ПРАВО.ru
Практика
31 марта 2021, 9:33

Банкротство в Верховном суде: главные решения февраля

Банкротство в Верховном суде: главные решения февраля
За прошлый месяц ВС рассмотрел всего четыре банкротных дела. По одному спору определяли, какой платеж банкрота является текущим. В другом деле суды не могли определиться, с какого момента считать период подозрительности – с даты подачи первого заявления о несостоятельности или после того, как дело по подсудности передали в другой суд. А еще СКЭС отметила: прежде чем прекращать производство по делу о несостоятельности, нужно убедиться, что у должника нет имущества.

Есть ли у должника имущество?

Изначально общество «Дельта-C» хотело обанкротить «Строймашсервис». Узнав об этом, еще один кредитор, банк «Югра», тоже решил вступить в дело. По договору кредитной линии «Дельта-с» должно было банку почти 390 млн руб. Но АСГМ оставил заявление «Строймашсервиса» без рассмотрения. А так как денег у должника на оплату процедуры не было, суд предложил «Югре» оплатить его банкротство.

Агентство по страхованию вкладов как конкурсный управляющий кредитной организации предоставило суду документы, подтверждающие, что «Дельта-с» владеет семью объектами недвижимости, стоимости которых достаточно для проведения процедуры. Суд решил, что это ненадлежащие доказательства, так как на выписках из ЕГРН не было подписей. Тогда банк заявил, что это имущество должник приобрел в ипотеку у банка, оно находится у него в залоге. Но и этот аргумент не убедил суд, который решил, что залог не подтверждает факта владения и распоряжения имуществом «Дельта-с».

В итоге Арбитражный суд города Москвы прекратил производство по банкротному делу. Решение поддержали апелляция и кассация, тогда АСВ обратилось в Верховный суд. Агентство в кассационной жалобе указало, что оснований прекращать производство по делу не было, поскольку источники финансирования процедуры банкротства должника не исчерпаны.

Когда нельзя прекратить банкротное дело: решение ВС

Дело рассмотрела тройка судей ВС: Денис Капкаев, Екатерина Корнелюк и Сергей Самуйлов. Они разъяснили, что формальное несоответствие (отсутствие подписи) выписок из ЕГРН само по себе не говорит об отсутствии у должника указанного в них имущества. Доказательства банка подтверждают, что у общества достаточно активов, чтобы покрыть расходы по банкротному делу. 

ВС указал, что в силу ст. 65 АПК («Обязанность доказывания») отсутствие имущества должен был доказывать уже должник, но таких аргументов он не представил. Тройка указала: если точно не ясно, есть ли у должника средства для возмещения судебных трат на банкротство, нельзя перекладывать финансирование на банк. Экономколлегия отменила решения трех инстанций о прекращении производства и вернула дело в АСГМ (дело № А40-109378/2019).

Оплата долгов: текущая ли сделка? 

В 2015-м ОАО «Инженерный центр ЕЭС» и частное охранное предприятие «Щит и меч» заключили договор по охране имущества. А через полтора года, в августе 2016-го, в АСГМ поступило заявление о признании общества банкротом, возбуждено дело о несостоятельности. Уже после этого общество расплатилось с ЧОП за услуги:

  • 23 сентября 2016-го перевело ЧОП 170 000 руб. (за июнь)
  • 23 сентября 2016-го перевело ЧОП 170 000 руб. (за июль)
  • 23 сентября 2016-го перевело ЧОП 170 000 руб. (за август)
  • 28 июля 2017-го перевело ЧОП 293 000 руб.  (за сентябрь, октябрь)

Последний перевод «Инженерный центр ЕЭС» сделал на основании исполнительного листа. Так как услуги охраны компания не оплачивала, «Щит и меч» обратился в суд за деньгами еще за два месяца (сентябрь и октябрь), суд взыскал задолженность (дело № А40-36893/2017).

