ПРАВО.ru
Практика
8 сентября 2021, 9:29

ВС объяснил, какое увольнение нельзя считать добровольным

ВС объяснил, какое увольнение нельзя считать добровольным
Программист не сработался со своим начальством. Во время одного из конфликтов заместитель руководителя даже ударил подчиненного кулаком в голову. Сотрудник в тот же день написал заявление об увольнении, но вскоре передумал и подал в суд иск с требованием восстановить его на работе и взыскать зарплату за все время с момента вынужденного увольнения. Три инстанции не увидели причин восстанавливать программиста на работе и отказали истцу. Верховный суд оценил эту ситуацию иначе.

Работодатели часто практикуют травлю, чтобы избавиться от сотрудников, с которыми не сложились отношения, либо от тех, кто действительно плохо работает, — рассказывает Михаил Герман, партнер, руководитель практики трудового права GRATA International GRATA International Федеральный рейтинг. группа Морское право группа Управление частным капиталом группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Финансовое/Банковское право Профайл компании в России. Это быстрее, чем увольнять по инициативе работодателя с соблюдением всех формальностей. Но о том, что работник сможет зафиксировать такую травлю, начальство обычно не задумывается, замечает эксперт. С такой ситуацией столкнулся и Рустам Сафаров*, который трудился программистом в ООО «Рандеву» с февраля 2018 года. Спустя полтора года, 13 августа 2019-го, непосредственный начальник сказал ему, что они не сработались и предложил уволиться по собственному желанию. 

Уйти нельзя остаться 

Сафаров увольняться не захотел. Тогда, по словам работника, его начали «выживать»: руководитель отключил у сотрудника учетную запись, обязал пройти внеочередную аттестацию, лишил премии, а потом якобы даже перестал платить зарплату. Сафаров пытался решить конфликт и 19 августа 2019 года письменно попросил генерального директора разобраться в нарушении его трудовых прав и уволить по соглашению сторон с выплатой денежной компенсации.

Генеральный директор не нашел нарушений трудовых прав Сафарова, о чем сообщил ему в ответе на претензию. 

Тем временем конфликт дошел до драки: 25 сентября 2019 года в рабочее время заместитель начальника ударил Сафарова кулаком в голову. Работник зафиксировал побои в травмпункте, оставил два заявления: об увольнении по собственному желанию в связи с нарушением со стороны руководства трудовых прав и о расследовании травмы на производстве. После чего программист сразу ушел на больничный. 9 октября 2019 года Сафарова уволили по собственному желанию. 

«Добровольный» уход

Спустя пару недель Сафаров посчитал, что поторопился с увольнением и обратился в суд. Он просил признать приказ о расторжении трудового договора от 8 октября 2019 года незаконным, выплатить зарплату и компенсацию морального вреда, изменить дату увольнения. 

В судебном заседании работник пытался доказать, что написал заявление в состоянии аффекта. Но все руководители Сафарова сказали, что его никто не заставлял увольняться. Довод об отключении учетной записи свидетели опровергли, а из представленных в суд расчетных листков суд усмотрел, что и зарплату и премию ему платили вовремя. 

Еще представитель ответчика отметил, что работник написал заявление об увольнении 25 сентября 2019 года, а уволить его просил с 9 октября 2019 года. За эти две недели он мог отозвать заявление, но не сделал этого. 

С позицией ответчика согласился Савеловский районный суд г. Москвы. Он посчитал, что работник решил уволиться добровольно и оснований восстанавливать Сафарова на работе нет (дело № 2-949/2020). Это решение оставили без изменений Московский городской суд и Второй кассационный суд общей юрисдикции

ВС: суды не учли доводы работника

За работника вступился Верховный суд. Коллегия по гражданским делам ВС обратила внимание на то, что работник написал заявление об увольнении в день конфликта с дракой. А формулировка документа «Прошу уволить меня по собственному желанию в связи с нарушением со стороны руководства моих трудовых прав», по мнению ВС, не похожа на добровольное и осознанное волеизъявление. 

С учетом предшествующего обращения работника генеральный директор должен был выяснить причины подачи заявления об увольнении, подчеркнули судьи ВС. А нижестоящим инстанциям следовало проверить все доводы истца о физическом и психологическом принуждении к увольнению, а еще о том, что он хотел продолжать работу в этой организации, уверен ВС. Кроме того, судам нужно было учесть обстоятельства, предшествующие написанию заявления об увольнении и узнать его мотивы, добавил ВС (дело № 5-КГПР20-165-К2).  

«Тройка» судей под председательством Людмилы Пчелинцевой отменила все решения нижестоящих инстанций по этому делу и направила дело на пересмотр обратно в первую инстанцию.  

«Суды отмахнулись от работника»

«Сложность подобных дел в том, что работник должен доказать принуждение к увольнению», — объясняет адвокат Кристина Тимошенко, партнер АБ Андрей Городисский и партнеры Андрей Городисский и партнеры Федеральный рейтинг. группа Интеллектуальная собственность (включая споры) группа Трудовое и миграционное право (включая споры) группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры - high market) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения Профайл компании . Если кроме слов есть доказательства, то восстановиться на работе будет проще, подчеркивает она. По ее словам, подойдут письменные претензии работника к работодателю, аудио- и видеозаписи, переписка с руководством, показания свидетелей, указание в самом заявлении об увольнении, что оно не добровольное. В практике встречался даже случай, когда суд назначил экспертизу рукописного текста заявления об увольнении на предмет того, написано ли оно в состоянии сильного психологического стресса или аффекта, вспоминает адвокат. 

Нижестоящие суды отмахнулись от работника. Но и к истцу есть вопрос: почему он не отозвал заявление в течение двух недель? Ведь за это время можно было прийти в себя. 

Анна Устюшенко, партнер и руководитель практики трудового права ЮФ INTELLECT (ИНТЕЛЛЕКТ) INTELLECT (ИНТЕЛЛЕКТ) Федеральный рейтинг. группа Цифровая экономика группа Интеллектуальная собственность (включая споры) группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) 13место По количеству юристов 25место По выручке на юриста (более 30 юристов) 36место По выручке Профайл компании

Формулировку «…в связи с нарушением моих трудовых прав» суды должны толковать как отсутствие добровольности увольнения, продолжает разбор этого дела Екатерина Беляева, юрист Forte Tax & Law Forte Tax & Law Региональный рейтинг. группа Налоговое консультирование и споры группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование группа Корпоративное право/Слияния и поглощения группа Трудовое и миграционное право (включая споры) 19место По выручке . Для снижения рисков для себя работодатель должен обращать внимание на такие формулировки, предупреждает она. В заявлении не должно быть дополнений, например, «в связи с нарушением моих трудовых прав», «в связи с невыплатой заработной платы», «в связи с непредоставлением средств индивидуальной защиты».

* Имя и фамилия участника спора изменены редакцией.

Автор: Ольга Макеева