ПРАВО.ru
Практика
21 июля 2020, 8:35

Иск к вузу: есть ли шанс вернуть деньги за онлайн-обучение

Иск к вузу: есть ли шанс вернуть деньги за онлайн-обучение
Пандемия заставила образовательные учреждения перейти на дистанционный формат. Поэтому студенты, которые сами платили за обучение, попросили скидку, ведь в их договоре речь шла об очном обучении, которого фактически не было. В США дело уже дошло до суда. Иск к Гарвардскому университету подал студент-юрист, требующий вернуть ему часть стоимости семестра. Дело может стать прецедентом, прогнозируют американские юристы. В России студенты-платники тоже недовольны. Правда, исков пока нет, но и шансов у таких претензий мало, признают эксперты.

«Пренебрежение и равнодушие» ведущего вуза

«Я чувствовал полное пренебрежение и равнодушие со стороны администрации университета. Думаю, что, как нам и объяснили в этом году, добиться справедливости можно через систему права», – сказал 23-летний Абраам Баркхордар (Abraham Barkhordar), студент Гарвардской школы права, в интервью ABC News. Он подал иск к университету, потому что стоимость обучения не изменилась, несмотря на переход в онлайн из-за пандемии коронавируса. 

В марте, в середине семестра, Баркхордара, студента юридического факультета, попросили срочно выехать из кампуса из-за пандемии. Он решил отправиться домой. Это означало пересечь полстраны и жить с родственниками в одном доме. Условия для учебы были так себе, рассказал студент: приходилось вставать в 5 утра на занятия, не было библиотеки, неотъемлемой части студенческой жизни, а также привычного обучения в группах. В итоге он начал отставать. 

После вопроса о стоимости такого «урезанного» обучения в вузе объявили, что она останется на том же уровне – $65 875 в год. 

Тогда студент пошел в суд. Пока его иск касается только весеннего семестра, но теперь в него могут включить и осень.

К концу семестра иски получили более 50 американских вузов. В числе ответчиков – Drexel University в Филадельфии, Columbia University в Нью-Йорке, Беркли, Университет Колорадо и другие. Истцы утверждают, что в изоляции не было полноценного обучения, и требуют компенсации.

Претензии студента

В иске против Гарварда Баркхордар выдвигает три претензии. Первая – несоблюдение условий контракта. «Студенты подписались под оговорёнными условиями, оплатили обучение и предполагали, что занятия будут очными в течение всего семестра. Но это условие не было выполнено, потому что половина занятий прошла онлайн, а это нарушает условия договора», – отмечает один из представителей Баркхордара. Вторая претензия – неосновательное обогащение. Студенты платят за то, что они в итоге не получают. Третий пункт – вузы конвертировали деньги за обучение в собственный доход, но не предоставили ничего взамен. 

Юристы рассчитывают, что иск станет групповым (Class action) и к нему присоединятся другие студенты Гарварда. 

В самом университете отказались от комментариев. На сайте вуза говорится, что в приоритете сейчас здоровье студентов, а также перечислены онлайн-инструменты, помогающие при удаленном обучении. 

Осенью вуз планирует продолжить дистанционные занятия. По словам Баркхордара, осенью условия для студентов даже ухудшатся. Например, профессора не будут записывать лекции. В ответ на жалобы студентов, что учиться из дома неудобно, представители университета посоветовали им решить проблему самим. Например, скинуться и снять офис, где можно было бы заниматься. В школе права обещали выделить до $1 млн на нужды тех, у кого проблемы c интернетом. Также можно добровольно взять академический отпуск. Другие престижные юридические школы – Стэнфорд или Джорджтаун – признают необходимость диалога со студентами, вузы планируют заниматься вживую осенью.

Иск к Гарварду – это далеко не первая претензия такого рода. Он может стать прецедентным, поскольку вуз задает тон для образовательной системы в США. «Я думаю, основной вопрос для вуза масштаба Гарварда, справедливо ли брать такие деньги со студентов в нынешних обстоятельствах», – говорит представитель Баркхордара. Гарвард – один из богатейших вузов в США. По данным финансового отчета Гарварда за 2019 год, на конец прошлого финансового года фонд составил $40,9 млрд. Это больше, чем ВВП более половины стран мира. В самом вузе указывают, что расходы тщательно структурированы, а перерасход в одном месте вызовет дефицит в другом. 