В ноябре 2018-го общество признали несостоятельным, конкурсным управляющим утвердили Александра Коробко. Тот попытался оспорить платежи. Он решил, что раз должник совершил их после принятия судом к производству заявления о признании его банкротом, значит, переводы привели к предпочтительному удовлетворению требований ЧОП.

ВС решал, можно ли считать текущей сделкой оплату долгов

АСГМ не стал признавать недействительным один платеж, совершенный осенью 2016 года, когда общество перевело 170 000 руб. за август. Суд решил, что это погашение текущего обязательства, так как в сентябре заказчик фактически заплатил за предыдущий месяц. Остальные платежи (два в сентябре и один в июле 2017-го) суд признал недействительными. Он исходил из того, что переводы совершены с просрочкой, а значит, не в обычной хозяйственной деятельности. Первая инстанция указала, что на тот момент у должника были долги перед другими кредиторами, то есть переводы привели к предпочтительному удовлетворению требований ответчика. В итоге с охранного предприятия взыскали 633 000 руб. Апелляция и кассация оставили решение без изменений. 

Тогда «Щит и меч» пожаловался в Верховный суд. На заседании в ВС представитель охранного предприятия «Щит и меч» Ирина Дубова утверждала, что суды не учли характер платежа от 28 июля 2017 года. Пусть и по решению суда, но должник погасил долг за услуги в сентябре и октябре. То есть они тоже являются текущими. ВС с этим согласился, отменил определения трех инстанций в части признания недействительным платежа от 28 июля 2017 года на сумму почти 293 000 руб. – тот, который общество перечислило по решению суда за сентябрь и октябрь.

ВС указал, что, согласно разъяснениям в п. 2 постановления Пленума ВАС от 23 июля 2009 года № 63 «О текущих платежах по денежным обязательствам в деле о банкротстве», оплата услуг по договору, заключенному до принятия заявления о признании должника банкротом, является текущей. В п. 13 этого же постановления сказано, что текущие операции можно признать недействительными, если одновременно: 

  • кредитор знает, что текущий долг гасят преимущественно перед ним, чем перед другими кредиторами приоритетной очередности удовлетворения;
  • конкурсной массы недостаточно для удовлетворения текущих платежей.

ВС отметил, что управляющий таких доказательств не представил, значит, нижестоящие суды не могли признавать перевод недействительным. В остальной части акты оставили в силе (дело № А40-167953/2016).

Александр Соловьев, адвокат КА Юков и Партнеры Юков и Партнеры Федеральный рейтинг. группа Банкротство (включая споры) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры - high market) группа Уголовное право 4место По количеству юристов 11место По выручке 16место По выручке на юриста (более 30 юристов) Профайл компании говорил, что сам по себе факт, что общество произвело оплату во исполнение решения суда о взыскании, не меняет природы текущего платежа и не может приводить к недействительности сделки. С ним согласилась и Вероника Лосева, юрист ПБ Олевинский, Буюкян и партнеры Олевинский, Буюкян и партнеры Федеральный рейтинг. группа Банкротство (включая споры) 22место По выручке на юриста (менее 30 юристов) 30место По количеству юристов 39место По выручке Профайл компании . Она отметила, что на самом деле платеж от 28 июля 2017 года шел по текущему обязательству. Что касается операций от 23 сентября 2016-го (за охрану в июне и июле), то эти сделки признали недействительными: суды решили, что перечисления не отвечают признакам платежей, совершенных в процессе обычной хозяйственной деятельности. 

Период подозрительности. Откуда считать?

В 2014 году АСГМ принял к производству заявление о банкротстве «Строительного управления № 155». Суд решил, что раз должник на 90% осуществляет свою деятельность на территории Московской области, то лучше рассмотреть дело там, где находится большинство его объектов строительства и земельных участков. Спор по подсудности передали в Арбитражный суд Московской области (№ А40-90623/2013) и объединили с делом № А41-1022/2016.

ВС разобрался с периодом подозрительности в банкротном деле

И уже в рамках этого разбирательства ФНС обратилась в суд, чтобы признать недействительным перевод на счет общества «Самори-Трейд» 1,3 млн руб. Платеж был совершен 18 апреля 2014 года. Первая инстанция решила, что оспариваемая сделка имела место за пределами срока подозрительности. 

