ПРАВО.ru
Must-read
26 марта 2021, 9:10

«Закон Сына Сэма»: как ограничивают право преступников на известность

«Закон Сына Сэма»: как ограничивают право преступников на известность
«Скопинский маньяк» Виктор Мохов вышел на свободу и сразу начал раздавать интервью, в которых чуть ли не анонсировал новые преступления. Кроме того, появлялась информация о том, что ему предлагали большие деньги за участие в ток-шоу на федеральных телеканалах. Глава Союза журналистов России предложил законодательно ограничить известность преступников, запретив им публично рассказывать о своих преступлениях. Похожий закон приняли в 1977 году в Нью-Йорке – под его действие попали два оскароносных фильма, убийца Джона Леннона и журналист The Wall Street Journal. Рассказываем историю «закона сына Сэма» – от его принятия до отмены в Верховном суде.

В начале нулевых Виктор Мохов, известный как «скопинский маньяк», построил настоящий бункер во дворе своего дома под гаражом. По образованию Мохов был горняком, поэтому смог умело построить сооружение так, чтобы его было очень сложно обнаружить постороннему человеку. Вместе со своей подругой Еленой Бадукиной он похитил 14-летнюю школьницу Катю Мамонтову и 17-летнюю учащуюся рязанского ПТУ Лену Самохину. На протяжении почти четырех лет Мохов насиловал девушек, но им все же удалось передать записку на волю, и вскоре после этого, в мае 2004 года, их освободили. За это время Самохина успела родить Мохову двух детей, а вскоре после освобождения у нее случился выкидыш.

История одного заточения: что ждет «скопинского маньяка» на свободе

Скопинский городской суд Рязанской области приговорил Виктора Мохова к 17 годам лишения свободы в колонии строгого режима. Срок заключения подошел к концу в марте 2021 года, и 70-летний Мохов вышел на свободу. Администрация колонии, в которой маньяк отбывал наказание, указала, что заключенный «не встал на путь исправления».

В отношении Мохова установили административный надзор на шесть лет по месту жительства. Ему запретили посещать массовые мероприятия, гулять по ночам и без разрешения выезжать за пределы Скопинского района. Освобожденному нужно дважды в месяц отмечаться в полиции. В эффективности таких мер мы разбирались вместе с юристами в материале «История одного заточения: что ждет «скопинского маньяка» на свободе».

Популярный маньяк

Сразу после освобождения Мохов заполнил собой информационное пространство. Сначала сообщалось, что вместо Скопина Мохов поедет в Рязань, чтобы принять участие в одном из ток-шоу на федеральном канале. Называлась даже сумма вознаграждения, которое Мохов должен был получить, – от 2,8 до 3 млн руб. 

Участником телешоу Мохов так и не стал, зато успел дать несколько больших интервью, например, телеграм-каналу «112» и Ксении Собчак. В последнем Мохов показал, что не раскаивается в содеянном: «Ну, оступился немножко, с кем не бывает?» А еще вспомнил про детей, заявив, что Елена Самохина «после плена больше не становилась матерью»: «От меня родила и больше не рожает. Надо опять мне заняться ею».

Интервью Собчак вызвало негативную реакцию в интернете. Общественность решила, что слова Мохова можно расценить как «анонс» нового преступления. Александр Бастрыкин, глава Следственного комитета, организовал процессуальную проверку слов «скопинского маньяка».

А глава Союза журналистов России Владимир Соловьев предложил на законодательном уровне ограничить «представителям преступного мира» право «популяризировать свою деятельность» и рассказывать о своих преступлениях на страницах газет и с экранов телевизоров.

Соловьев сослался на американский опыт, где такой ограничительный закон существует в некоторых штатах.

Сын Сэма

В 70-х годах прошлого столетия на улицах Нью-Йорка орудовал серийный убийца Дэвид Берковиц, также известный как «Сын Сэма». За несколько лет он совершил ряд нападений, в результате которых убил из своего револьвера шестерых девушек, а еще семь получили тяжелые ранения. Как и «скопинский маньяк», Берковиц совершал свои преступления на почве сексуальных комплексов: у него, как и у Мохова, были проблемы в отношениях с противоположным полом.

После ареста Берковица в 1977 году его имя не сходило с передовиц газет. Общественность стала опасаться, что Берковиц может монетизировать известность, например, продать свою историю писателю или режиссеру. На этом фоне Законодательное собрание штата Нью-Йорк в том же году приняло New York Executive Law Section 632, который получил в народе название «закон сына Сэма».

Законы и шляпки: история первой женщины-юриста Австралии

Цель закона заключалась в том, чтобы не допустить получение прибыли от коммерческого использования преступлений путем заключения контрактов на производство книг, фильмов, публикации статей в газетах и участие в телешоу, в которых воспроизводились бы совершенные преступления или в которых выражены «мысли, чувства, мнения или эмоции человека» о преступлении. При этом в некоторых случаях действие «закона сына Сэма» могло распространяться не только на самих преступников, но и на их родственников и даже соседей.

Закон требовал удерживать любую прибыль, полученную преступником, и передавать ее жертвам по итогам рассмотрения гражданского иска. Если в течение пяти лет жертва не заявляла иск, деньги возвращались преступнику.

Позднее аналогичные законы приняло большинство штатов США, за исключением одного – Нью-Гемпшира.

«Оскар» и Джон Леннон

За последующие 14 лет только десять дел было рассмотрено в Совете по жертвам преступлений штата Нью-Йорк в соответствии с законом 632. И дела самого «Сына Сэма» среди них не было: тот с самого начала заявлял, что не собирается продавать свою историю.

