ПРАВО.ru
Must-read
29 января 2021, 9:21

Загуглить убийцу: как геолокация помогает расследовать преступления

Загуглить убийцу: как геолокация помогает расследовать преступления
В Америке все чаще ловят преступников с помощью геолокации Google. Власти запрашивают в ней информацию обо всех пользователях, которые находились в месте и во время преступления, а потом «просеивают» результат. Это заманчивая возможность для следователей. Но как быть с защитой личной жизни случайных прохожих и конституцией, которая обязывает формулировать ордер конкретно? О том, как юристы в США пытаются найти грань между интересами следствия и конституционными гарантиями, рассказывает автор ABA Jounal Венди Дэвис.

В мае 2019-го мужчина в солнечных очках, джинсах и светоотражающем жилете зашел в офис банка в пригороде Ричмонда и, размахивая оружием, потребовал деньги. Он получил $195,000 и был таков.

Четыре месяца спустя обвинение в ограблении получил 24-летний Окелло Чатри. Его нашли с помощью обратного геокодирования в Google: органы полиции затребовали информацию о владельцах аккаунтов, чьи мобильники находились рядом с местом преступления.

Google может собирать информацию о местонахождении людей, которые используют Google Maps или другие сервисы на мобильном телефоне. Компания утверждает, что хранит данные только тех пользователей, которые включили опцию Location history («история мест»). Люди могут удалить эти данные вручную. В июне Google объявил, что будет автоматически удалять сведения через 18 месяцев.

В 2016 году федеральные власти впервые выдали ордер на получение геоданных. С тех пор Google и подобные компании получают все больше подобных ордеров. В конце 2019-го в Google сообщили, что им приходит до 180 запросов в неделю. С 2017-го по 2018 год их стало больше на 1500%, с 2018-го по 2019-й – на 500%.

Повышается и градус полемики вокруг ордеров. Обвинители утверждают, что это законный и действенный способ расследования. Адвокаты спорят: неконституционно.

Чрезмерное наблюдение за людьми приводит к ошибочным арестам, ошибочным обвинениям и полицейскому насилию.

Альберт Фокс Канн, основатель и исполнительный директор Surveillance Technology Oversight Project

Адвокаты, которые занимаются охраной частной жизни и гражданских прав, тоже говорят, что географический охват таких ордеров дает полиции информацию о частной жизни людей: где они живут, к каким докторам ходят. «Технология не делает различий между улицей и помещением. Она определяет в том числе нахождение людей в таких местах, которые защищены конституцией», – считает Майкл Прайс, один из адвокатов Окелло Чатри.

Но обвинители настаивают, что геолокационные ордера помогают ловить преступников.  «Они показали эффективность в делах об ограблениях, поджогах и сексуальном насилии», – объяснила окружной прокурор Сандра Дорли.

Выстроить защиту

В случае Чатри полиция отправила в Google ордер на получение информации о владельцах устройств, находившихся в радиусе 150 метров от банка между 15:50 и 17:50 в день ограбления. Корпорация предоставила данные 19 анонимизированных аккаунтов. Власти сузили поиск сначала до девяти, а потом до трех лиц и получили их имена, эмейлы, данные пользователей и телефонные номера. Чатри был арестован.

Теперь он просит судью исключить доказательства, полученные по ордеру. Как настаивают адвокаты Чатри, ордер неконституционен, поскольку это попытка организовать классический план-перехват всех пользователей Google, которые оказались рядом с банком в пригороде Ричмонда в час пик вечера понедельника».

Правительство возражает, что запрос был «узко ограничен определенным местом и временем». Это соответствует четвертой поправке к конституции, которая предписывает ордерам штата «конкретно» описывать, какое место надо обыскать, какие предметы взять, каких людей схватить.

Адвокаты не согласны, что временные и географические рамки делают ордер конкретным. «Судьи могут знать, какой участок земли исследуется и на протяжении какого времени, но они не могут знать, сколько людей было на этой территории», – указывает Канн. Он добавляет, что обратное геокодирование даже меньших участков, но таких, где всегда много народу, например, Таймс Сквер на Манхэттене, может раскрыть данные тысяч людей.

