ПРАВО.ru
Практика
19 июля 2021, 10:41

Ликвидационная стоимость привилегированных акций: кто и как ее определяет

Ликвидационная стоимость привилегированных акций: кто и как ее определяет
Два года назад Верховный суд в деле «Ангиолайна» разъяснил, что владельцы привилегированных акций могут голосовать при определении их ликвидационной стоимости. А та, в свою очередь, должна быть справедливой и экономически обоснованной. Суды до сих пор не могут разрешить этот спор, он вернулся уже на третий круг. На самом деле «привилегированные» акционеры не могут участвовать в определении размера ликвидационной стоимости своих бумаг, уверяет юрист. И объясняет, почему ликвидационная стоимость акций отличается от рыночной. Другой также категорически не согласен с ВС. Ликвидационная стоимость не обязательно должна быть справедливой, считает он.

ВС защитил «привилегированных» акционеров

В мае 2018 года владельцы обыкновенных акций АО «Ангиолайн» изменили его устав. Они единогласно проголосовали за то, чтобы ликвидационная стоимость привилегированных акций компании составила 75 руб. за одну бумагу. 

Владелице привилегированных акций Наталье Лебедевой это не понравилось. Стоимость слишком маленькая, решила она и через АС Новосибирской области потребовала признать решение общего собрания недействительным. Она считала, что в голосовании должны были участвовать не только владельцы обыкновенных бумаг, но и «привилегированные» акционеры. Три инстанции решили, что это решение ОСА не ограничивает права владельцев привилегированных акций, а значит, они не могут участвовать в голосовании. Наоборот, определение ликвидационной стоимости улучшает положение таких акционеров, указали суды (дело № А45-19004/2018). 

Но Верховный суд решил иначе. По его мнению, определение ликвидационной стоимости привилегированных акций в твердой сумме ограничивает  права их владельцев. Ведь если в уставе нет ликвидационной стоимости, «привилегированные» акционеры могут претендовать на такую же ликвидационную стоимость, как и владельцы обычных акций — на потенциально неограниченную. 

ВС обратил внимание на то, что Лебедева представила в материалы дела заключение, по которому одна привилегированная акция АО «Ангиолайн»  стоила больше 1000 руб. Судам нужно было установить «размер справедливой ликвидационной стоимости», подчеркнул ВС. Они ограничились тем, что приравняли ликвидационную стоимость к номинальной. Но ликвидационная стоимость не может быть произвольной и должна иметь экономическое обоснование. Установление экономически необоснованной ликвидационной цены нарушает разумные ожидания инвестора, который покупает привилегированные акции для того, чтобы получить гарантированный и прогнозируемый доход. В обмен на это такой акционер соглашается не участвовать в управлении компанией, указал Верховный суд.

Голоса владельцев привилегированных акций нужно было учитывать при определении кворума собрания. Раз кворума не было, то такое решение ОСА не имеет силы вне зависимости от обжалования в суде, заключил ВС и вернул спор на новое рассмотрение (дело № 304-ЭС19-11056).

Первый обзор Верховного суда за 2020 год: права акционеров и новая «субсидиарка»

Через месяц это решение попало в п. 21 Обзора судебной практики по некоторым вопросам применения законодательства о хозяйственных обществах от 25 декабря 2019 года. Там сказано, что определение ликвидационной стоимости привилегированных акций в уставе общества напрямую затрагивает права их владельцев, потому что определяет объем прав, которые дают такие бумаги. Позднее еще одна позиция из дела № 304-ЭС19-11056 вошла в п. 19 Обзора судебной практики ВС № 1 за 2020 год. Для того чтобы общее собрание смогло установить ликвидационную стоимость привилегированных акций в твердой сумме, которой раньше не было в уставе, нужно получить три четверти голосов владельцев привилегированных акций каждого типа, права по которым ограничиваются, разъяснено в этом пункте. 

Как дело зашло на третий круг

При повторном рассмотрении спора АС Новосибирской области признал оспариваемое решение общего собрания недействительным. Но только из-за отсутствия кворума — в ОСА не участвовали «привилегированные» акционеры.

Ликвидационная стоимость по цене номинальной — это справедливо. Экономическая сущность ликвидационной стоимости в том, что актив, уже не способный давать прибыль, превращается в обязательство по вкладам, разъяснил суд. Стоимость такого актива отличается и от балансовой, и от рыночной. Специалист Лебедевой определил, что цена одной привилегированной акции — 1151 руб. Но это рыночная стоимость, заметила первая инстанция. 

«Определение ликвидационной стоимости привилегированных акций в размере их номинальной стоимости обеспечивает полное возмещение истцу вложенных инвестиций», — решил АС Новосибирской области

Цель извлечения прибыли обеспечивается дивидендами, а ликвидационная стоимость компенсирует вклад инвестора, объяснила первая инстанция. 7-й ААС «засилил» это решение, а вот в  АС Западно-Сибирского округа оно не устояло. Он указал, что нижестоящие инстанции недостаточно полно исследовали обстоятельства. К участию в деле нужно было привлечь всех акционеров и выяснить их мнение, считает кассация. А пока это не сделано, говорить о справедливости и экономической обоснованности ликвидационной стоимости в 75 руб. рано, решил суд округа и направил дело на третий круг. 

