ПРАВО.ru

«Субсидиарка» для главбуха: когда грозит и как ее избежать

«Субсидиарка» для главбуха: когда грозит и как ее избежать
Субсидиарная ответственность уже давно перестала быть «головной болью» исключительно руководителей и собственников компаний. Перечень тех, кого можно заставить платить по долгам фирмы-банкрота, все чаще толкуется расширительно. Теперь в него легко может попасть и главбух. В некоторых случаях «субсидиарка» грозит такому работнику, даже если суд не признает за ним статуса контролирующего лица. О том, когда это возможно и как специалисту себя обезопасить, рассказали эксперты.

Главбух, контролирующий должника

По общему правилу, чтобы привлечь лицо к субсидиарной ответственности, суд должен признать за ним статус контролирующего лица, говорит Сергей Кислов из Ковалев, Тугуши и партнеры Ковалев, Тугуши и партнеры . Согласно п. 1 ст. 61.10 закона о несостоятельности, КДЛ – это гражданин (или компания), который в течение последних трех лет перед финансовым крахом должника влиял на управление.

Главные бухгалтеры могут оказаться в числе таких лиц из-за своей должности. Позиция особо ответственная: главный бухгалтер – это зачастую второй человек в компании после директора. Но в отличие от руководителя пост главбуха не предполагает автоматического признания КДЛ. 

Кто автоматически считается контролирующим лицом:
  • руководитель компании или ее управляющей организации, члены ее исполнительного органа, ликвидаторы и члены ликвидационной комиссии;
  • те, кто мог распоряжаться 50% и более голосующих акций или более чем 50% долей уставного капитала компании, а также те, кто мог назначать или избирать руководителя фирмы;
  • лица, которые получали выгоду из незаконного или недобросовестного поведения руководителей должника. 

Чаще всего за главбухами признают статус контролирующих лиц, если они получили какие-то «бонусы» от незаконных действий топ-менеджмента. Такие специалисты довольно часто приобретают имущество для себя за счет компании, говорит партнер АБ «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры Вера Рихтерман. По ее словам, чтобы выявить подобные случаи, нужно тщательно проанализировать сделки, которые заключал должник.

Если такие ситуации все же не обнаружатся, признать за главным бухгалтером роль КДЛ можно только на общих основаниях, отмечает юрист КА Ковалев, Тугуши и партнеры Ковалев, Тугуши и партнеры Алексей Разумный. В законе главбух упоминается лишь как пример лица, которое в силу должности может контролировать действия компании. Под эту норму могут подпасть и другие сотрудники, причастные к ведению бухучета, замечает Арам Григорян из Nektorov, Saveliev & Partners Nektorov, Saveliev & Partners .

Но риск «субсидиарки» у главбуха, конечно, выше, потому что его обязанности предусмотрены непосредственно в законодательстве. Чтобы выяснить, как другие финансисты влияли на управление компании, надо анализировать трудовые договоры, должностные инструкции, а также их фактические действия, говорит партнер Пепеляев Групп Пепеляев Групп Юлия Литовцева.

Основания для «субсидиарки»

Одного статуса КДЛ недостаточно для «субсидиарки». Заставить контролирующее лицо платить по долгам банкрота можно, но надо доказать, что именно из-за его действий кредиторы не могут получить все свои деньги.

КДЛ может грозить «субсидиарка», если он:
  • согласовывал, заключал или одобрял сделки на заведомо невыгодных условиях или с лицом, которое заведомо не может исполнить обязательство (например, с фирмой-однодневкой);
  • давал указания на совершение явно убыточных операций;
  • назначал на руководящие должности лиц, результат работы которых очевидно не соответствует интересам организации;
  • создал систему управления, при которой выгоду систематически извлекали третьи лица во вред самой компании и ее кредиторам.

Источник: Постановление Пленума ВС от 21 декабря 2017 года № 53.

Доказывать это не придется, если выяснится, что банкротство тормозится из-за отсутствующих либо искаженных бухгалтерских документов. Именно такие случаи на практике доставляют больше всего проблем главным бухгалтерам, замечает партнер Lidings Lidings Александр Попелюк. А все потому, что ведение бухучета и хранение бумаг непосредственно связаны с их должностными обязанностями, поясняет Кислов.

Более того, за уничтоженную или сфальсифицированную документацию по долгам придется отвечать даже главбуху, которого не признали КДЛ. В этом случае его будут рассматривать как соучастника руководителя. Такой подход – следствие того, что суды все чаще рассматривают «субсидиарку» не как специальную ответственность, а как ответственность за вред, поясняет управляющий партнер Стрижак и Партнеры Стрижак и партнеры Максим Стрижак.

От того, признают ли главного бухгалтера контролирующим лицом или нет, зависит порядок доказывания, резюмирует Попелюк. «В первом случае будет действовать презумпция того, что действия главбуха стали причиной банкротства, а во втором случае бремя доказывания лежит на заявителе», – говорит эксперт.

Как на практике

Привлечение главного бухгалтера к субсидиарной ответственности – это скорее исключение, чем правило, говорит Разумный. Конечно, директора и бенефициары куда чаще попадают «под удар», замечает Кислов. Тем не менее случаи привлечения главбухов, штатных финансистов и даже экономистов на аутсорсе все же встречаются.