За 14 лет Совет взыскал с преступников всего $134 000.

Но среди рассмотренных дел были и довольно громкие: как писал в 1991 году New York Times, лишь в трех случаях закон применяли в отношении «относительно неизвестных» преступников.

Так, в конце 80-х годов Совет запретил получать доходы Джеку Генри Эбботу. Он большую часть своей жизни провел в тюрьме и прославился книгой «Во чреве зверя» (ориг. In the Belly of the Beast), в которой критиковал американскую пенитенциарную систему. Накануне публикации этой книги в 1981 году Эббот убил Ричарда Адана, молодого нью-йоркского актера, который тогда подрабатывал официантом в ресторане. Вскоре Эббот вновь отправился в тюрьму, где написал книгу «Мое возвращение» (ориг. My Return), в которой рассказал историю убийства Адана. Вдова погибшего заявила к убийце и отсудила $7,5 млн, но получила по «закону сына Сэма» лишь аванс, полученный Эбботом за написание книги, – $12 500.

А в деле Марка Дэвида Чепмена, убийцы музыканта The Beatles Джонна Леннона, Совет арестовал $8,626, которые преступник получил за публикацию статьи в журнале.

Загуглить убийцу: как геолокация помогает расследовать преступления

Роберт Фостер Уайненс никого не убивал – его, штатного колумниста The Wall Street Journal, обвинили в инсайдерской торговле. Уайненс написал об этом книгу «Секреты трейдинга» (ориг. Trading Secrets), доходы от которой, чуть более $20 000, заморозил Совет штата. Правда, никто так и не предъявил журналисту иск, и он получил свои деньги обратно.

Не был убийцей и Джон Войтович. Он грабил банки, и его история легла в основу фильма «Собачий полдень» (ориг. Dog Day Afternoon) c Аль Пачино в главной роли. Этот фильм получил «Оскар» за лучший оригинальный сценарий. Совет взыскал в пользу потерпевших чуть более $75 000, большую часть из которых получили потерпевшие.

Еще один яркий «кейс» применения закона случился в деле педагога Джин Харрис, которая в 1981 году убила своего любовника, известного кардиолога и диетолога Германа Тарноуэра. Отбывая наказание в тюрьме, Харрис написала свою автобиографию. В 1991 году суд штата поддержал применение «закона сына Сэма» в деле убийцы, несмотря на возражения благотворительной организации, которая указывала, что Харрис пообещала передать ей все доходы, полученные от книги.

Защита свободы слова

В деле Джин Харрис судьи пришли к выводу, что закон не препятствует праву преступника говорить или писать о преступлениях, а лишь защищает «фундаментальный принцип справедливости, согласно которому преступникам не должно быть позволено извлекать выгоду из своих правонарушений». При этом адвокат Харрис настаивал, что закон ограничивает свободу слова, потому что запрещает получать доход от творчества. Судьи этот довод отвергли, потому что «преступление не может быть отделено от книги о нем».

Но именно ограничение свободы слова стало причиной признания «закона сына Сэма» незаконным в декабре 1991 года. Тогда крупное американское издательство Simon & Schuster дошло до Верховного суда США, оспаривая «заморозку» доходов от книги Николаса Пиллеги «Славные парни» (ориг. Wiseguy: Life in a Mafia Family), написанной по мотивам истории информатора мафии Генри Хилла.

Книга пользовалась успехом в Штатах, а режиссер Мартин Скорсезе снял по ней фильм «Славные парни» (Goodfellas) c Робертом Де Ниро и Джо Пеши в главных ролях.

Важный нюанс: Генри Хилл не был осужден за свои преступления, а вместо этого пошел на сделку с ФБР и стал их информатором, его включили в программу защиты свидетелей.

Судьи единогласно признали «закон сына Сэма» неконституционным. Он нарушал Первую поправку, которая защищает свободу слова. По мнению суда, закон был «чрезмерно инклюзивным», потому что он применялся к любой работе, которая выражала мысли или воспоминания автора о преступлении, независимо от того, был ли автор обвинен или осужден.

Современные законы

Современная версия «закона сына Сэма» была принята в Нью-Йорке в 2011 году. Теперь закон требует, чтобы жертвы преступлений получали уведомление всякий раз, когда осужденный получает $10 000 и более – и не только от публикаций, но и от другой деятельности. Кроме того, этот закон позволяет государству в некоторых случаях действовать от лица жертв преступлений.

Сейчас свои версии «закона сына Сэма» действуют в 45 штатах США. В 11 из них: Калифорнии, Иллинойсе, Юте, Мэриленде, Неваде, Нью-Джерси, Пенсильвании, Теннеси, Техасе и Род-Айленде – первоначальные версии закона были отменены по причинам, схожим с отменой нью-йоркского закона. В разные годы эти штаты обновили свои законы. Еще в 34 штатах законы действуют в первоначальном виде, а Луизина, Массачусетс, Миссури и Южная Каролина после отмены первого закона новую версию принимать не стали.

Помимо этого, существует и федеральный закон, который предусматривает право генерального прокурора обращаться с иском о взыскании доходов, полученных преступником, в пользу государства. Жертва преступления может в течение пяти лет обратиться с иском, чтобы получить эти деньги. В противном случае все средства направляются в Фонд жертв преступлений.

Мы в Telegram

Новости судебной системы, свежая практика, резонансные кейсы, инсайды и подробности.

Подписаться