Новое право, а не ограничение старого

В этом споре проявились сразу несколько проблем, связанных с распределением имущества при ликвидации акционерного общества.

ВС утверждает, что владельцы привилегированных акций должны голосовать при определении ликвидационной стоимости по их акциям, потому что ее установление ограничивает их права по сравнению с владельцами обыкновенных акций. Но это прямо противоречит п. 1 ст. 23 закона об АО, считает Татьяна Гончарова, адвокат и управляющий партнер юркомпании ЛексПроф ЛексПроф Региональный рейтинг. группа Банкротство (включая споры) 23-26место По количеству юристов Профайл компании .  

Владельцы привилегированных акций получают ликвидационную стоимость дополнительно к сумме, которая положена им наравне с владельцами обыкновенных акций из оставшегося после выплат по первым двум очередям имущества общества. Поэтому любая ликвидационная стоимость увеличивает размер того имущества, которое получают «привилегированные» акционеры по сравнению с тем, что причитается владельцам обыкновенных акций.

Татьяна Гончарова, адвокат и управляющий партнер юркомпании ЛексПроф ЛексПроф Региональный рейтинг. группа Банкротство (включая споры) 23-26место По количеству юристов Профайл компании  

Право на участие в решении об установлении ликвидационной стоимости привилегированной акции обусловлено только случаем ограничения прав владельца таких акций, соглашается Константин Скловский, д.ю.н. и партнер юрфирмы «Авелан». Вместо этого ВС вводит другой критерий — если решение затрагивает интересы владельца привилегированных акций. «Но этого нет в законе. Тем самым закон изменяется вопреки его прямому смыслу!» — подчеркивает Скловский. 

Ликвидационная стоимость — это обязательство по дополнительным выплатам, которое безусловно принимает на себя компания и которое ограничивает права владельцев обыкновенных акций, замечает Гончарова. Поэтому вполне справедливо, что решение о размере ликвидационной стоимости привилегированной акции принимают «обыкновенные» акционеры, считает она. Ведь тем самым они уменьшают размер имущества, на который могут претендовать при ликвидации общества. 

Ликвидационная стоимость даже в размере номинальной цены привилегированной акции позволяет ее владельцу вернуть все то, что он вложил в этот бизнес. У «обыкновенных» акционеров такой возможности нет. 

Путаница вызвана еще и тем, что «привилегированные» акционеры могут голосовать при изменении или установлении ликвидационной стоимости привилегированных акций другого типа, объясняет Гончарова (абз. второй п. 4 ст. 32 закона об АО). «А суды смотрят только на часть нормы: могут голосовать при изменении или установлении ликвидационной стоимости! И упускают из виду, что в законе речь идет о спорных ситуациях между владельцами привилегированных акций разного типа», — говорит она.

Суд не может вмешиваться в дела корпорации

Лебедева просила в мотивировочной части судебного решения определить ликвидационную стоимость одной привилегированной акции АО «Ангиолайн» в размере 0,0001% от рыночной стоимости 100% доли в уставном капитале ООО «Ангиолайн» на последнюю отчетную дату, предшествующую дате принятия решения о ликвидации компании. Но АС Новосибирской области не стал этого делать. По закону об АО определить размер ликвидационной стоимости может только общее собрание акционеров, подчеркивает Гончарова. 

ВС ориентировал суды на установление «справедливой ликвидационной стоимости». В законодательстве нет ни такого понятия, ни критериев определения такой стоимости. Зато в Гражданском кодексе есть принципы недопустимости произвольного вмешательства в частные дела и автономии воли. А значит, акционеры могут установить любую ликвидационную стоимость, даже если она не соответствует рыночной.

В качестве «справедливой ликвидационной стоимости» рыночную стоимость принимать нельзя, подчеркивает Гончарова.

Рыночная стоимость — это цена, существующая на свободном рынке в определенный момент времени. Цена, по которой продавец готов продать, а покупатель купить товар. В отличие от рыночной, ликвидационная стоимость устанавливается в уставе общества, и рыночная конъюнктура на нее не влияет.

Татьяна Гончарова, адвокат и управляющий партнер юркомпании ЛексПроф ЛексПроф Региональный рейтинг. группа Банкротство (включая споры) 23-26место По количеству юристов Профайл компании  

Пределы государственного вмешательства в дела корпораций устанавливал и Конституционный суд. Еще в 2004 году он отмечал, что суды должны защищать права и свободы акционеров, а не проверять экономическую целесообразность решений корпоративных органов. Общее собрание акционеров вправе самостоятельно принимать стратегические экономические решения, уверен КС (постановление № 3-П/2004). Позднее ту же позицию суд подтвердил в определении № 1-О/2017.

С позицией ВС не согласен и Скловский. Один из его аргументов состоит в следующем: закон не предписывает, чтобы решения участников гражданского оборота  — в том числе о ликвидационной цене акции — были справедливыми. «Решение суда, вводящее такое предписание, ограничивает права, предусмотренные законом», — считает юрист.  

Пункт 2 ст. 1 Гражданского кодекса позволяет ограничивать гражданские права только федеральным законом и лишь по тем причинам, которые в этом пункте указаны: в той мере, в какой это необходимо для защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. В данном случае таких причин нет, уверен Скловский.