ПРАВО.ru
Практика
30 мая 2022, 22:42

КС разрешил адвокатам проносить телефоны в отделения полиции

КС разрешил адвокатам проносить телефоны в отделения полиции
Адвокату трижды не удалось пройти в здание ГУ МВД по Саратовской области, где проводили следственные действия с его доверителем. Полицейские расценили его телефон как средство аудио- и видеофиксации, а их закрытая инструкция запрещает проносить такие устройства на режимные объекты. КС напомнил, что ограничивать права адвокатов на оказание юридической помощи доверителям может только федеральный закон.

Конституционный суд разъяснил, что закон не запрещает адвокатам проходить в отделения полиции с телефонами. Это следует из Постановления КС от 26.05.2022 № 21-П по жалобе адвоката Ивана Фролова. Адвокаты в беседе с Право.ru одобрили этот подход и указали, что, даже если адвокаты используют телефон для аудиозаписи происходящего, это только поможет правоохранителям держать себя в рамках.

История вопроса

Фролова трижды не пропустили в здание Главного управления МВД по Саратовской области, где шли следственные действия с его доверителями, с октября 2019-го по февраль 2020 года. Причиной стало то, что у адвоката при себе был мобильный телефон — с точки зрения полицейских, «техническое средство связи с возможностями аудио- и видеофиксации, а также выхода в интернет».

Внутренняя инструкция с грифом «для служебного пользования» запрещает проносить технические средства с функциями записи изображения и звука на режимные объекты ГУ МВД по Саратовской области. 

Фролов пожаловался на недопуск в Кировский районный суд Саратова, но суд признал действия полицейских и содержание служебной инструкции законными. Саратовский областной суд отменил это решение и удовлетворил иск адвоката. По мнению апелляции, такой запрет нельзя ввести на уровне утвержденной ведомственным приказом инструкции, которая даже не опубликована для всеобщего сведения. Но Первый кассационный суд общей юрисдикции отменил акт нижестоящей инстанции и подтвердил отказ в иске.

Тогда Фролов обратился в КС. Он просил проверить конституционность п. 25 ч. 1 ст. 13 закона «О полиции», на который ссылались суды при рассмотрении его иска. Эта норма обязывает полицейских обеспечивать безопасность зданий территориальных органов власти в сфере внутренних дел и принимать меры по пресечению угроз этой безопасности. По мнению Фролова, в истолковании, данном ей судами, она ограничивает права адвокатов и их доверителей.

Позиция КС

Право на получение квалифицированной юридической помощи гарантированно Основным законом. Само по себе использование адвокатом технических средств не относится к сути его деятельности, то есть оказанию юридической помощи, полагает Конституционный суд. Поэтому невозможность использовать телефон, например для копирования материалов уголовного дела, не может расцениваться как ограничение права адвоката на ознакомление с материалами дела. Соответственно, запрет адвокатам входить в здания МВД с мобильными телефонами не выступает непреодолимым препятствием для выполнения ими своих прямых обязанностей.

В то же время таких запретов в законе «О полиции» напрямую не содержится, подчеркивает КС. Поэтому оспариваемая норма не может быть основанием для недопуска адвоката в здание МВД. А такой запрет неизбежно ограничивает предусмотренные законом «Об адвокатской деятельности и адвокатуре» и Уголовно-процессуальным кодексом возможности адвоката пользоваться техническими средствами для фиксации информации. Поэтому вводить его можно только другим федеральными законами.

Должностные лица все еще вправе определять возможность использования функций телефона для фото- и видеосъемки при производстве предварительного расследования, уточнил КС.

В правильном толковании спорная норма не противоречит Основному закону. Придание ей другого смысла означало бы произвольное ограничение конституционного права каждого на получение квалифицированной юридической помощи.

Конституционный суд также предписал пересмотреть вынесенные по иску адвоката Фролова решения.

Подтверждение очевидных прав адвокатов

Конституционный суд наконец прямо указал, что у адвоката есть право на фиксацию материалов дела или хода процессуального или следственного действия, подчеркивает управляющий партнер АБ «Адвокаты: Голенев и партнеры» Вячеслав Голенев. Такой подход следует поддержать хоть бы потому, что он подтверждает очевидное — право адвоката защищать своего доверителя.

Сама по себе фиксация должностным лицом факта ведения аудиозаписи адвокатом на работу последнего никак не влияет, полагает Голенев. А сама запись вряд ли может быть расценена как недобросовестное действие со стороны защиты: ведь, к примеру, записки не запрещены, а на работу правоохранителей это никак не влияет. «Наоборот, возможность фиксации адвокатом хода следственного действия будет дисциплинирующе действовать на представителей правоохранительных органов», — отметил Голенев.

Старший партнер Адвокатское бюро «Q&A» Адвокатское бюро «Q&A» Региональный рейтинг. группа Семейное и наследственное право группа Уголовное право группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры - high market) Профайл компании Сергей Токарев никогда не испытывал проблем при попадании в помещение правоохранительного органа, кроме СИЗО, из-за наличия телефона. 

Бывали случаи, что меня просто спрашивали: «Вы ведете аудиозапись?» «Нет, но если нужно, могу включить диктофон». Смеялись, и на этом все заканчивалось.

Сергей Токарев

Более насущной проблемой Токарев считает недопуск адвоката в принципе, например, под предлогом введенного плана «Крепость», необходимости согласовать допуск юриста с начальством и подобного. Главная цель при этом — не дать человеку получить квалифицированную юрпомощь, пока его «колют» полицейские, поясняет Токарев.