ПРАВО.ru
Практика
14 сентября 2020, 8:47

Репутация или деньги: как бизнес применяет комплаенс

Репутация или деньги: как бизнес применяет комплаенс
Сегодня вопрос о том, стоит ли бизнесу внедрять комплаенс и контролировать риски, для подавляющего большинства компаний уже не стоит. Это реалии их повседневной работы. Пока государство размышляет, как стимулировать бизнес не нарушать закон, если потенциальный штраф оказывается меньше затрат на контроль рисков, представители бизнеса обмениваются опытом о том, как лучше внедрить систему контроля, которая позволит экономить и зарабатывать деньги, сохранять репутацию и поддерживать внутреннюю культуру в компании.

Государство стимулирует

Задачей государства было и остается продумать и стимулировать качественную и эффективную систему антимонопольного комплаенса – с такого тезиса начал свое выступление на посвященной комплаенс-процедурам конференции «Право.ru» Артем Молчанов, начальник правового управления ФАС. В приоритете ведомства – предотвратить нарушение, а не наказать за него, отметил он. Строго регламентированных процедур бизнесу ждать не стоит. В ФАС уверены, что достаточно будет общих принципов, которые каждая компания сможет адаптировать к своей отрасли и специфике деятельности. Бизнесу такой подход нравится. «Благодаря подходу ФАС о том, что есть только базовые правила, нет догм, но есть принципы, которые приведут каждый отдельный бизнес к успеху. С одной стороны, это рождает некоторую неопределённость для специалистов. С другой – если принципы соблюдаются, это дает отличный результат», – заметил Дмитрий Гавриленко, GR-директор ЦИАН.

Молчанов согласен, что стратегия работает: компании приходят в ФАС, чтобы проговорить, какая система документов будет оптимальной. При эффективном комплаенсе ФАС не отказывается от возможности снизить ответственность за нарушение, подчеркнул глава правового департамента ФАС.

«Мы просто предлагаем компании увидеть все риски, чтобы она к этому обратилась».

Но пока, согласен он, ключевым вопросом для бизнеса остается то, как убедить собственника, что контроль рисков действительно нужен в условиях, когда затраты на построение системы оценки рисков многократно превышают последствия от их реализации. Например, штраф оказывается не таким большим, как внедрение автоматизированных систем контроля рисков.

Если есть понимание и вовлеченность руководства в процесс построения комплаенс-системы, то это будет работать. Это длительный процесс. Правильный подход должен формироваться не за одно совещание.

Артём Молчанов, начальник правового управления ФАС

«Нужно либо гарантированное снижение штрафа, либо освобождение от него, но не потому, что компания хочет избежать выплат. Это конкретный измеряемый критерий того, как обосновывать затраты на комплаенс», – привела аргумент в пользу возможности избежать выплат при эффективном комплаенсе модератор сессии Мария Кобаненко, советник АБ Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры Федеральный рейтинг группа Антимонопольное право группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры - high market) группа Комплаенс группа Корпоративное право/Слияния и поглощения группа Международные судебные разбирательства группа Международный арбитраж группа Морское право группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Рынки капиталов группа Семейное/Наследственное право группа Страховое право группа Трудовое и миграционное право группа Уголовное право группа Управление частным капиталом группа Фармацевтика и здравоохранение группа Финансовое/Банковское право группа Экологическое право группа Банкротство группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Интеллектуальная собственность группа Коммерческая недвижимость/Строительство группа Налоговое консультирование группа Налоговые споры группа Природные ресурсы/Энергетика группа ТМТ группа Транспортное право группа Цифровая экономика 1 место По выручке 1 место По количеству юристов 1 место По выручке на юриста (Больше 30 Юристов) Профайл компании . Такой аргумент работает для бизнеса, который мыслит конкретными категориями, отметила она. «Если компания смотрит в будущее, то у неё либо уже есть комплаенс, либо она к нему придёт в ближайшее время. Измеряемые послабления ответственности могут стимулировать внедрение антимонопольного комплаенса», – уверена Кобаненко.

Впрочем, порой перспективы комплаенса приобретают вполне конкретные очертания и цифры. Радмила Никитина, советник Dentons Dentons Региональный рейтинг группа Интеллектуальная собственность группа Коммерческая недвижимость/Строительство группа Корпоративное право/Слияния и поглощения , отметила, что возможность смягчить наказание за нарушение благодаря комплаенсу не указана прямо, но существует и сегодня. Другие стимулы для имплементации системы могут быть вполне ясны собственникам бизнеса, которые хотят получить крупный госконтракт или работать с зарубежными контрагентами, отмечает Никитина. 

Иностранные компании требуют от российских контрагентов эффективной системы комплаенса. Это позволяет эффективнее вести бизнес. Нарушения законодательства могут привести к прекращению международных контрактов.

Радмила Никитина, советник Dentons

Наличие эффективной системы контроля рисков – не только антимонопольных, но и по другим направлениям – может помочь компаниям при сделках: зарубежные фирмы обращают на это внимание, а стоимость сделки может исчисляться миллиардами.

