ПРАВО.ru
Практика
28 апреля 2021, 9:38

Устные ходатайства и почтовые расходы: практика АС Московского округа

Устные ходатайства и почтовые расходы: практика АС Московского округа
Участник решил выйти из общества, пока находился в СИЗО. Да не просто выйти, а еще и умудрился удостоверить свое заявление у нотариуса. Арбитражный суд Московского округа усомнился в том, что такое возможно. В другом деле столичная кассация напомнила, что заявление о снижении неустойки можно заявить хоть письменно, хоть устно, и суд все равно должен будет его рассмотреть. А еще окружной суд в марте отказался считать судебными расходами деньги, потраченные истцом на отправление претензии.

Документы нужно передать вовремя

Руководитель обанкротившейся компании должен передать всю бухгалтерскую документацию конкурсному управляющему, чтобы ему было легче найти имущество, которое можно продать с торгов. И сделать это нужно вовремя.

В деле о банкротстве общества «Марнис» конкурсный управляющий попросил привлечь директора Товмаса Бабаяна к субсидиарке за непередачу документов (№ А40-133655/2019). Но суды отказались сделать это: Бабаян успел частично передать бумаги незадолго до рассмотрения спора в первой инстанции. АСГМ и 9-й ААС решили, что это освобождает его от ответственности. А кроме того, управляющий не доказал, что документы помогли бы найти ему какое-либо имущество должника.

Арбитражный суд Московского округа с нижестоящими инстанциями не согласился. Окружной суд признал нарушение со стороны Бабаяна, ведь тот больше года «прятал» документы и отдал их управляющему только когда над ним нависла угроза субсидиарки. Это ненадлежащее исполнение законной обязанности, решил суд. Поэтому спор вернули на новое рассмотрение.

Вопрос о передаче документов поднимался и в деле № А40-173234/2017 о банкротстве ООО «Промфинанс». Директор вручила копии бумаг временному управляющему, а оригиналы конкурсному не отдала. Но суды отказались привлечь ее к ответственности, решив, что она исполнила свою обязанность. Окружной суд установил, что исполнила она ее ненадлежащим образом, поскольку конкурсный не получил оригиналы документов.

Устное заявление

Верховный суд неоднократно указывал, что заявление о снижении неустойки по правилам ст. 333 Гражданского кодекса нельзя оставить без рассмотрения. Чаще всего стороны заявляют соответствующее ходатайство в письменном виде. Но можно и в устном, и суд все равно должен будет его рассмотреть, решил Арбитражный суд Московского округа.

Суд «одним днем» и отдельный иск к банкроту: практика АС Московского округа

В деле № А40-277686/2019 юрист ответчика, общества «Егоршинский радиозавод», в судебном заседании АСГМ устно попросил снизить неустойку по 333-й статье ГК. Но судья Марина Огородникова не стала его рассматривать и в своем решении по делу никак не отразила, что такое заявление имело место. Апелляция подтвердила, что о снижении неустойки ответчик не просил, и отклонила жалобу.

Окружной суд изучил аудиопротокол заседания первой инстанции, услышал заявление представителя ответчика о снижении неустойки и отменил решения нижестоящих инстанций. «Заявление о применении положений ст. 333 ГК может быть сделано в любой форме», – подчеркнул кассационный суд. Дело вернули на новое рассмотрение.

Расходы на претензию

Прежде чем подать иск в арбитражный суд, заявитель должен соблюсти досудебный порядок и направить ответчику претензию. В одном из мартовских дел АС Московского округа разбирался, можно ли потом получить с ответчика убытки за направление досудебки.

РООИ «Отрада» отсудила с общества «Север Авто С» 300 000 руб. неустойки за просрочку возврата денег (дело № А40-8/2020). Окружной суд подтвердил это решение. Вместе с тем заявитель попросил взыскать в его пользу 217 руб. и 24 коп., потраченные на отправление претензии и искового заявления ответчику по почте.