За искажение отвечает главбух

Дело ООО «Спринклер» (№ А40-161770/2014)

Бывшего главбуха фирмы Владимира Цыбина признали КДЛ и привлекли вместе с бывшим руководителем должника к субсидиарной ответственности на 97 млн руб. АСГМ установил, что главбух вместе с бывшим гендиректором включал в налоговые и бухгалтерские регистры заведомо недостоверную информацию. На основе этих документов Цыбин затем составлял налоговые декларации. Решение первой инстанции устояло в вышестоящих судах. 

Дело ЗАО «Финансово-строительная компания «Гарант» (№ А63-577/2015)

За бывшим главбухом «Гаранта» Еленой Феофановой суды напрямую не признали статуса КДЛ. Но это все равно не спасло женщину от «субсидиарки». Как установила первая инстанция, проведение «банкротных» процедур в деле о несостоятельности «Гаранта» затруднила бухгалтерская документация, искаженная и частично отсутствующая. 

К этому привели действия Феофановой в соучастии с руководством должника, решил АС Ставропольского края. Суд признал, что есть основания для привлечения к «субсидиарке» бывших главбуха и гендиректора компании, но приостановил рассмотрение заявления об этом до окончательного формирования конкурсной массы. С этим решением согласились вышестоящие инстанции.

Платит аутсорсинговая компания

Дело ООО «Сансар» (№ А40-33003/17)

К субсидиарной ответственности по долгам компании (помимо ее бывшего гендиректора и его заместителя) привлекли бухгалтерскую фирму на аутсорсе. Суд установил, что ООО «Финансовый и бухгалтерский аутсорсинг» («ФБА») имело ключ от личного кабинета налогоплательщика (ООО «Сансар»), сдавало за него налоговую и бухгалтерскую отчетность.  

Эти документы были недостоверны, что усложнило формирование конкурсной массы. Сведения исказило ООО «ФБА» вместе с гендиректором ООО «Сансар» и его замом, посчитала первая инстанция и привлекла фирму к «субсидиарке» солидарно с двумя бывшими руководителями должника. Определение размера ответственности суд отложил до окончания расчетов с кредиторами. Это решение в январе 2020 года устояло в апелляции, а в конце июня его подтвердила первая кассация.

Главбух не контролировал должника

Дело АО КБ «Межотраслевая банковская корпорация» (№ А40-151891/2014)

Бывшего главбуха кредитной организации Любовь Чеховских пытались привлечь к «субсидиарке» на 605 млн руб. По мнению конкурсного управляющего, сотрудница знала, что банк выдает заведомо невозвратные кредиты, но не сообщила об этом руководству. Первая инстанция заявителю отказала.

Суд не признал за Чеховских статус КДЛ. По его мнению, полномочия женщины ограничивались исключительно функциями главбуха: она не могла определять условия сделок, давать указания об их заключении. Не доказано, что работница извлекала какую-либо выгоду из этих сделок, посчитал АСГМ. С его выводами согласились вышестоящие инстанции.

Дело ООО «Стройуниверсал» (№ А41-1727/2015)

Когда Ирина Курилович была главным бухгалтером «Стройуниверсала», со счетов компании по фиктивным документам вывели 188 млн руб. Примерно в то же время сотрудница купила недвижимость на 61 млн руб. Природу этих денег финансист объяснить не смогла, поэтому первая инстанция привлекла женщину к «субсидиарке» на 98 млн руб.

С ней согласилась апелляция, но суд округа посчитал иначе. Нет доказательств, что Курилович приобрела имущество за счет общества или извлекла выгоду из его сделок, указала первая кассация. Вывод о том, что женщина была КДЛ, ошибочный, подчеркнул суд и отказался привлекать сотрудницу к «субсидиарке».

Как главбуху избежать «субсидиарки»

Чтобы минимизировать риск субсидиарной ответственности, главбуху нужно тщательно и достоверно вести отчетность компании, предупреждает Светлана Тарнопольская из КА «Юков и партнеры» Юков и Партнеры .

Очень важно не поддаваться на «провокации» со стороны руководителей, которые могут давать указания исказить сведения.

Светлана Тарнопольская, партнер КА «Юков и партнеры»

С ней соглашается Сергей Гуляев из INTELLECT INTELLECT , подчеркивая, что ни в коем случае нельзя создавать фиктивный документооборот и прятать активы компании. Если же главный бухгалтер выявил у контрагента признаки банкротства или фирмы-однодневки, нужно составить об этом служебную записку на имя руководителя, дает еще один совет Станислав Петров из Инфралекс Инфралекс

Стоит проводить регулярный аудит бухгалтерской документации и оценку рисков налоговой и административной ответственности компании, а при выявлении таковых нужно незамедлительно уведомлять менеджмент фирмы.

Станислав Петров, руководитель практики банкротства ЮФ «Инфралекс»

Кроме того, необходимо вовремя сообщать органам управления основные финансовые показатели компании, замечает Рихтерман. Особенно это важно делать, если они ухудшились, подчеркивает Гуляев. По словам Кислова, главбуху следует обеспечить и надежное хранение документов, чтобы потом передать их арбитражному управляющему. В этом может помочь ведение личного делового архива, замечает Литовцева.

Необходимо понимать, что исполнение даже письменных указаний руководства не снимет ответственность за последствия их исполнения.

Юлия Литовцева, партнер «Пепеляев Групп»

Поэтому в любой нестандартной ситуации главбуху нужно задуматься, чем грозит выполнение распоряжений для компании и для него лично, резюмирует Литовцева, добавляя, что в таких случаях лучше всегда проконсультироваться у специалиста.