Индивидуально и человечно

Радмила Никитина отметила, что комплаенс – то, что должно помогать фирме не допустить нарушений закона, а не заставлять ее соблюдать правила. Как следствие, пользоваться готовыми решениями нельзя: любая карта рисков, которая в любом случае должна быть у бизнеса, будет tailor-made, то есть завязана на особенности конкретной компании в зависимости от того, какие риски существенны именно для неё. Снизить риск поможет целый ряд мер. Возможно, придется поменять параметры бизнеса, скорректировать политику и должностные инструкции или провести тренинги для сотрудников.

Всё будет работать эффективно, если система не будет навязана сверху, сходятся специалисты по комплаенсу. «Начинать надо с дизайна, а не с политики. Сначала согласовать правила игры внутри компании, а уже потом зафиксировать», – отмечает Дмитрий Гавриленко. 

«Как сделать, чтобы правила заработали? Мы стараемся не заставлять, но мотивировать работников», – проповедует такой же подход Юлия Николаева, руководитель по правовым вопросам и комплаенсу METRO Cash and Carry. Если юридические риски больше формализованы, то чистый комплаенс – это дело этики и репутационных рисков, отметила Николаева. Поэтому в базисе комплаенс-системы компании должен быть кодекс этики, на основе которого формируются правила. Правила же доносятся отдельно до каждого сотрудника, разъяснила Николаева политику своей фирмы. 

Ирина Грекова, управляющий директор по комплаенсу и этике бизнеса Московской биржи, тоже согласна, что действовать надо не через регуляторный комплаенс, а через этические принципы. Принуждать к выбору правильного решения сотрудника должна сама система, отметила Грекова. В этом смысле в комплаенсе отлично работает так называемая теория подталкивания, позволяющая сотруднику «быть лучше и сохранить лицо». В основе развития этики должны лежать три принципа, рассказала Грекова: прозрачность (неэтичное поведение не останется незамеченным), вовлеченность – связь между нормой морали и обыденными поступками, напоминание. Практика развития именно этичного поведения набирает обороты. Сегодня появился так называемый этический аудит, рассказала Грекова, и в России есть крупные компании, которые прошли его.

Специфика отрасли

В разных отраслях бизнеса внедрение комплаенс-процедур имеет свои особенности. Так, финансовый крайне детализирован. Есть подробные разъяснения и требования российского регулятора и зарубежного, а задача бизнеса – четко выполнить их требования, отметил Дмитрий Гавриленко. Антимонопольный комплаенс более гибкий. 

Почти десяток лет актуально и новое направление оценки рисков – санкционное. Санкции стали постоянно сопровождать деятельность всех компаний, которые работают не только в рамках одной страны, а также крупного бизнеса в целом, отметила Елена Новикова, адвокат, старший юрист уголовно-правовой практики АБ Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры Федеральный рейтинг группа Антимонопольное право группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры - high market) группа Комплаенс группа Корпоративное право/Слияния и поглощения группа Международные судебные разбирательства группа Международный арбитраж группа Морское право группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Рынки капиталов группа Семейное/Наследственное право группа Страховое право группа Трудовое и миграционное право группа Уголовное право группа Управление частным капиталом группа Фармацевтика и здравоохранение группа Финансовое/Банковское право группа Экологическое право группа Банкротство группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Интеллектуальная собственность группа Коммерческая недвижимость/Строительство группа Налоговое консультирование группа Налоговые споры группа Природные ресурсы/Энергетика группа ТМТ группа Транспортное право группа Цифровая экономика 1 место По выручке 1 место По количеству юристов 1 место По выручке на юриста (Больше 30 Юристов) Профайл компании . Понимать последствия нарушений лучше чётко: в отдельных случаях за них может грозить до 20 лет тюрьмы. Осознание последствий, особенно для руководителя бизнеса, само по себе становится отличным стимулом для внедрения системы оценки рисков. При этом при конфликте между российским и международным законодательством надо стараться в первую очередь не допустить нарушений в России, уверена Новикова.

Ни один интересный проект не стоит нарушений закона. Помимо гражданской и административной ответственности, нарушение введённых в РФ мер в ответ на санкции может обернуться уголовно-правовыми последствиями. Кто же будет отвечать? В первую очередь проверка начнётся с гендиректора, который как раз и принимает решение о необходимости комплаенса. Проверки могут в итоге обернуться в том числе и бизнес-потерями. Это может на какое-то время заблокировать деятельность фирмы и оторвать сотрудников от работы, что напрямую сказывается на извлечении прибыли.

 Елена Новикова, адвокат АБ «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры»

Отдельно стоящая разновидность комплаенса – касающаяся интеллектуальной собственности. Яков Лазарев, старший консультант юридической компании Каменская & партнёры Каменская & партнёры Федеральный рейтинг группа Антимонопольное право группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры - mid market) группа Интеллектуальная собственность , уверен: IP-комплаенс для бизнеса может помочь заработать. Потеря интеллектуальной собственности, особенно если в нее вложены ресурсы, – существенный риск для бизнеса. Кроме того, интеллектуальной собственности нужен учет, сохранение и коммерциализация. Третье направление, где может пригодиться IP-комплаенс – нарушение прав третьих лиц. В этом случае требуются гарантии защиты и снижение возможных негативных последствий, возможность обезопасить бизнес, разъяснил Лазарев. Польза – не только защита от рисков, как в других видах комплаенса, но и коммерциализация результатов интеллектуальной деятельности, которую бизнес может просто не замечать.