По мнению студента, вуз может позволить себе поддержать студентов в сложной ситуации.

«Это один из самых престижных вузов мира. Просто смешно, что они открещиваются от запросов студентов. Например, предлагают за свои деньги арендовать офис для учёбы. Я рад, что правосудие дает мне возможность этому противостоять», – говорит студент Гарварда.

Его юристы, выпускники того же вуза, уверены, что очное обучение не идет ни в какое сравнение с онлайн-обучением, где студенты лишены главного – реального взаимодействия с профессорами, политиками и судьями.

Ситуация в России

В марте комитет Госдумы по образованию и науке предлагал снизить стоимость обучения в вузах для студентов очного отделения при переводе на длительное дистанционное обучение из-за пандемии. Рекомендации перевести студентов на удалёнку дало Минобрнауки, поэтому занятия в вузах проводились с помощью Zoom, Skype и других платформ. То, что формат поменялся, а цена осталась прежней, многих не устроило и вызвало вопросы к вузам. Руководство отвечало, что снижать стоимость «не планируется» – такой ответ на вопрос и сегодня указан на сайте ВШЭ. 

Министр науки и высшего образования Валерий Фальков в апреле заявил, что вопрос об изменении стоимости правомерно ставить только в том случае, если качество образовательных услуг «очевидным образом» снизилось (цитата – РБК). Он добавил, что в других случаях стоимость и другие условия обучения регулирует договор между вузом и студентом. Университеты же не торопятся идти навстречу студентам и дают формальные ответы. Так, «Коммерсант» цитировал директора Института развития образования Высшей школы экономики Ирину Абанкину, которая настаивала: «Дистант – это не другая форма обучения. Если говорить строго юридически, у нас формы обучения есть такие, как очная, очно-заочная, то есть вечерняя, и заочная. Дистантная у нас относится к образовательным технологиям». Другие ссылаются на то, что вузам пришлось потратиться на переход в онлайн.

Студенты в России просили вузы пересчитать стоимость обучения в этом году, но ответы вузов их не удовлетворили, поэтому учащиеся подписывали петиции (например, так поступили студенты ВШЭ и РГГУ). До суда дело не дошло (о подобных спорах у «Право.ru» нет информации). Но даже если кто-то обратится с иском к Минобрнауки и собственному вузу, то добиться перерасчёта стоимости за онлайн-семестр будет тяжело.

«Если бы мы говорили о трудовых отношениях, то перевод в онлайн можно было бы рассматривать как изменение условий труда», – говорит Елена Кожемякина, управляющий партнер юридической фирмы BLS BLS Федеральный рейтинг группа Трудовое и миграционное право . В этом случае заключается допсоглашение, работники его подписывают, в том числе обосновываются и возможные изменения в зарплате. В период пандемии компании так и поступали. А если работодатель сделает что-то неправильно, то сотрудник может легко пожаловаться. Но здесь такую параллель провести сложно, признает Кожемякина. 

По ее словам, когда речь идет о платных образовательных услугах, смотреть в случае иска нужно не на закон об образовании, а на договор между студентом-платником и самим вузом. Но в нем вряд ли прописаны изменения в связи с коронавирусом. Добиться на этом основании изменения стоимости маловероятно.

«Конечно, попробовать подать иск можно. Для этого нужны веские доказательства, аргументы и квалифицированный юрист в сфере образования», – говорит Кожемякина. Многие в качестве доводов говорят, что не смогли получить новые знания и лишь решали текущие задания в онлайне, а хозяйственные и другие расходы вуза в это время снизились. У учебных заведений контраргументов не меньше: нагрузка на преподавателей не упала, а даже выросла, вузы потратились на подключение онлайн-платформ и т. д. Более того, затраты они могут и подкрепить отчетами.

Перевод обучения в онлайн – это не инициатива вузов, а следствие пандемии и режима повышенной готовности.

«Многое в суде будет зависеть от аргументации и доказательств сторон, но перспективы таких исков я вижу весьма туманными», – признает Кожемякина.

Тем временем российские вузы объявили цены на следующий год обучения. В большинстве случаев ниже они не стали.