Геолокационные ордеры можно сравнить с рыбалкой, когда сеть закидывают в море, а потом изучают каждую рыбу, которая попалась.

Джоди Вестби, председатель одного из комитетов Американской ассоциации юристов

Впрочем, некоторые эксперты могут представить обстоятельства, при которых подобные запросы будут конституционными. Стивен Смит, федеральный судья в отставке, считает, что нужно понимать, можно ли с помощью определенного ордера получить информацию только о подозреваемых.

Определить «конкретность»

Три судьи дали письменную оценку геолокационным ордерам. Один одобрил, два других отказали. Негативные мнения относились к расследованию о краже и продаже наркотиков, где речь шла о трех ордерах. В одном из них власти попытались получить данные о людях, которые находились в радиусе ста метров в течение 45 минут в густонаселенном городе, на участке, где было полно ресторанов, офисов и большой жилой комплекс. Судья магистрата Дэвид Вайсман отказался удовлетворять такой запрос. «Абсолютное большинство полученных телефонов не будут иметь никакого отношения к обвинению, – отметил он. – Чтобы конкретизировать ордер, надо уменьшить территорию и искать только те номера телефонов, которые встречаются на всех трех территориях».

По той же причине отклонил поступивший к нему запрос магистратский судья Габриель Фуэнтес. 

Может выглядеть очень привлекательной возможность Google найти правонарушителя с помощью идентификации каждого (или почти каждого) в месте и во время преступления. Но если власти могут найти этого правонарушителя только просеивая неизвестных невиновных личностей, этого допускать нельзя.

Магистратский судья Габриель Фуэнтес

В октябре 2020-го магистратский судья Сунил Р. Харьяни одобрил запрос на шесть геолокационных ордеров в рамках расследования десяти поджогов в области Чикаго. У Google истребовали данные, позволяющие определить лиц, которые находились рядом с двумя очагами возгорания в пределах 15-30 минут. Харьяни решил, что такое ограничение достаточно и конституционно. «Невозможно задать такой поиск, чтобы нарушить личную жизнь только правонарушителя, – объяснил свое решение судья. – Важна целесообразность поиска, а не то, задевается ли хотя бы одно непричастное лицо».

Ордеры наперекосяк

Как минимум одного невиновного уже арестовали после исполнения геолокационного ордера. Житель Аризоны Джордж Молина провел шесть дней под арестом по подозрению в убийстве. Ведь Google передал информацию, что на месте преступления во время стрельбы находилось устройство, с которого он заходил в свою учетную запись. Сам Молина утверждал, что пользовался телефоном бывшего бойфренда своей матери.

Позже полиция арестовала другого подозреваемого, а Молина сейчас судится с полицией и городом. Помимо прочего, он обвинил их в клевете.

А в апреле 2020-го сенатор штата Нью-Йорк Зеллнор Майр и член Ассамблеи штата Нью-Йорк Дэн Кварт представили законопроект о запрете обратной геолокации. «Сотни лет правоохранительные органы решали преступления без подобных средств», – говорит Кварт. По его словам, ордер окружного прокурора Нью-Йорка Сайруса Вэнса в теории мог дать доступ к информации о людях, которых представляет Кварт. Команда Вэнса искала данные в рамках расследования о драке между крайне правой группировкой The Proud Boys и демонстрантами в октябре 2018-го. Никаких новых арестов в итоге не последовало.

«Легко понять, что подобные ордера могут использоваться против тех, кто законно выражает протест, – добавляет Кварт. – У меня насчет этого огромные опасения, особенно учитывая, в какое время мы живем».

Перевод статьи "Law enforcement is using location tracking on mobile devices to identify suspects, but is it unconstitutional?".

Мы в Telegram

Новости судебной системы, свежая практика, резонансные кейсы, инсайды и подробности.

Подписаться