Суд посчитал, что настоящее дело о несостоятельности возбуждено 14 января 2016 года, поэтому ФНС он отказал. Другого мнения оказалась апелляция, которая удовлетворила заявление уполномоченного органа, решив, что считать срок подозрительности нужно исходя из первого дела от 2014 года. Суд применил последствия недействительности сделки, взыскав с «Самори-Трейд» в конкурсную массу 1,3 млн руб.

Кассация согласилась с позицией первой инстанции, что считать нужно с января 2016-го. А значит, оспариваемая сделка совершена за сроками подозрительности. Решения апелляции суд отменил, а определение АС Московской области оставил в силе.

Тогда ФНС пожаловалось в ВС. Дело рассмотрела тройка судей под председательством Дениса Капкаева. ВС указал, что, по общему правилу, период подозрительности исчисляется с даты принятия судом заявления о несостоятельности. Согласно п. 7 постановления Пленума ВАС от 22 июня 2012 года № 35, это дата принятия судом первого заявления независимо от того, какое потом признано обоснованным. 

Передача ранее возбужденного дела о банкротстве по подсудности на исчисление периода подозрительности не влияет, решил ВС.

То есть первая инстанция и кассация ошибочно считали этот срок с передачи дела в АС Московской области. ВС отменил акты трех инстанций, а спор вернул в АС Московской области.

Оценить стоимость векселей

2 февраля 2017-го банк «Енисей» заключил с обществом «Випстайл» договор уступки требований к 290 физлицам на 312 млн руб., с «Ювестом» к 138 клиентам кредитной организации на 264 млн. руб. и с «Центрумом» к 143 людям на 188 млн руб. Примерно в то же время (30 декабря и 2 февраля) банк заключил ряд договоров с обществом «Триумф»: девять – уступки требований и шесть – купли-продажи закладных. Все сделки с четырьмя компаниями потянули в общей сложности на 1 млрд руб. Покупателей нашел агент, общество «Строймаг». Он принял на себя обязательство отвечать перед банком за то, что все общества заплатят цену по договорам. В итоге «Строймаг» расплатился за покупателей векселями, выданными «Пятовским карьероуправлением». В последующем кредитная организация поменяла их на векселя иностранных компаний. 

Уже 9 февраля ЦБ отозвал у банка лицензию, а еще через два месяца «Енисей» признали банкротом, полномочия конкурсного управляющего возложили на госкорпорацию «Агентство по страхованию вкладов». АСВ попыталось оспорить сделки рухнувшего банка по продаже долгов и закладных. Агентство решило, что они были невыгодны кредитной организации и взамен она получила неравноценное представление.

ВС заставил оценить стоимость векселей

АСВ предоставило отчет об оценке стоимости векселей. Документ подтверждал, что их рыночная цена значительно ниже той, что указана в договоре. Но суды решили, что эта сумма не важна, ведь «Пятовское карьероуправление» исполнило свои обязательства по векселям перед третьими лицами. Об этом рассказало само общество. А бывший руководитель «Енисея» подтвердил, что векселя получил и обменял на ценные бумаги иностранных компаний. Три инстанции не стали признавать сделки недействительными.

Тогда АСВ обратилось в Верховный суд. ВС решил, что вывод об исполнении вексельных обязательств не подкреплен документами. Об этом нижестоящие инстанции узнали только со слов руководства предприятия. Само же карьероуправление не раскрыло сделки (операции), которыми оно прекращало вексельные обязательства, хотя суды его об этом просили. ВС решил, что нижестоящие инстанции не установили, получил в итоге «Енисей» равнозначное встречное предоставление за ценные бумаги или нет. Именно это подтверждало бы, что вреда конкурсной массе нет. В итоге ВС отменил акты нижестоящих инстанций и направил спор на новое рассмотрение (дело № А33-4262/2017).