Репортаж
18 ноября 2014, 1:28

Уволенный за случайную помощь коррупционеру судья вернул мантию

Уволенный за случайную помощь коррупционеру судья вернул мантию
Фото Право.Ru

Молодой судья получил ходатайство осужденного за взятку чиновника Минобороны, который просил смягчить ему режим и понизить категорию преступления в связи с обновившимся законодательством. Служитель Фемиды нашел возможным встать на сторону заявителя. Когда выяснилось, что дело было ему вообще неподсудно, коррупционер уже вышел по УДО. Судья был уволен, но в Дисциплинарной коллегии Верховного суда, рассказав про "главный позор своей жизни", сумел убедить ее членов в излишней суровости ККС.

Роман Зорин был назначен на пост в Тосненский городской суд Ленинградской области 2 апреля 2012 года, а 24 сентября 2014 года, проработав чуть более двух лет, был лишен статуса местной квалификационной коллегией.

Пожаловался в ККС 30 июля 2014 года глава Ленинградского облсуда Виталий Шевчук. Как указал автор представления, Зориным были допущены грубые нарушения законодательства при рассмотрении ходатайства осужденного Александра Белевитина о приведении приговора в соответствие в связи с изменениями в законе. А случилось вот что: 25 июля 2012 года Московский окружной военный суд признал бывшего начальника Главного военно-медицинского управления Минобороны генерал-майора медицинской службы Белевитина виновным в получении крупной взятки при закупке томографов по завышенной цене (подробнее>>). В результате в рамках заключенных госконтрактов для нужд Минобороны были приобретены два томографа, общей стоимостью свыше 187 млн руб., что повлекло причинение государству ущерба на сумму более 51 млн руб. За это Белевитин и его сообщник и заместитель Алексей Никитин получили от бизнесменов в общей сложности 180 000 евро, что соответствовало на тот момент около 7 млн руб. по курсу Центробанка. Чиновнику было назначено восемь лет строгого режима со штрафом 900 000 руб. и лишением звания за преступления по п. "в" ч. 5 ст. 290 УК (взятка – до 12 лет лишения свободы) и ч. 1 ст. 285 УК (злоупотребление полномочиями – до четырех лет лишения свободы). Никитин, признавший вину, получил штраф в 1,7 млн руб. Приговор был оставлен без изменения кассационным определением военной коллегии Верховного суда от 16 октября 2012 года, то есть вступил в законную силу.

Спустя год Белевитин обратился с ходатайством в Тосненский городской суд (по месту отбывания наказания) о смягчении приговора в соответствие с Федеральным законом № 420-ФЗ от 7 декабря 2011 года, дополнившим статью 15 УК частью 6, предусматривающей возможность изменения категории преступления на менее тяжкую. 2 августа судья Зорин ходатайство удовлетворил и изменил приговор, смягчив категорию преступлений по ст. 290 УК на "тяжкие", а также строгий режим на общий.

Как констатировал Шевчук, и с ним согласилась ККС, решения судов по Белевитину были вынесены уже во время действия вышеназванного закона. Во-вторых, любой пересмотр был возможен лишь в порядке надзора (гл. 48 УПК, действовавшая до вступления в силу с 1 января 2013 года ФЗ от 29 декабря 2010 года № 433-ФЗ), то есть вышестоящим судом.

17 июня 2014 года Президиум облсуда по кассационному представлению прокуратуры отменил постановление Зорина и передал материал на новое рассмотрение, а вскоре его прекратили за неподсудностью. Также Зорину вынесли частное определение. Однако еще в 2013 году Белевитина перевели в колонию-поселение, а 29 января 2014 года выпустили по УДО.

На заседании Шевчук свои доводы поддержал, а зампредседателя Тосненского городского суда Олег Минзар просил наказание смягчить. Но вместо этого ККС уволила Зорина шестью голосами против двух. Соглашаясь с фактической стороной дела, Зорин оспорил его в Дисциплинарную коллегию ВС – наказание, по его мнению, слишком жестоко.

– Считаю, что решение ККС подлежит отмене ввиду того, что взыскание не соответствует тяжести проступка. Ленинградский облсуд отменил мое постановление [по ходатайству Белевитина], и я с этим согласен. Я критически отношусь к допущенному нарушению и проступок осознал, – заявил Зорин сегодня на заседании ДК.

