ПРАВО.ru
Практика
20 июля 2021, 14:10

Конституционный суд дополнил правила досмотра адвокатов в СИЗО

Конституционный суд дополнил правила досмотра адвокатов в СИЗО
Адвокат прошел пропускной пункт в СИЗО, но его повторно досмотрели. Инспектору показалось, что у защитника остался мобильный телефон. Ничего запрещенного в итоге не нашли. Адвокат потребовал составить протокол. Ему отказали со ссылкой на засекреченный приказ. КС разъяснил, что протоколировать досмотр все же нужно. Тем не менее, эксперты сочли, что решение недостаточно строгое, ведь спорная норма дает слишком широкие возможности для досмотра адвокатов.

20 июля Конституционный суд указал, что при дополнительном досмотре в СИЗО адвокат может потребовать составления протокола, даже если ничего запрещенного у него не нашли. Если доступна видеофиксация процесса, то ее нужно провести даже без особого требования. Это следует из постановления Конституционного суда по жалобе адвоката Рамиля Идиятдинова. При этом суд не счел необходимым вносить изменения в регулирующую такие досмотры ст. 34 закона «О содержании под стражей».

Опрошенные Право.ru юристы надеялись на более строгое решение КС по норме, которая открывает очень широкие возможности для досмотра адвокатов в учреждениях уголовно-исполнительной системы (УИС).

История вопроса

В 2019 году Идиятдинов посещал доверителя в СИЗО-3 в городе Бугульме. После проверки металлодетектором он сдал мобильный телефон. Когда адвокат прошел дальше, его остановил инспектор, который заметил в кармане защитника нечто, по форме похожее на телефон. Идиятдинова досмотрели повторно. При этом ни телефона, ни других запрещенных предметов у него не нашли, поэтому протокол досмотра сотрудники СИЗО составлять не стали, несмотря на требования самого адвоката.

Идиятдинов обратился в прокуратуру, а затем в суд, чтобы оспорить действия администрации изолятора. Ему отказали со ссылкой на приказ Минюста об утверждении порядка обысков и досмотров, который позволяет не составлять протокол досмотра, если предметы, запрещенные к проносу, не обнаружены. При этом приказ предназначен только для служебного пользования, поэтому ознакомиться с ним адвокат не мог.

Тогда Идиятдинов отправился в КС. Он просил проверить конституционность ч. 6 ст. 34 ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений», которая позволяет «при наличии достаточных оснований» досматривать тех, кто входит или покидает территории мест содержания под стражей. Заявитель счел, что эта норма неоправданно ограничивает права адвоката, который работает в учреждении уголовно-исполнительной системы.

Позиция КС

При рассмотрении дела представитель Идиятдинова Александр Передрук говорил о том, что сама возможность досмотра вещей и одежды адвоката нарушает адвокатскую тайну и ставит под угрозу право на судебную защиту (репортаж с заседания читайте в материале «Конституционный суд рассмотрел жалобу адвоката на досмотр в СИЗО»). Но КС не стал рассматривать этот вопрос. Судьи отметили, что Идиятдинов не ставил этот вопрос ни в своей жалобе, ни перед нижестоящими судами.

Поэтому КС оценил спорную норму в той степени, в какой она касается возможности досмотра адвоката без составления протокола и фиксации оснований для такого досмотра.

Конституционный суд указал, что стандартный досмотр при входе и выходе в СИЗО не требует составления протокола, поскольку носит добровольный характер. Если лицо не хочет подвергаться такой процедуре, то может не посещать режимный объект. Адвокат также не обладает неприкосновенностью в этом отношении, как неоднократно указывал КС, ведь процедура направлена на соблюдение прав и безопасности всех лиц в учреждении УИС.

С другой стороны, дополнительный досмотр до или после такой стандартной процедуры, если администрация СИЗО заподозрит, что адвокат пронес что-то запрещенное, имеет другую правовую природу, считает КС. Пронос запрещенных предметов на территорию СИЗО может быть административным правонарушением, поэтому адвокат не вправе просто отказаться от досмотра и покинуть территорию объекта – это дало бы чрезмерное пространство для злоупотреблений.

Поскольку такой досмотр фактически носит принудительный, безальтернативный характер, то подвергнутое ему лицо может требовать составления протокола независимо от результатов, указывает КС. Если в месте содержания есть возможность видеофиксации процедуры досмотра, чего можно ожидать, такую запись нужно хранить как минимум в течение срока обжалования даже без требования адвоката. Защитник также вправе потребовать письменной фиксации оснований, процедуры и результатов досмотра, и администрация СИЗО не вправе ему отказать.