О том, как IP-комплаенс работает на практике, рассказала Анна Войцехович, директор департамента корпоративного права МТС. Основная сложность в компании возникает с авторами, делится Войцехович. Именно из их интересов, а не из бизнеса фирмы или юридических аспектов, надо простраивать комплаенс-систему в IP, которая должна учитывать не только законодательство, но и существующие бизнес-процессы компании. На деле это порой означает фактически индивидуальный подход к каждому сотруднику-автору, Чтобы сотрудники соблюдали политику компании, надо упростить и процессы, и содержание, учитывая их интересы. Это может быть затратно, но стимул для этого существенный: реализация риска, который, впрочем, в случае с интеллектуальной собственностью довольно сложно обнаружить, может привести к остановке бизнеса (например, запрет использовать объекты ИС) или сопровождаться высоким пиар-эффектом.

Комплаенс-функция: кто главный

Александр Смирнов, вице-президент по правовым вопросам компании «Ростелеком», рассуждал о том, какое место комплаенс-функция занимает в структуре компании и насколько независимой от юридической функции она должна быть, а также где водораздел между юридической функцией и комплаенс-функцией.

В России комплаенс чаще осуществляется юристами, привел Смирнов данные исследования Deloitte. Это связано с большей динамичностью и меньшей предсказуемостью регулирования и с судебной практикой: регуляторные риски превалируют над бизнес-рисками. Аргумент за такой подход – и комплаенс, и юристы заняты минимизацией рисков, отметил Смирнов, во многом их функции могут дублироваться.

Иногда два подразделения могут существовать параллельно и подчиняться CEO или даже совету директоров – такое чаще происходит в крупном международном бизнесе. Когда главный комплаенс-офицер напрямую подчиняется CEO, его статус, авторитет и значимость резко возрастают, ответил Смирнов.

Случается, когда сами юристы становятся объектом проверки комплаенса. Такая практика есть, и юристов часто проверяет внутренний аудит. Реже их проверяют еще и комплаенс-офицеры.

Правильно и логично, чтобы вопросами этики занимались комплаенс-офицеры. У юристов специфический консервативный взгляд на ряд вопросов, который не всегда учитывает бизнес-потребности.

Александр Смирнов, вице-президент по правовым вопросам компании «Ростелеком»

Всё на автомате

Автоматизация – то, что существенно помогает комплаенсу. Сергей Таут, эксперт юридической компании Пепеляев Групп Пепеляев Групп Федеральный рейтинг группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры - mid market) группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование группа Коммерческая недвижимость/Строительство группа Комплаенс группа Налоговое консультирование группа Налоговые споры группа Трудовое и миграционное право группа Фармацевтика и здравоохранение группа Экологическое право группа Антимонопольное право группа Банкротство группа Интеллектуальная собственность группа Корпоративное право/Слияния и поглощения группа Природные ресурсы/Энергетика группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Семейное/Наследственное право группа ТМТ группа Финансовое/Банковское право группа Цифровая экономика , специалист в сфере антикоррупционного комплаенса, рассказал о преимуществах автоматизации. Важные преимущества автоматизированных систем – возможность тщательного анализа. Например, при оценке благонадежности контрагентов. Есть возможность получить данные из большого числа источников, в числе которых данные госрегистрации и налоговой, финансовая отчетность, суды, негативная информация в СМИ, связи с «токсичными» организациями и физлицами. Не меньшую пользу автоматизация по той же причине принесет в репутационном, санкционном комплаенсе или при анализе закупок.

Результат автоматизации – сокращение финансовых потерь, связанных с корпоративным мошенничеством и уязвимостями бизнес-процессов за счет автоматизации поиска несоответствий, аномалий и мошенничества, а также купирование налоговых, санкционных, антимонопольных и прочих рисков.

Сергей Таут, эксперт ЮК «Пепеляев Групп»

Тем не менее пока безупречной системы, которая помогла бы полностью полагаться на ее выводы, не существует, поэтому необходима проверка контрагентов людьми, признал Евгений Глазов, директор по этике и комплаенсу AB InBev Efes.

Юрий Донников, директор юридического департамента и комплаенса HeadHunter, рассказал о технологии для адаптации и обучения сотрудников при внедрении комплаенса. «На цифровую платформу можно перевести уже даже момент приема на работу и подписания первых документов, я молчу уже о других стадиях работы и обучения сотрудника». Донников подробно рассказал об опыте HeadHunter в области онлайн-обучения. Но это не значит, что компания отказывается от традиционных форматов. «Применив онлайн-форматы и офлайн-форматы, мы решили оставить оба: преимущества одного формата компенсируют недостатки другого», – отметил Донников. Если в онлайн-формате плюс – это удобный процесс обучения и оценки полученных знаний, то в офлайне – живая дискуссия и диалог с аудиторией.