Больше ему по сути было добавить нечего, он лишь отметил, что в своем решении ККС неверно указала год его рождения, а значит, "ошибки какие-никакие, но у всех случаются".

– А в чем по-вашему допущенное нарушение? – поинтересовался глава ДК Сергей Рудаков.

– Принял к производству и рассмотрел ходатайство, не подлежащее рассмотрению судом первой инстанции – Тосненским горсудом, – пояснил заявитель и добавил: – Я так понял, что ККС решила, что мной был совершен какой-то коррупционный проступок, ничего такого не было. Готов подтвердить это на полиграфе. Думаю, что не исчерпаны все возможности для моего исправления и меня можно наказать по-другому.

Также заявитель отмечал, что дело ему распределено председателем, на момент вынесения злополучного решения его стаж был немногим больше года, а работа судьи для него – большая честь.

– Я не испытывал большего позора, как после решения о прекращении полномочий, – сокрушенно признался заявитель.

Впрочем, ни в решении, ни в доводах главы ККС, судьи облсуда Тамары Андреевой, никаких намеков на коррупцию не было.

– Отмечу, что таких дел [по вопросу изменения категории] больше у Зорина не было. Что касается исключительности нарушения, то, на наш взгляд, это как раз та ситуация, когда решения [по Белевитину] было приняты после внесенных изменений в закон, и принятие Зориным самого ходатайства в производство – оно само по себе должно было заставить судью задуматься. Может, обратиться за консультацией в вышестоящую инстанцию? Полагаю, что это просто безответственный подход, – сообщила Андреева.

– О применении какого дисциплинарного взыскания ставился вопрос? – уточнил Рудаков.

– Предупреждения, – пояснила глава ККС.

– Из чего все же исходили? Что за исключительность?

– На наш взгляд, это не профессиональная ошибка, а это отсутствие профессионализма.

– Стаж какой у него был?

– На второе августа около полутора лет [1 год и 4 месяца]. Но ты можешь отработать и 10 лет, но вопрос – как ты рассматриваешь дела. Мы изучали его качество, показатели ниже среднеобластных, несколько частных определений у него было.

– А что с Белевитиным, ведь получается, что решение Зорина отменили? – спросил судья ДК.

– 29 января 2014 года его освободили. Из восьми лет даже двух не отбыл, а что дальше с ним, не знаю, – пояснила Андреева.

Не удалось найти информации о дальнейшей судьбе экс-чиновника и в отрытых источниках. Но, как бы то ни было, Андреева настаивала на законности решения ККС: у Зорина, по ее мнению, "отсутствуют профессиональные качества, позволяющие продолжать работу".

– А претензии по его работе еще есть? – спросил судья ДК.

– Вот недавно был Президиум, где отменили очередное решение Зорина, профессиональный рост оставляет желать лучшего, – прокомментировала глава ККС, но подробнее говорить не стала.

Она дополнила, что стаж Зорина был учтен, как и три "частника" в 2013 году, и отметила, что квалифколлегия расценила проступок, как "отсутствие профессионализма как такового".

– Как проголосовали? – спросил один из членов ДК.

– Шесть против двух, – сообщила Андреева. На заседании, вопреки практике, не стали вскрывать конверт с бюллетенями, видимо изучив их позже в совещательной комнате.

В прениях Зорин просил проявить снисхождение: "Ничего добавить не могу. В случае отмены решения ККС готов доказать трудом, что способен выполнять функции судьи и принять все возможные меры к недопущению подобных нарушений".

В ответ Андреева заявила, что "Зорин исказил саму суть правосудия" и его поступок "подрывает доверие к власти и дискредитирует звание судьи". Она отметила, что решение Зорина в итоге стало основанием для освобождения Белевитина от наказания, и просила оставить решение квалифколлегии в силе.

На вердикт у дисциплинарной коллегии ушло чуть больше часа. Жалобу Зорина удовлетворили. После заседания заявитель отметил, что пока не знает, вернется ли в Тосненский горсуд. Сейчас он работает юрисконсультом сельского поселения в области.