Кассация напомнила, что направление искового заявления и претензии является обязанностью истца. Поэтому взыскать с ответчика расходы на отправку письма с этими документами нельзя, решили судьи, и отказались присудить эти расходы «Отраде».

Юрист как доказательство связи

Связь двух сторон по сделке может стать поводом для того, чтобы суд признал ее недействительной в рамках банкротства одного из контрагентов. При этом ВС еще в 2016 году подчеркивал, что аффилированность может быть не только юридической, но и фактической.

Верховный суд выпустил первый Обзор практики за 2021 год

Именно на фактической аффилированности настаивала управляющая «Грандпроекта» Алена Хриптукова в деле № А40-42449/2014. Она оспаривала цепочку сделок, по которой недвижимость перешла от общества к Алле Мартынюк. В качестве доказательства связи сторон Хриптукова указала на юриста, который представляет интересы Мартынюк в банкротном деле. Из документов «Грандпроекта» управляющая узнала, что тот же юрист оказывал услуги и обществу до его банкротства. Это было семь лет назад. Суды к этому аргументу прислушались и признали цепочку сделок недействительной.

Арбитражный суд Московского округа с этим не согласился. «Обращение спустя семь лет к тому же юристу двух сторон достоверно не может свидетельствовать о том, что Мартынюк является аффилированным по отношению к должнику лицом, то есть лицом, способным оказывать влияние на деятельность должника», – указал суд в своем постановлении и вернул спор на новое рассмотрение в АСГМ.

Нотариальная последовательность

Участники общества ООО «Сибирская карандашная фабрика г. Томск» оспорили договор, который заключил директор Александр Осташков. Он подписал соглашение о передаче доли в другом обществе, принадлежащей фабрике, Андрею Ларину. В обоснование иска участники заявили, что сделку заключили уже после того, как полномочия директора прекратились.

Осташков попробовал отбиться от иска. Он подчеркнул, что в ЕГРЮЛ отсутствовала информация о прекращении его полномочий на момент совершения сделки. Кроме того, решение об увольнении с поста директора удостоверили в нотариальном порядке. 

Но суды поддержали истцов в этом споре (дело № А40-299379/2019). Они выяснили, что решение об избрании Осташкова директором в свое время тоже не удостоверялось нотариусом. А раз так, то он не вправе ссылаться на недействительность решения о прекращении полномочий по этим основаниям. Арбитражный суд Московского округа с этим согласился.

Вышла за партнера

Антон Писемский и Анна Кондратюк были участниками «Альфа Технологии» с долями по 50%. А 11 сентября 2018 года Писемский вышел из общества на основании соответствующего нотариального заявления. Его доля перешла к Кондратюк.

Развод и раздел доли в обществе: когда нужно согласие бизнес-партнеров

Но Писемский узнал об этом лишь спустя некоторое время и обратился в суд с иском, потребовав свою долю назад (дело № А40-291954/2019). Он заявил, что никакого нотариального заявления о выходе из общества не подписывал, при принятии решения не присутствовал и вообще не имел такой возможности: 11 августа Мещанский районный суд отправил его в СИЗО.

Нотариус, который якобы удостоверил выход, отказался подтвердить, что делал это. Но АСГМ решил, что в таком случае нужно было оспорить подлинность подписи нотариуса в суде. 9-й ААС с этим согласился.

Арбитражный суд Московского округа не согласился с нижестоящими инстанциями. Писемский предоставил доказательства того, что в дни, когда Кондратюк рассмотрела заявление о его выходе, он находился в изоляторе. Поэтому судам надо было исследовать доказательства в совокупности, а не ограничиваться проверкой одного лишь заявления. Окружной суд вернул спор на пересмотр, чтобы суды могли повторно изучить все доказательства и принять правильное решение по делу.

Мы в Telegram

Новости судебной системы, свежая практика, резонансные кейсы, инсайды и подробности.

Подписаться