В таком понимании ч. 6 ст. 34 закона о содержании под стражей не противоречит Основному закону, постановил Конституционный суд. Другое толкование этой нормы недопустимо.

КС не увидел оснований пересмотреть дело в отношении Идиятдинова, ведь его досмотр не повлек негативных правовых последствий, для которых был бы важен протокол.

Слишком туманная норма

В ст. 34 ФЗ «О содержании под стражей» вызывает вопросы не только проблема протоколов досмотра. Согласно формулировке статьи, досмотру подлежат одежда и вещи – то есть фактически сотрудник СИЗО вправе проверить каждый документ, находящийся при адвокате, говорит адвокат   Q&A Адвокатское бюро «Q&A» Сергей Шулдеев. Он согласен с представителем Идиятдинова, что, по сути, это нарушает адвокатскую тайну.

89% адвокатов по уголовным делам сталкивались с нарушениями

В законе вообще нет конкретных оснований, при которых адвокат может быть подвергнут повторному досмотру, добавляет адвокат бюро ЗКС Адвокатское бюро ZKS Андрей Гривцов. Этот пробел сотрудники ФСИН могут использовать как средство давления на адвоката, поскольку указанные в законе «достаточные основания полагать» можно трактовать, как им удобно.

Такие злоупотребления встречаются нередко. Адвокат Адвокатской палаты Москвы Владимир Китсинг напоминает, как сотрудники СИЗО-2 Нижегородской области требовали от адвоката предоставить в раскрытом виде адвокатское производство, ссылаясь на то, что в досье якобы проносят sim-карты и другие запрещенные предметы. Суд отказал адвокату в административном иске по этому случаю (№ 2а-501/2018).

Неравенство адвокатов и следователей

Китсинг отмечает и другой перекос в действующем законе о содержании под стражей. Он устанавливает обязательный досмотр для всех посетителей учреждений УИС, включая адвокатов, но делает исключение для следователей. На несправедливость этой нормы при рассмотрении жалобы Идиятдинова указывал и его представитель Передрук. Поскольку следователь и адвокат в процессе выступают как конкурирующие стороны, привилегии лишь для одной из них нарушают принцип состязательности.

При конструировании этой нормы законодатель учитывал особый характер тайны предварительного расследования, но забыл об адвокатской тайне, которая не менее важна.

Владимир Китсинг, адвокат АП Москвы

Невозможно разумно объяснить недоверие к адвокатам, прошедшим особый профессиональный отбор, при абсолютном доверии к следователям и дознавателям, полагает Китсинг.

На заседании КС замминистра юстиции Денис Новак также указывал, что иммунитет для следователей введен безосновательно. Ведь они тоже не должны проносить запрещенные предметы на территорию СИЗО.

Без протокола права не отстоять

О протоколах повторного досмотра говорится в приказе Минюста от 20 марта 2015 года № 64-дсп «О порядке проведения обысков и досмотров в исправительных учреждениях УИС и прилегающих к ним территориях, на которых установлены режимные требования». Приказ позволяет не составлять протокол повторного досмотра, если ничего запрещенного не обнаружено. Это документ под грифом «для служебного пользования», то есть сотрудник даже не вправе объяснить, почему он не должен выдать копию протокола досмотра, отмечает Сергей Шулдеев из АБ Q&A Адвокатское бюро «Q&A» . Граждане, которых досматривают, в том числе адвокаты, лишены возможности узнать об установленном порядке для такой процедуры.

То есть мы знаем, как проводить досмотр, но вам не скажем.

Сергей Шулдеев, адвокат АБ Q&A 

Нередко адвокат не может подтвердить сам факт проведения такого досмотра из-за отсутствия протокола, а значит, лишен и возможности оспорить действия администрации, отмечает Гривцов. Но ч. 3 ст. 55 Конституции указывает, что права человека и гражданина могут быть ограничены только федеральным законом, а не приказом министерства, напоминает Китсинг.

Нужны ясные критерии досмотра

Ст. 34 закона «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» стоило бы дополнить списком конкретных оснований для проведения повторных досмотров адвокатов и порядком проведения таких осмотров с учетом требований адвокатской тайны, считает Гривцов. Такие нормы можно было бы установить по аналогии со ст. 27.7 КоАП, добавляет Шулдеев.

Действующие нормы оставляют значительный простор для злоупотреблений в отношении адвокатов, которые посещают доверителей в учреждениях УИС, констатируют эксперты.