал ВС о «правильной» кадастровой стоимости при расчете налога на имущество в рамках спора ООО «Юмакс» (дело № А40-232515/2017). Перед экономколлегией стоял вопрос о возможности применять для расчета налога на имущество кадастровой стоимости, исчисленной по неправильно установленному фактическому использованию недвижимости. Офисное здание с торговыми площадями в центре Москвы учли как «прочие объекты», что привело к многократному занижению его кадастровой стоимости и налога на имущество.

В этом деле ВС признал: когда заниженная кадастровая стоимость (58,2 млн руб.) считается недостоверной, а установленная впоследствии (863,7 млн руб.) тоже неприменима, поскольку ухудшает положение налогоплательщика (п. 2 ст. 5 НК), выбирать между ними не надо. Следует назначить судебную оценочную экспертизу для определения рыночной стоимости объекта. Кроме того, ВС, оценивая многократную разницу двух стоимостей (в 15 раз), сделал вывод: компания не могла не знать, что стоимость неверная, поэтому должна была вместо искажения налоговой базы установить рыночную стоимость объекта. 

В другом разбирательстве, которое рассмотрела экономколлегия, ИП Надежда Угрюмова, занимавшаяся продажей горюче-смазочных материалов, искусственно занизила свои доходы, чтобы пользоваться упрощённой системой налогообложения (УСН). Для этого Угрюмова фиктивно передавала свою автозаправочную станцию в аренду сначала сыну, а потом сестре. Чиновники решили, что это является злоупотреблением. Они сложили доход всех предпринимателей. Оказалось, что в 2013–2015 годах Угрюмова не могла использовать «упрощёнку». Ей доначислили 4,5 млн руб. НДС, 1,4 млн руб. НДФЛ и налога по УСН, а также пени и штрафы. Угрюмова в документах не выделяла НДС (потому что применяла УСН), поэтому налоговики доначислили его «поверх» общих сумм. Выделять налог из указанной цены они отказались. Предпринимательница обжаловала решение налоговой, но ей удалось оспорить только штрафные санкции (дело № А05-13684/2017). 14-й ААС и АС Северо-Западного округа согласились с подходом налоговой. Они пришли к выводу, что НДС надо прибавлять к цене товара. Ведь в документах на реализацию этот налог не выделялся отдельной строкой, а расчёты шли безналичным способом.

Другого мнения оказался Верховный суд, который указал на упущения нижестоящих инстанций. Он напомнил, что налоги надо рассчитывать исходя из настоящего экономического содержания операций (п. 7 и 1 Пленума Высшего арбитражного суда Российской Федерации от 12 октября 2006 года № 53). Когда выявлены искажения, надо добавлять такую сумму налога, которую заплатил бы добросовестный налогоплательщик в этой ситуации, пояснила экономколлегия. Она указала, что размер налога не может зависеть от формы оплаты (наличной или безналичной). А тот факт, что продавец не выделял отдельной строкой налог на добавленную стоимость, здесь говорит лишь о том, что он использовал неправильный налоговый режим, говорится в определении ВС. Если НДС в документах не указан, то это ещё не значит, что покупатель согласен на увеличение договорной цены, когда налоговики предъявят обоснованные претензии.

Чтобы «восстановить ход событий» и рассчитать верный НДС, надо иметь в виду, что его платит покупатель. Таким образом, сумму налога надо определить так, как если бы НДС изначально предъявляли к уплате сторонним контрагентам, то есть выделять налог из выручки, указала коллегия ВС под председательством Марины Антоновой. Иначе, по мнению тройки судей, получается, что ИП платит налог на неполученный доход.